БЫТЬ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БЫТЬ! » Всё о Вере. » Святитель Игнатий Брянчанинов.


Святитель Игнатий Брянчанинов.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ЧАША ХРИСТОВА
Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. Том 1.
http://sa.uploads.ru/t/qTXex.jpg
http://sa.uploads.ru/t/6nOmb.jpg
http://sa.uploads.ru/t/xjGJc.jpg

Просили у Господа два возлюбленные Его ученика престолов славы, — Он даровал им Чашу свою [1].

Чаша Христова — страдания.

Чаша Христова доставляет на земле причастникам своим участие в благодатном царстве Христовом, приготовляет для них на Небе престолы вечной славы.

Все мы безответны пред Чашею Христовою; никто не может жаловаться на нее, отказываться от нее: потому что Заповедавший вкушение ее Сам прежде всех испил ее.

Древо познания добра и зла! убило ты в раю родоначальников наших, обольстив их прелестями чувственного наслаждения и прелестями разума. Христос, Искупитель погибших, принес на землю, к падшим и изгнанникам, Свою спасительную Чашу. Горечью этой Чаши истребляется в сердце преступное, убийственное наслаждение греховное; смирением, обильно из нее точащимся, умерщвляется гордый плотский разум; пьющему ее с верою и терпением возвращается живот вечный, отнятый и отнимаемый у нас вкушением плода запрещенного. Чашу Христову, чашу спасения прииму! [2].

Принимается Чаша, когда христианин переносит скорби земные с смиренномудрием, заимствуемым из Евангелия.

Святой Петр устремился с обнаженным мечем на защиту Богочеловека, окруженного злодеями: но кротчайший Господь Иисус сказал Петру: вонзи нож в ножницу, чашу, юже даде Мне Отец, не имам ли пити ея? [3].

И ты, когда окружат тебя напасти; говори в утешение и укрепление души твоей: чашу, юже даде мне Отец, не имам ли пити ея?

Горька Чаша; при одном взоре на нее теряются все человеческие соображения. Замени соображения верою, и выпей мужественно горькую Чашу: ее подает тебе Отец всеблагий и премудрый.

Не фарисеи, не Каиафа, не Иуда приготовили ее, не Пилат и его воины подают ее! Чашу, юже даде мне Отец, не имам ли пити ея?

Злоумышляют фарисеи, предает Иуда, Пилат повелевает беззаконное убийство, совершают его воины игемона. Все они приготовили себе верную погибель злодеяниями своими; ты не приготовь себе погибели, столько же верной, памятозлобием, желанием и мечтанием мести, негодованием на врагов твоих.

Отец небесный всемогущ, всевидящ: Он видит твои скорби, — и если б находил, что нужно и полезно отвратить от тебя Чашу, то сделал бы это непременно.

Господь, — свидетельствует и Писание и Церковная История,— во многих случаях попускал скорби возлюбленным Своим, и во многих случаях отклонял скорби от возлюбленных Своих, сообразно непостижимым судьбам Своим.

Когда явится пред тобою Чаша, — не гляди на человеков, которые подают ее тебе; возведи взоры твои к Небу и скажи: Чашу, юже даде мне Отец, не имам ли пити ея?

Чашу спасения прииму. Не могу отвергнуть Чаши — залога небесных, вечных благ. Наставляет меня терпению Апостол Христов: многими скорбьми, говорит он, подобает нам внити в царствие Божие [4]. Неужели мне отвергнуть Чашу — средство к достижению, к развитию в себе этого царства! Приму Чашу — дар Божий.

Чаша Христова — дар Божий. Вам даровася, писал великий Павел Филиппийцам, еже о Христе, не токмо еже в Него веровати, но и еже по Нем страдати [5].

Ты принимаешь Чашу, по-видимому, из рук человеческих. Что тебе за дело, праведно ли поступают эти человеки, или беззаконно? Твое дело — поступить праведно, по обязанности последователя Иисусова: с благодарением Богу, с живою верою принять Чашу, и мужественно, до дна выпить ее.

Принимая Чашу из рук человеческих, вспомни, что она — Чаша не только Невинного, но и Всесвятого. Вспомнив это, повтори о себе и о подобных тебе страдальцах-грешниках, слова блаженного и благоразумного грешника, которые он произнес, будучи распят одесную распятого Богочеловека: “мы... достойная по делом наю восприемлева... Помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии си [6].

Потом, обратясь к людям, скажи им (если ж они не в состоянии понять и принять слов твоих, то, не пометая честных жемчужин смирения под нога немогущих оценить их, скажи мыслю и сердцем): “благословенны вы, орудия правды и милости Божией, благословенны от ныне и до века!”

Этим только исполнишь заповедь Евангелия, которая говорит: Любите враги ваши, благословите, кленущия вы [7].

Помолись о них Господу, чтоб за нанесенные тебе оскорбления и обиды было воздано им временными и вечными наградами, чтоб совершенное над тобою было вменено совершавшим, на суде Христовом, в добродетель.

Хотя б сердце твое и не хотело поступать так, принуждай его: потому что одни насилующие свое сердце к исполнение Евангельских заповедей могут наследовать Небо [8].

Если не хочешь так поступать, то не хочешь быть последователем Господа Иисуса Христа. Тщательно вникни в себя, и осмотрись: не нашел ли ты другого учителя, не подчинился ли ему? Учитель ненависти — диавол.

Ужасное преступление — обижать, притеснять ближних; ужаснейшее преступление — убийство. Но кто ненавидит своего гонителя, клеветника, предателя, убийцу, памятозлобствует на них, мстит им, того грех очень близок к их греху. Всуе себе и другим представляется он праведником. Всяк ненавидяй брата своего, человекоубийца есть [9], возвестил возлюбленный ученик Христов.

Живая вера в Христа наставляет принимать Чашу Христову: а Чаша Христова вливает в сердца причастников своих надежду на Христа; надежда на Христа подает сердцу крепость и утешение.

Какая мука, какая адская мука — жаловаться, роптать на предопределенную свыше Чашу!

Грешны пред Богом ропот, нетерпеливость, малодушие, особливо же отчаяние — уродливые чада преступного неверия.

Грешен ропот на ближних, когда они — орудия наших страданий: тем грешнее он, когда Чаша нисходит к нам прямо с Неба, от десницы Божией.

Кто пьет Чашу с благодарением Богу, с благословением ближних: тот достиг в священный покой, в благодатный мир Христов, отселе уже наслаждается в духовном раю Божием.

Ничего не значат сами по себе временные страдания: мы даем им значение нашею привязанностью к земле и всему тленному, нашею холодностью к Христу и вечности.

