БЫТЬ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БЫТЬ! » Семья и дети » Царские дети. Семья святого страстотерпца царя Николая Второго


Царские дети. Семья святого страстотерпца царя Николая Второго

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

https://pbs.twimg.com/media/CjD88KQXAAAMBh_.jpg
  Великая Княжна Мария Николаевна Романова.  1906 год. Россия. Убита врагами Христа и Отечества вместе со всей своей Семьёю В Екатеринбурге в ночь с 17-го на 18-е июля 1918 года.  Святое дитя.

2

Папа

https://s3-eu-west-1.amazonaws.com/elitsy/media/cache/ea/63/ea63ec2d1b0bf8c32ab169fcdc21687f.jpg

3

       

Отредактировано Таня Р. (2016-07-22 13:00:32)

4

Мученик или страстотерпец?

Царь ненавистен всем хулящим
Христа, распятого за них -
Всем будущим и настоящим,
Всем гавкающим и скулящим,
В ком грех упорный не затих.
Они - своих земель и дальних,
Ко свету злобою горя,
Живя утробою нахальной,
Все ненавидели царя. За что?
За то, что он не скупый,
За то, что русский этот царь,
Что неподкупен и не глупый,
За то, что веру, как звонарь
Звонил свою, и православно,
За верность долгу и жене,
И улыбается так славно!
Вот и озлобились оне
От своего гнилого сердца!
И развратили русский люд.
Царь - мученик и страстотерпца!
А злые похоти убьют
Развратника и подхалимца,
И чужеземца и свого,
Вельможу и протолюдимца...
Что сделают? А ничего!
На покаянье? ну, дай Боже.
Но что-то думается мне,
Что и туда они не гожи,
Жестоковыйные оне...
Но те, которые прозрели
И что-то поняли потом -
Те в покаянии говели,
Оставив грязные постели
Блуда. И вышли за Христом!

5

ЦАРСКИЙ КРЕСТ

6


   В истории нет государственного деятеля, который был бы столь оклеветан как последний русский Император Николай Александрович.
В течение долгих десятилетий народ слышал в отношении своего убиенного Царя лишь глумление и ненависть. Партийные идеологи, публицисты, писатели, художники, киносценаристы, режиссеры соревновались друг с другом в стремлении опорочить Святое имя Государя.

Если Государь держался жестко и боролся с революцией – левые называли его «кровавым», если открывал Думу и разрешал свободы – правые называли его безвольным. Главное для радикалов всех мастей и оттенков, мыслителей и публицистов, государственных мужей уверенно молчать о том, что Государь Никлолай Александрович это – железные дороги, самые низкие в мире налоги, доступное для всех образование, самое демократичное рабочее (трудовое) законодательство, прославление Святых, строительство храмов и монастырей, сохранение самобытности России, Николай Второй - это свобода и честь Родины!

Тот невиданный темп, который придал Николай Второй своим реформам: модернизация русской экономики и промышленности, образования, здравоохранения, сельского хозяйства, - был не только сопоставим с Петровскими реформами, но и во многом опережал их. Неоконченные итоги реформирования страны Государем всячески были искажены и необоснованно присвоены революционерами.

Протоиерей Дмитрий Смирнов сказал: «Государь Николай Второй и его Семья своей благочестивой жизнью были немым укором тому высшему обществу, которое жило совсем не так».

Царь хотел отстоять самобытность России, при этом сильно модернизируя ее, а общество хотело из России «сделать» Францию или Швейцарию.

Убийцы и клеветники называли Государя «слабым», «безвольным» и «кровавым», а в ответ весь мир услышал:

«Отец просит передать всем тем, кто Ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за Него, так как Он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только Любовь».

Сегодня, когда Чудотворные Иконы Государя и Его Семьи мироточат, православные молятся перед Святым Образом Государя Николая Александровича и Его Семьи, ежегодно с 16 на 17 июля, в Православных храмах во всем мире проводятся церковные службы в честь мученического Подвига Государя и Его Семьи, миллионные шествия людей в крестном ходе Екатеринбурга (русской Голгофе) увеличиваются с каждым годом.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в полуподвальном помещении Ипатьевского дома Государь с Семьей были зверски убиты. Детей истязали на глазах Государя, Государыни (14-летний Цесаревич Алексей и Княжны).

Парадоксально, но изверги двадцатого столетия (Ленин, Троцкий, Гитлер, Мао Цзэдун), пролившие море человеческой крови, не вызывали такого отторжения, как убиенный со своей Семьей, добрый и милостивый Государь, кардинально улучшивший благосостояние своего народа и причисленный к концу двадцатого столетия к лику Святых.

Можно наблюдать феноменальное явление – реакция корчи вампира на солнечные лучи при рассвете, демонический страх перед светом - святостью Государя.

Вот, что говорит по этому поводу Николай Гурьянов