Ты терпишь горечь и отвратительный вкус лекарственных смешений; терпишь мучительное резание и жжение членов; терпишь продолжительное томление голодом, продолжительное заключение в комнате; терпишь все это для возвращения потерянного здоровья телу, которое, исцелев, опять непременно заболит, непременно умрет и истлеет. Потерпи же горечь Чаши Христовой, доставляющей исцеление и вечное блаженство бессмертной душе твоей.

Если Чаша кажется тебе невыносимою, смертоносною — этим она обличает тебя: называясь Христовым, ты не Христов.

Для истинных последователей Христовых Чаша Христова — чаша радостей. Так святые апостолы, после того, как были биты пред собранием старцев иудейских, идяху, радующеся от лица собора, яко за имя Господа Иисуса сподобишася 6езчестие прияти [10].

Услышал праведный Иов горькие вести. Весть за вестью приходили ударять в его твердое сердце. Последнею из вестей была тягчайшая: сражение всех сынов и всех дщерей его насильственною, внезапною, лютою смертью. От сильной печали растерзал ризы свои праведный Иов, посыпал пеплом главу, — от действия жившей в нем покорной веры пал на землю, поклонился Господу и сказал: наг изыдох от чрева матери моея, наг и отъиду тамо: Господь даде, Господь и отъят. Яко Господеви изволися, тако и бысть: буди имя Господне благословенно во веки! [11].

Вверься в простоты сердца Тому, у Кого и власы главы твоей сочтены: Он знает, какого размеру должна быть подана тебе целительная Чаша.

Смотри часто на Иисуса: Он — пред убийцами Своими как безгласный агнец пред стригущим его; Он предан смерти, как безответное овча на заколение. Не своди с Него очей — и растворятся твои страдания небесною, духовною сладостью; язвами Иисуса исцелятся язвы твоего сердца.

“Остановитесь!” сказал Господь хотевшим защитить Его в саду Гефсиманском, а пришедшему связать Его исцелил отрезанное ухо [12].

Или мнится ти, возразил Господь покусившемуся отвратить от Него Чашу оружием, яко не могу ныне умолити Отца Моего, и представить Ми вящше неже дванадесяте легеона ангел? [13].

Во время напастей не ищи помощи человеческой; не трать драгоценного времени, не истощай сил души твоей на исканию этой бессильной помощи. Ожидай помощи от Бога: по Его мановению, в свое время, придут люди и помогут тебе.

Молчал Господь пред Пилатом и Иродом, не произнес никакого оправдания. И ты подражай этому святому и мудрому молчанию, когда видишь, что судят тебя враги твои с намерением осудить непременно, судят только для того, чтоб личиною суда прикрыть свою злонамеренность.

Предшествуемая ли и предваряемая постепенно скопляющимися тучами, или внезапно, носимая свирепым вихрем, явится пред тобою Чаша, говори о ней Богу “да будет воля Твоя”.

Ты ученик, последователь и слуга Иисуса. Иисус сказал: аще кто Мне служит, Мне да последствует, и идеже есмь Аз, ту и слуга Мой будет. А Иисус провел земную жизнь в страданиях: Он был гоним от рождения до гроба: злоба, от самых пелен Его, уготовляла Ему смерть насильственную. Достигнув цели, она не насытилась: самую память Его она усиливалась искоренить с лица земли.

По стези временных страданий пошли в блаженную вечность вслед за Господом все избранники Его. Невозможно нам, пребывая в плотских наслаждениях, пребывать вместе с тем в состоянии духовном. Потому-то Господь непрестанно преподает возлюбленным Своим Чашу Свою, ею поддерживает в них мертвость для мира и способность жить жизнью Духа. Сказал преподобный Исаак Сирский: "познается человек, о котором особенно печется Бог, по непрестанно посылаемым ему печалям [14]".

Моли Бога, чтоб отклонил от тебя всякую напасть, всякое искушение. Не должно дерзостно бросаться в пучину скорбей: в этом самонадеянность гордая. Но когда скорби придут сами собою, — не убойся их, не подумай, что они пришли случайно, по стечению обстоятельств. Нет, они попущены непостижимым Промыслом Божиим. Полный веры и рождаемых ею мужества и великодушия, плыви бесстрашно среди мрака и воющей бури к тихому пристанищу вечности: тебя невидимо руководит Сам Иисус.

Благочестивым глубоким размышлением изучи молитву Господа, которую Он приносил Отцу в саду Гефсиманском в многотрудные часы, предшествовавшие Его страданиям и крестной смерти. Этою молитвою встречай и побеждай всякую скорбь. Отче Мой, молился Спаситель, аще возможно есть, да мимо идет от Мене Чаша сия: обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты [15].

Молись Богу о удалении от тебя напасти, и вместе отрекайся своей воли, как воли греховной, воли слепой; предавай себя, свою душу и тело, свои обстоятельства и настоящие и будущие, предай близких сердцу ближних твоих воле Божией, всесвятой и премудрой.

Бдите и молитеся, да не внидете в напасть: дух убо бодр, плоть же немощна [16]. Когда окружат скорби, нужно учащать молитвы, чтоб привлечь к себе особенную благодать Божию. Только при помощи особенной благодати можем попирать все временные бедствия.

Получив свыше дар терпения, внимательно бодрствуй над собою, чтоб сохранить, удержать при себе благодать Божию. Не то грех неприметно вкрадется в душу или тело, и отгонит от нас благодать Божию.

Если ж по небрежению и рассеянности впустишь в себя грех, особливо тот, к которому так склонна немощная плоть наша, который оскверняет и тело и душу: то благодать отступит от тебя, оставить тебя одиноким, обнаженным. Тогда скорбь, попущенная для твоего спасения и усовершения, сурово наступит на тебя, сотрет тебя печалью, унынием, отчаянием, как содержащего дар Божий без должного благоговения к дару. Поспеши искренним и решительным покаянием возвратить сердцу чистоту, а чистотою дар терпения: потому что он, как дар Духа Святого, почивает в одних чистых.

Святые мученики воспевали радостную песнь среди печи разженной, ходя по гвоздям, по острию мечей, сидя в котлах кипящей воды или масла. Так и твое сердце, привлекши к себе молитвою благодатное утешение, храня его при себе бдительностью над собою, будет воспевать, среди несчастий и бед лютых, радостную песнь хвалы и благодарения Богу.

Ум, очищенный Чашею Христовою, соделывается зрителем духовных видений: он начинает видеть всеобъемлющий, невидимый для плотских умов промысл Божий, видеть закон тления во всем тленном, видеть близкую воем, необъятную вечность, видеть Бога в великих делах Его — в создании и воссоздании мира. Жизнь земная представляется ему скорооканчивающимся странствованием, события ее — сновидениями, блага ее — кратковременным обольщением очей, кратковременным, пагубным обольщением ума и сердца.

Какой плод временных скорбей, приносимый ими для вечности? Когда святому апостолу Иоанну было показано Небо, один из небожителей спросил его, указывая на бесчисленное собрание светоносных белоризцев, праздновавших пред престолом Божиим свое спасение и блаженство: сии облеченнии в ризы белые, кто суть, и откуду приидоша?—И рех ему, говорит Иоанн Богослов: Господи, ты веси. Тогда сказал Богослову небожитель: сии суть, иже приидоша от скорби великия и испраша ризы своя, и убелиша ризы своя в крови Агнца. Сего ради суть пред престолом Божиим и служат Ему день и нощь в церкви Его: и Седяй на престоле вселится в них. Не взалчут ктому, ниже вжаждут, не имать же пасти на них солнце, ниже всяк зной: яко Агнец, иже посреде престола, упасет я, и наставит их на животные источники вод, и отъимет Бог всяку слезу от очию их [17].

Отчуждение от Бога, вечная мука в аде, вечное общение с диаволами и диаволоподобными людьми, пламень, хлад, мрак геенны — вот что достойно назваться скорбью! Это точно — скорбь великая, ужасная, нестерпимая.

К великой вечной скорби приводят земные наслаждения. От этой скорби предохраняет, спасает Чаша Христова, когда пьющий ее пьет с благодарением Богу, с славословием всеблагого Бога, подающего человеку в горькой Чаше скорбей временных беспредельную, вечную Свою милость.

Отредактировано Татиана (2014-12-01 16:31:22)

2

http://sa.uploads.ru/t/9Z4JC.jpg

Письма. "Умри для человеков". Думаю интересно  и полезно будет и мирским. (Возьму от сюда молитву  в тему о молитве за ближних.)

Письмо 88

^ К брату, занимающемуся умною молитвою

Первое письмо твое от 7 сентября я получил. Уже много было написано в ответ на него в пись­ме моем от 5-го. И потому я положил себе дож­даться ответа и тогда на два твои письма отве­чать вместе — что Бог вложит в мое недостойное сердце, у которого в распоряжении едва пишу­щая от слабости рука. Я постоянно болен и хил, в особенности по зимам, ныне же вдобавок при­нимаю лекарство, которое врачует боли, но ос­лабляет силы. Думал я написать некоторые под­робности о духовном делании, тебе идущем. Останавливаюсь исполнить это до другого време­ни; спешу, получа второе твое письмо, способ­ствовать сколько-нибудь, с Божиею помощию, к восстановлению в тебе нарушенного спокой­ствия душевного. И ты просишь меня поспешить ответом.

^ Иди скоро, сказал Господь Моисею, внимав­шему Его таинственным учениям в уединении на вершине горы Синайской, в уединении мрака, произведенного нисшедшими на гору небесны­ми облаками, сниди отсюду: беззаконноваша бо людие твои, ихже извел ecu из земли Египетс­кой: преступиша с пути скоро, егоже заповедал ecu им: сотвориша себе тельца и поклонишася ему, и пожроша ему (Исх. 32:7—8). Знай, что чело­век, когда находится вне состояния мира, нахо­дится в состоянии неправильном по отношению к закону Христову, в состоянии самообольщения и заблуждения, в кумирослужении.

Смотрю на кипящие в тебе волны — и нет от них никакой печали в моем сердце; они не уст­рашают моего сердца, не приводят его в сомне­ние. Мое сердце спокойно; мало того, оно ощу­щает утешение духовное. От чего бы это было? Мое сердце чувствительно по природе, оно не может быть холодным и равнодушным. Скажу тебе от чего: в нем действует с убедительностью извещение, что к тебе — милость Божия. Вышло такое определение о тебе от горняго Престола Царя царей. Не устрашись бурь, не ослабей от них: они — признак добрый. Тебя скоро осенит помощь Божия; на весы твоего сердца положит­ся тяжеловесное духовное сокровище, от чего противуположная чаша, чаша земных скорбей и утешений, сделается без весу. Поверь моему сер­дцу!.. Не знаю, стоит ли оно доверия, но уверяет так сильно, что я, оставя всякое соображение и умствование, пишу, что внушает мне, велит пи­сать сердце. Вижу пристань духовную, приготов­ленную тебе всеблагим Богом, тебя ожидающую. Но Он, многомилостивый и всепремудрый, попускает тебе сперва потрудиться в волнах, чтоб ты утомился, умучился в борьбе с ними, дал цену пристани. Человек не дает должной цены тому, что достается ему ценою слишком дешевою. Не была ли пристань — рай? И этой пристани чело­век не дал цены, был недоволен ею — захотел большего, несбыточного!..

Получив твое письмо, я прочитал его; спустя несколько часов прочитал еще раз и, когда серд­це мое отделило шум слов и выражений от голо­са души, взял перо, обмакиваю его, больше, ка­жется, в сердце, чем в чернила, — отвечаю тебе. Прости мою нескромность, которую позволяю себе для твоего одобрения: меня объемлет невы­разимое духовное, просветительное утешение, поглощающее в сладости своей мой ум, соделывающее вдохновенным мое сердце. Из среды это­го утешения пишу к тебе!.. И ныне, Израилю, по­слушай оправданий и судов, елика аз учу вас днесь делати, да поживете и умножитеся, и вшедше, наследите землю, юже Господь Бог отец ваших даст вам в наследие, говорил Израилю его зако­нодатель — Боговидец (Втор. 4:1).

Пишет к тебе искушенный волнами многими, бурями многими, многими пропастями и подвод­ными камнями, хотя и доселе неискусный, иску­шаемый скорбями многими с того самого вре­мени, как только себя помнит. Много я страдал! Страдал наиболее из-за своей пламенной крови, из-за своей пламенной любви к ближнему, люб­ви, соединенной, казалось мне, с чистым, полным самоотвержением; из-за расположения к спра­ведливости; чести; из-за своего плотского разума. И теперь должен смотреть и смотреть за своею кровию, без этого она как раз похитит у моего сердца святой мир, отнимет меня из водительства Святого Духа, предаст водительству сатаны.

Знай: Бог управляет миром, у Него нет неправ­ды. Но правда Его отличается от правды челове­ческой. Бог отверг правду человеческую, и она — грех, беззаконие, падение. Бог установил Свою все­святую правду, правду креста — Ею отверзает нам небо. Ему благоугодно, чтоб мы входили в Цар­ство Небесное многими скорбями. Образ испол­нения этой правды Бог подал Собою: Он, вочело­вечившись единою из поклоняемых Ипостасей Своих, подчинил Себя всем разнородным уничи­жениям и оскорблениям. Святейшее лицо Его подверглось заушениям и заплеваниям, не отвра­тил Он от них лица Своего. Он вменился с безза­конными; в числе их, вместе с ними, осужден на поносную, торговую казнь, предан ей; какими же людьми? — гнуснейшими злодеями и лицемера­ми. Все мы безответны пред этою всевысшею Правдою, или должны ей последовать, или к нам отнесутся слова: иже не приимет креста своего и вслед Мене грядет, — несть Мене достоин; иже несть со Мною, на Мя есть (Мф. 10:38; 12:30).

Против правды Христовой, которая — Его крест, вооружается правда испорченного есте­ства нашего. Бунтуют против креста плоть и кровь наши. Крест призывает плоть к распятию, требует пролития крови, а им надо сохраниться, усилиться, властвовать, наслаждаться. Путь к кре­сту — весь из бед, поношений, лишений; они не хотят идти по этому пути; они — горды, они хо­тят процветать, величаться. Понимаешь ли, что плоть и кровь — горды? Всмотрись на украшен­ную плоть, на обильную кровь — как они напыщенны и надменны! Не без причины заповеда­ны нам нищета и пост!

Не устрашись слов моих: они по наружности, с первого взгляду, страшны, жестоки. Исполнишь спасительный совет мой — и обретешь мир, исцеление сердцу твоему. Твое расположе­ние к N. болезненное. Воню твоего сердца обо­нял я, бывши у вас в обители, потом — при по­лучении первого письма твоего; во втором же письме душа твоя сама сознает его: болезнует, му­чится, мечется, стонет. Писал я тебе, свидетель­ствуясь деланием и учением святых отцов, что желающий перейти из плотского состояния в ду­ховное должен умереть для всех человеков. Ка­кая смерть без болезней! При свидании я тебе сказал: «Ты должен быть один». Сердце твое, ум сознали справедливость произнесенного, но ус­лышала кровь твоя приговор смертный на нее — и ужаснулась. Я понимал это; не остановился, не останавливаюсь сказать истину, необходимую для твоего спасения и преуспеяния. Услышь, ус­лышь голос грешника, слово грешника, голос и слово, избранные Богом в орудие твоего ожив­ления в Духе — и, хотя б то было с пролитием кровавого пота, исполни их. Мечом и луком тво­им отними у аммореев землю, отдай ее Сыну возлюбленному Отца, таинственному Иосифу — Христу. Так сделал преобразовательно святой патриарх Иаков (Быт. 48:22). Землею называю твое сердце; аммореями — кровь, плоть, злых ду­хов, завладевших этою землею. У них надо отнять ее душевным подвигом, то есть деланием умным и сердечным.

Как и чем исцелить твое болезненное распо­ложение?

Ты веришь Спасителю? Ты веришь словам Его? Он сказал: вам и власи главнии вси изочте­ни суть (Мф. 10:30); так бдителен, заботлив до мелочной подробности Промысл о нас всеблаго­го Бога нашего! Бог, столько о нас заботящийся, имеющий на счету все волосы наши, смотрит: первомученика Стефана побивают камнями — и не препятствует убийству. Зрит: апостолы уми­рают ежедневно, страдают непрестанно, оканчи­вают земное течение свое насильственною смер­тию. Взирает: и тысячи, и тысячи тысяч муче­ников претерпевают отсечение, строгание, лома­ние членов, продолжительное заключение в смрадных и душных темницах, убийственные работы в рудокопнях, сожигание на кострах, за­мерзание в озере, потопление в водах. Он смот­рит: иноки совершают невидимое мученичество в борьбе с плотию и кровию, с духами нечисты­ми, с людьми — любителями мира, с бесчислен­ными лишениями телесными и душевными. На все это Он, человеколюбец и всемогущий, взи­рает. От всех скорбей Он мог бы избавить избран­ных Своих, но не делает этого; возвещает рабам Своим: в терпении вашем стяжите души ваши (Лк. 21:19)... Претерпевый до конца, той спасет­ся (Мф. 24:13). Кто ж поколеблется, о том не благоволит душа Моя (Ср.: Евр. 10:38).

Просили сыны Зеведеевы у Господа престолов славы, Господь даровал им чашу Свою. Чаша Христова — дар Христов, подаемый Им любимым Его, избранным Его. Чаша Христова — условие, залог вечного блаженства Чаша Христова — стра­дания. Посему познается, говорит святой Исаак Сирский, «особенный Промысл Божий над чело­веком, когда этому человеку пошлются непрес­танные скорби». В заключение употреблю слова святого апостола Петра: темже и страждущии по воле Божей, яко верну Зиждителю, да предадят души своя во благотворении (1 Пет. 4:19).

Основываясь на вышесказанном, утверждаю: N. под особенным Промыслом Божиим; все совершающееся над ним — пред взорами Бога, по попущению Бога, его Создателя, Искупителя и Владыки... Неужели ты еще не увидел Бога в Промысле Его и управлении Его?.. Благоговейно отступи, ничтожная пылинка!.. останови руку, дерзостно простирающуюся с рукою Божиею к образам правления судьбами человека! Остано­вись!.. вытрезви твой ум, упоенный порывами, волнением крови: больное твое сердце представило тебе Бога, покинувшим бразды, Ему Единому принадлежащие, забывшим Свое святейшее обе­щание...

Приступи же к врачеванию прокаженной и расслабленной, беснующейся души твоей. Опира­ясь на веру, на живую, веру, ежедневно вставай — сперва по нескольку раз в день, раза по три и че­тыре — в течение краткой минуты на колени, го­вори Господу: «Господи! N., которого я думал так любить, думал так уважать, называл, обманыва­ясь, моим — Твой, Твое создание, Твоя собствен­ность. Он Твой — всеблагого Творца и Владыки своего! Ты всеблаг: хочешь устроить для него все благое. Ты всесилен: все можешь для него устро­ить, что ни восхощешь. Ты всепремудр: путей Тво­их духовных, судеб Твоих исследовать, постичь человеку невозможно... А я — кто? — Пылинка, горсть земли, сегодня существующая, завтра ис­чезающая. Какую могу принести ему пользу? — Могу лишь более повредить ему и себе моими порывами, которые кровь, которые грех. Предаю его в Твою волю и власть! Он уже есть, всегда был в Твоей полной воле и власти, но этого доселе не видел слепотствующий ум мой. Возвращаю Тебе Твое достояние, которое безумно похищал я у Тебя обольщавшим меня мнением моим и меч­танием. Исцели мое сердце, которое думало любить, но которое только больно: потому что лю­бит вне Твоих святых заповедей, с нарушением святого мира, с нарушением любви к Тебе и ближ­ним». И врагов нам повелено любить, и наруше­ние любви к ним есть нарушение заповеди, нарушение любви к ближнему. Встав с колен, повто­ряй несколько раз неспешно: «Господи! предаю его, себя, всех святой воле Твоей; буди во всем воля Твоя! За все — слава Тебе!» Когда ты с людьми и увидишь, что приближается к душе невидимое искушение, то повторяй мыслию вышесказанные слова. Когда видишь неустройство мира и вашего маленького мира — монастыря, повторяй слова: «Господи! Ты, всесильный, все это видишь; да бу­дет воля Твоя; да совершаются недомыслимые судьбы Твои. А я кто? Пылинка, чтоб мне вмеши­ваться в Твое непостижимое управление!»

Сын Божий сказал о Себе: ^ Сын Человеческий предается в руце человеков (Ср.: Мф. 26:45). Если Он, всесвятый, предается в эти руки, что стран­ного, когда грешник предается в руки подобных ему грешников, Научимся говорить подобно рас­пятому близ Христа грешнику: приемлю достой­ное по делом моим; помяни мя, Господи, во Цар­ствии Твоем (Ср.: Лк. 23:41-42).

И N. должен так же поступать относительно тебя — предавать тебя Богу, Его воле, Его Промыслу. Для духовного руководства он слаб — влечет­ся твоею немощию. А в немощи твоей большая сила крови, красноречивой крови, восстающей против духовного закона: кто не ощутил в себе явного духовного действия, дарующего свободу, независимость, тому не выстоять против напора твоей крови. Ты должен быть один. Из тебя ска­зал я это, сказал и повторяю. Те, которым будешь поверять твои брани, повредятся — и, может быть, неисцельно. Мой жребий был постоянное одиночество, был и есть. Что делать? — Претер­пим тягость уединения. Увидев его, увидев сирот­ство наше на земле, Дух Святой в свое, известное Ему время, придет к нам. Тогда будешь не один и порадуешься тому, что был один. Умертвите вза­имное пристрастие истинным смирением, кото­рое предложено в вышенаписанных молитвах боговидения. Не должно вам безвременно, по вле­чению нежного чувства, то есть глупой крови, уча­щать друг к другу. Не будь нежен! Не позволяй себе разнеживаться! Будь истинный муж! В про­тивном случае, чтоб не постыдили нас жены, не причислили нас к женам по причине нашей слабости! Так, некоторая преподобная инокиня сказала нерадивым, некрепким инокам: «Вы — жены!» Имею основание искать от тебя этого. Дай! — потому что можешь дать.

Когда придут тебе помыслы ревности и нежно­сти к N., а ему — к тебе, говорите сами себе: «Госпо­ди, он Твой! А я что?» Когда же усилится брань — к себе в келию и на колени!.. Подвизаясь так, вы ощутите по милости Божией исцеление от при­страстия друг ко другу, которым сердца ваши ли­шены свободы; они в плену и оттого в муке. Вре­мя ваше и здоровье теряются в пустых смущени­ях и бесплодных мучениях. Когда Бог дарует вам исцеление от пристрастия и вы ощутите свободу и легкость, тогда познаете, что настоящее ваше состояние было «искушение», было состояние ложное, а не духовное — и потому греховное, бо­гопротивное. Малости, незаметные в мирской жизни, в монастырской делаются уже не мало­стями, но весьма важными недостатками, могу­щими нанести неисцельный вред, не только ос­тановить — прекратить всякое духовное преуспеяние, сделать жительство в монастыре вполне бесплодным В особенности это относится к мо­нашествующим, которым на ниве Христовой до­сталась в удел для возделания умная молитва и прочие сопряженные с нею подвиги внутренние.

Краткие слова вышенаписанных молитв и смиреннословия — но которыми должно вра­щать чаще пред лицом души, чтоб не успели на­сесть на него разные насекомые и изъязвить его — принадлежат к числу сильных и действи­тельных орудий душевного невидимого подвига. Употребление этих и подобных орудий называ­ется деланием, которым зиждутся стены Иеру­салима душевного, рассыпаются стены градов иноплеменников, построенные ими в сердце на­шем. Ты должен быть один!... Умри для челове­ков... Да падут под острием меча левитов, верных Богу, их родные братья и соседы, поклонники кумира. Помыслами и чувствованиями, служи­телями Бога да истребятся из души помыслы и чувствования — служители греха. Родители их одни и те же: ум и сердце, потому они — братья. Они — ближние и соседы: потому что имеют вид близкий к добру, и очень к ним привязано серд­це. Когда, по повелению Моисея, сыны Левия препоясали каждый меч свой по бедре и прошли по всему стану израильскому от врат до врат, уби­вая каждый ближнего своего и соседа своего; то сказал им Моисей: наполните руки ваши днесь Господу, кийждо в сыне своем и в брате своем, да дастся на вас благословение (Исх. 32:29). И ты поступи так — да дастся на тебя благосло­вение. Если ж не умрешь для людей, если будешь дозволять сердцу своему увлекаться, пленяться пустыми привязанностями — всю жизнь твою будешь пресмыкаться по земле, не сподобишься ничего духовного: кости твои падут вне земли обетованной.

Не устрашись ни подвига, ни сражения, ни исполинов! Не пощади, как истинный израильтя­нин, как истинный левит, ни братьев, ни сынов, ни дщерей, ни соседей и ближних! Не тронься сожалением к крови, убивающей вечною смертию снисходительных к ней! За меч, Леонид, за меч! На бой, на бой отчаянный! На бой упорный, посто­янный, доколе не увенчает его решительная побе­да! «Лучше смерть в подвиге, — сказал святой Иса­ак, — нежели жизнь в падении». И что за жизнь — жизнь в грехе? Не стоит она названия жизни; на­звало ее Писание смертию; она — начаток смер­ти вечной, может быть и смертию вечною, если не умертвится жизнию о Христе. Сколько дрях­лых старцев, нежных дев, слабых детей остались победителями? Неужели ты позволишь двоеду­шию поколебать себя, выпустишь из рук победу и венец вечного торжества за цену мгновенного мучительного колебания, которое обольститель­но, насмешливо, ругательно силится представить­ся нам наслаждением, добродетелью. Не убойся твердынь греховного града: с постоянством укре­пи брань твою на град, говорит Писание, и рас­копай и (2 Цар. 11:25). Да увижу на тебе венец победы, венец Духа, венчающий сперва главу твою, а потом и сердце! Да истекут из них источники воды живой! Из этих источников да пьешь, во-пер­вых, сам до сытости и пресыщения; да пьют от них и насытятся, возвеселятся и восхвалят Господа все, которых привлечет к тебе жажда Слова Божия. Любовь духовная ближних да вознаградит тебя сторицею за умерщвление кровяной любви. До обновления же будь один; до него соединение осо­бенною любовию с кем-нибудь — говорю в духовном отношении — «блуд». После обновления яв­ляется истинная любовь к ближним, святая, ду­ховная; она вся в Боге; она — видение духовное. Стоит пролить кровь, когда за нее дается безмер­ное сокровище — Дух. По принятии Духа чело­век увидит ясно: кровь — богопротивная, смрад­ная мерзость. И потому говорит Писание: про­клят возбраняяй мечу своему от крове (Иер. 48:10).Умри, умри! — и погребись... чтоб наследо­вать святое воскресение души Духом Божиим.

Как ты не должен сообщать другим своих бра­ней и искушений душевных, так не должен выс­лушивать брани и искушения других. Частная тому причина: твоя сильная, горячая кровь. Ты передаешь сильно и воспринимаешь сильно. От того твоими возмущениями очень потрясаешь других и сам очень потрясаешься от сообщаемых другими скорбей их. Вторая причина заключается в общем правиле для всех подвижников: бра­ни душевной невозможно обнять и объяснить ес­тественным разумом, потому что все естество наше — в падении. Для этого нужен разум ду­ховный, то есть явившийся в человеке от действия Духа, И потому только духовный способен выслу­шать брань ближнего и преподать ему спаситель­ный совет, а держимый во мраке страстей еще не способен к этому. Умолкни, умолкни! Сперва надо умолчать, по совету святого Псалмопевца, о самых благах; тогда уже должно не возбранять устам своим, когда в поучении ума, то есть в не­престанно рождающихся в уме мыслях, возго­рится огнь Божественный.

Пишешь: «Бросить N. — это бросить в лице его Самого Христа, обнаженного, изъязвленно­го, привязанного к столбу темничному? Не бро­сит ли и Он меня тогда?» и проч. Видишь, как красноречива кровь твоя! Кто не увлечется ею! Ты, как Цицерон, можешь выпросить милость у Цесаря самому ненавистному для него Аппию Милону; как Демосфен можешь поднять всю Грецию на Филиппа!.. Пощади немощных! Не устремляй на них твоего слова сильного!.. Поща­ди и немощного, так живо чувствующего и выражающего страдания других живее, нежели они сами! В твои прекрасные выражения облеклись так называемые монашествующими святыми отцами «оправдания». Оправдание — личина добродетели, которою ловитель душ наших при­крывает расставляемые им сети для ума и серд­ца нашего. О избавлении от оправданий мы молимся с коленопреклонением:

«Не уклони сердце мое в словеса лукавствия непщевати вины о гресех». Говорил святой Пи­мен Великий о естественной, падшей воле нашей и о оправданиях: «Своя воля человеческая есть стена медная между им и Богом, камень проти­вуударяющий. Если человек оставит свою волю, то и он скажет: о Бозе моем прейду стену, Бог мой, непорочен путь Его. Если же к воле присоединит­ся оправдание, то погибает человек». Твоя «своя воля»— наклонность сердца к N.; оправдания по­могают твоему пристрастию; мыслишь, говоришь, по-видимому Божественно, а мучишься ужасно — можешь, если не примешь мер, очень повредить­ся, повредиться неисцельно. За простоту и искрен­ность твоего сердца Бог посылает тебе руку по­мощи!.. Понимаешь ли, что сердце у тебя самое простое? Ничего в нем нет сложного. Не годишь­ся для мира — там нужны хитрые. Ты можешь быть хитрым и скрытным только тогда, когда мол­чишь. Приучись к молчанию: оно необходимо тебе и для духовного подвига, и для отстранения наружных, бесплодных скорбей. Твое сердце для Бога! Твое сердце для Духа Святого: Он любит почивать в сердцах простых и незлобивых. Ты и незлобив, только тебя сбивает кровь твоя. Уйми ее смирением и молчанием Смотри чаще на Хри­ста: се Отрок Мой, свидетельствует о Нем Отец, Егоже изволих, Возлюбленный Мой, Нань же бла­говоли душа Моя: положу Дyx Мой на Нем, и суд языком возвестит: не преречет, ни возопиет, ниже услышит кто на распутиях гласа Его. Тро­сти сокрушенны не преломит, и лена внемшася не угасит: дондеже изведет в победу суд. И на имя Его языцы уповати имут (Мф. 12:18—21).

С помыслами никогда не должно рассуждать. Может, враг представит много логического, неопровержимого, склонит наш ум к принятию лукавых, убийственных помыслов, замаскирован­ных личиною добродетели и благочестия. Проб­ным камнем помыслов для тебя да будет твое сер­дце. Как бы ни благовиден был помысл, но если отнимает «мир» у сердца, тонко приводит к нару­шению «любви с ближними» — он вражеский. Не спорь с ним, не рассуждай; а то уловит и заставит вкусить от запрещенного древа; вооружайся ско­рее против него, гони его прочь от себя оружия-ми духовными — «славословием Бога», «благода­рением Бога», «преданием себя Его воле», «укорением и осуждением себя», «молитвою». Превос­ходное оружие при сильной брани — прийти во свою келию, повергнуться на минуту пред Богом с прошением Его помощи и преданием себя Его воле. При сильной брани это повторяется несколь­ко раз в день — и очень помогает.

Наблюдал ли ты за умом твоим? Изучал ли ка­кое его свойство? У тебя ум не аналитический, ко­торый все разбирает по частям, анатомирует и после этой работы выводит свое заключение. Боль­шая часть умов человеческих имеет свойства ана­лиза и по этому свойству способна хитрить, ловко устраивать дела свои, строить козни. Твой ум без работы видит, обнимает предметы. Этот ум — для духовного видения. Вот еще что заметь в нем: он с свободою, наслаждением может пасть в прах пред величием Божества; но, чтоб смириться пред ближним, ему нужен труд над собою. Почему? Потому что он по естеству своему имеет презре­ние ко всему подлому, пошлому, мелочному; — неспособен к изгибам и изворотам. Видя эти не­достатки в ближнем, он презирает ближнего вме­сте с его недостатками. Ум твой, наставленный Евангелием, тогда смирится пред каждым ближним, когда увидит в каждом ближнем Христа. Все крестившиеся во Христа облечены во Христа. Чем бы и как бы они ни оскверняли себя, риза Христова до суда Христова на них. Необходимо при­знать себя хуже всех человеков — этого требует святое смирение. Апостол не просто сказал, что он первый из грешников, — был убежден в этом. И нам надо убедить себя: здесь предлежит работа и труд. Бог да дарует и мне и тебе совершить его. По причине ума твоего, по причине его отдельно­го устройства от большей части других умов тебе придется понести и, вероятно, несешь уже неко­торые скорби. Редкий поймет ум твой. Видя его сметливость и бойкость, кто поймет, кто поверит, что он прост! Большая часть будет признавать тебя хитрым, с замыслами, подозревать тебя, придумывать на тебя и за тебя. Это неизбежно: аналити­ческие умы не могут предположить даже суще­ствование ума без анализа, смотрящего просто и ясно. Видя силу ума, они приписывают ее высшей степени анализа, признают глубокую, утонченную, обдуманную хитрость в том, кто никогда не ду­мает — глядит с проницательною простотою на все, подлежащее взорам человеческим... Извини ближних. Мы все немощны. Исполнение закона Христова и состоит в том, чтоб носить великодуш­но, любовно и смиренно тяготы друг друга.

Доволен я, что ты мало читал книг религиоз­ных: лучше скрижали неписаные, нежели испи­санные бестолково. Неужели мне придется писать на твоих? Если так, пусть будут начертаны на них не мертвые слова человеческие, но живые — Духа. Видя твою доверенность ко мне, присваиваю себе право присылать тебе, по возможности моей, кни­ги святых отцов, какие сочту для тебя полезными. Это «мое» — «свое» даю тебе: таково было мое поведение; я напитывал себя и доселе напитываю исключительно чтением святых отцов Восточной Церкви, тщательно хранясь, по их же святому со­вету, от книг, содержащих в себе лжеучение, ко­торое содержат в себе все книги, написанные вне спасительного лона единой истинной Церкви. Прими «мое», когда Бог возвестил тебе желать его. Не читай никаких инославных сочинителей: у них Дух Святой заменен кровию необузданною, пла­менною; они могут завлечь в пропасть — и завле­кают туда многих. Духа Святого нет у них; у них свой дух — мрачный, льстивый дух ереси темной и гордой. Упоминаемое тобою «действие», произведенное в тебе чтением описания, — какое впечатление имели на Иоанна Богослова и ми­роносиц отдаленные звуки молотов, ударявших в гвозди при распятии Спасителя,— было «кровя­ное». Пойми: потрясены были нервы. Таковые дей­ствия отвергаются в духовном подвиге, называют­ся «прелестными», то есть происходящими от са­мообольщения и приводящими к нему, потому что они не от благодати Божией, а собственное со­стояние человеческое, свойственное естеству на­шему падшему, до которого дойдено напряже­нием воображения и чувствительности. Неопытные в духовной жизни приписывают такие состо­яния свои действию благодати; от сего является мнение о себе; усвоившееся мнение есть само­обольщение или прелесть. Поэтому должно дер­жать себя в состоянии ровности, тишины, спокой­ствия, нищеты духа, удаляясь тщательно от всех состояний, производимых разгорячением крови и нерв. Не ударяй себя ни в грудь, ни в голову для исторжения слез: такие слезы — от потрясения нервов, кровяные, не просвещающие ума, не смяг­чающие сердца. Ожидай с покорностию слезы от Бога. Какой-то святой, невидимый перст, какой-то тончайший помысл смирения коснется серд­ца — и придет слеза тихая, слеза чистая, изменит душу, не изменит лица; от нее не покраснеют гла­за — кроткое спокойствие пролиется в выраже­ние лица, соделает его ангелоподобным.

Когда я дочитал в твоем письме до следующего: «Ни малейшего луча благодати или признака доб­ра не нахожу в том, о ком так громко и много го­ворили люди... И ваше незлобивое сердце повери­ло молве и верно осудило в неправде мою раздра­жительность...» — я от души рассмеялся... Мне нужен письменный твой ответ, чтоб мне оправдать­ся пред самим собою. Я не доверяю никому так мало, как самому себе; не страшусь никого более, как самого себя. Кто я, чтоб вести к Богу душу че­ловеческую, созданную по образу и подобию Его? Моя душа заблудилась в пустыне, увязла в тиме­нии. На заботы об ней нужно мне употребить краткое время моего земного странствования. Та­ков я пред моими очами... Христос с тобою.

12 октября 1847 года

3

Свт. Игнатий очень трезво мыслит и всегда точно формулирует. А есть ли у вас, Татьяна, избранные моменты в трудах у святителя?

4

Как ты не должен сообщать другим своих браней и искушений душевных, так не должен выслушивать брани и искушения других. Частная тому причина: твоя сильная, горячая кровь. Ты передаешь сильно и воспринимаешь сильно. От того твоими возмущениями очень потрясаешь других и сам очень потрясаешься от сообщаемых другими скорбей их. Вторая причина заключается в общем правиле для всех подвижников: брани душевной невозможно обнять и объяснить естественным разумом, потому что все естество наше — в падении. Для этого нужен разум духовный, то есть явившийся в человеке от действия Духа, И потому только духовный способен выслушать брань ближнего и преподать ему спасительный совет, а держимый во мраке страстей еще не способен к этому. Умолкни, умолкни! Сперва надо умолчать, по совету святого Псалмопевца, о самых благах; тогда уже должно не возбранять устам своим, когда в поучении ума, то есть в непрестанно рождающихся в уме мыслях, возгорится огнь Божественный.

Вот что я "накопал" в приведённом вами письме святителя...
Как хлёстко сказано! А мы иной раз "всё понимаем и всё судим"
Злимся, осуждаем, умничанием...гордимся, вообщем.
А по сути...понять другого и не можем... ((

5

"Как ты не должен сообщать другим своих браней и искушений душевных, так не должен выслушивать брани и искушения других. Частная тому причина: твоя сильная, горячая кровь. Ты передаешь сильно и воспринимаешь сильно. " Андрей:   А по сути...понять другого и не можем... ((

И не можем, и сами часто вводим других в соблазн своими рассказами... Еще раньше, если не ошибаюсь в книге "Пасха Красна" писали о том, что в монастыре не принято, не расспрашивать других, не рассказывать о себе другим. Как мудро! Часто действительно "сильная и горячая кровь" может очень растревожить впечатлительную душу. Это конечно не к любому случаю относится, но есть вещи которые можно сообщать только духовнику.  Как бы из небольшого личного опыта, некоторые такие "исповеди" лучше не вспоминать(.

Хотя иногда очень хочется выглядеть этаким "терапевтом- психиатром" ...

Отредактировано Татиана (2014-12-04 18:55:19)

6

Разум духовный треба, чтобы понять человека и  сказать, что нужно... А мы подумали об одном, сказали...другой подумал о своём...и в итоге "ты чего меня оскорбляешь..." От неумения всё видеть разумом духовным. Он (разум) чаще выскакивает самостью... ((

7

Андрей Кир написал(а):

Свт. Игнатий очень трезво мыслит и всегда точно формулирует. А есть ли у вас, Татьяна, избранные моменты в трудах у святителя?

Да , конечно. В письме Вы уже кое что указали. Вот еще:
"С помыслами никогда не должно рассуждать. Может, враг представит много логического, неопровержимого, склонит наш ум к принятию лукавых, убийственных помыслов, замаскирован­ных личиною добродетели и благочестия. Проб­ным камнем помыслов для тебя да будет твое сер­дце. Как бы ни благовиден был помысл, но если отнимает «мир» у сердца, тонко приводит к нару­шению «любви с ближними» — он вражеский. Не спорь с ним, не рассуждай; а то уловит и заставит вкусить от запрещенного древа; вооружайся ско­рее против него, гони его прочь от себя оружия-ми духовными — «славословием Бога», «благода­рением Бога», «преданием себя Его воле», «укорением и осуждением себя», «молитвою». Превос­ходное оружие при сильной брани — прийти во свою келию, повергнуться на минуту пред Богом с прошением Его помощи и преданием себя Его воле. При сильной брани это повторяется несколь­ко раз в день — и очень помогает."

И это: (выделено жирным мной)
"Знай: Бог управляет миром, у Него нет неправ­ды. Но правда Его отличается от правды челове­ческой. Бог отверг правду человеческую, и она — грех, беззаконие, падение. Бог установил Свою все­святую правду, правду креста — Ею отверзает нам небо. "

"Ты веришь Спасителю? Ты веришь словам Его? Он сказал: вам и власи главнии вси изочте­ни суть (Мф. 10:30); так бдителен, заботлив до мелочной подробности Промысл о нас всеблаго­го Бога нашего!"

Да ВСЕ мне у святителя Игнатия нравится)). Даже то, как он в письмах друзьям пишет о себе. Понимаешь, что он такой же был человек, как и мы "кровь и плоть носящий".  И стал святым.

8

Спасибо огромное, Таня, за пост! Тонкое нарушение, сердцем выявляется, если к Богу обратиться...помыслы очень лукавы...как сорняк. Растёт себе потихоньку...если не трогать, а потом бац, ягодки созрели...
Эх. Постом и молитвой род сей изгоняется...как сказал один святой...

Также нравятся его работы. Но он высоко очень парит мыслью. До него бывает трудно дотянуться умом...люблю читать ещё Макария Великого...

9

http://sa.uploads.ru/t/GkhQM.jpg

САД ВО ВРЕМЯ ЗИМЫ

В 1829 году проводил я зиму в Площанской пустыни [20]. И поныне там, в саду, стоит уединенная, деревянная келья, в которой я жил с моим товарищем. В тихую погоду, в солнечные ясные дни выходил я на крыльцо, садился на скамейку, смотрел на обширный сад. Нагота его покрывалась снежным покрывалом; кругом все — тихо, какой-то мертвый и величественный покой. Это зрелище начало мне нравиться: задумчивые взоры невольно устремлялись, приковывались к нему, как бы высматривая в нем тайну.

Однажды сидел я и глядел пристально на сад. Внезапно упала завеса с очей души моей: пред ними открылась книга природы. Эта книга, данная для чтения первозданному Адаму, книга, содержащая в себе слова Духа, подобно Божественному Писанию. Какое же учение прочитал я в саду? — Учение о воскресении мертвых, учение сильное, учение изображением действия, подобного воскресению. Если бы мы не привыкли видеть оживление природы весною, то оно показалось бы нам вполне чудесным, невероятным. Не удивляемся от привычки; видя чудо, уже как бы не видим его! Гляжу на обнаженные сучья дерев, и они с убедительностью говорят мне своим таинственным языком: «мы оживем, покроемся листьями, заблагоухаем, украсимся цветами и плодами: неужели же не оживут сухие кости человеческие во время весны своей?»

Они оживут, облекутся плотью; в новом виде вступят в новую жизнь и в новый мир. Как древа, не выдержавшие лютости мороза, утратившие сок жизненный, при наступлении весны посекаются, выносятся из сада для топлива: так и грешники, утратившие жизнь свою — Бога, будут собраны в последний день этого века, в начатке будущего вечного дня, и ввергнуты в огнь неугасающий.

Если б можно было найти человека, который бы не знал превращений, производимых переменами времен года; если б привести этого странника в сад, величественно покоящийся во время зимы сном смертным, показать ему обнаженные древа и поведать о той роскоши, в которую они облекутся весною, то он, вместо ответа, посмотрел бы на вас и улыбнулся — такою несбыточною баснею показались бы ему слова ваши! Так и воскресение мертвых кажется невероятным для мудрецов, блуждающих во мраке земной мудрости, не познавших, что Бог всемогущ, что многообразная премудрость Его может быть созерцаема, но не постигаема умом созданий. Богу все возможно: чудес нет для Него. Слабо помышление человека: чего мы не привыкли видеть, то представляется нам делом несбыточным, чудом невероятным. Дела Божии, на которые постоянно и уже равнодушно смотрим, — дела дивные, чудеса великие, непостижимые.

И ежегодно повторяет природа пред глазами всего человечества учение о воскресении мертвых, живописуя его преобразовательным, таинственным действием!

1843 года, Сергиева пустынь.

Примечание:

20. Этот общежительный монастырь находится в Орловской епархии, между городами Севском и Дмитровском, в 40 верстах от каждого.

http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/ig … xt_19.html

10

Андрей Кир написал(а):

До него бывает трудно дотянуться умом...люблю читать ещё Макария Великого...

Не читала его творений. Житие читала. Обращу внимание. Мне казалось, что это больше как образец благочестивой жизни, без творений... или я что то путаю.  Вот есть святые которые вроде и трудов (письменных или устных) нам никаких не оставили, а очень почитаемы. Такие, как Николай Чудотворец.

11

Татиана написал(а):

Не читала его творений. Житие читала. Обращу внимание. Мне казалось, что это больше как образец благочестивой жизни, без творений... или я что то путаю.  Вот есть святые которые вроде и трудов (письменных или устных) нам никаких не оставили, а очень почитаемы. Такие, как Николай Чудотворец.

Труды Макария Великого, входят в "Добротолюбие..."
http://azbyka.ru/otechnik/Makarij_Velikij/
Почитайте!

12

Андрей Кир написал(а):

Труды Макария Великого, входят в "Добротолюбие..."
http://azbyka.ru/otechnik/Makarij_Velikij/
Почитайте!

Спасибо, Андрей! Обязательно почитаю. К своему стыду, до сих пор не читала эту книгу. :blush:  Может только выдержки, и то не помню. Хотя  очень много слышала. Кажется профессор А.И. Осипов...


Вы здесь » БЫТЬ! » Всё о Вере. » Святитель Игнатий Брянчанинов.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно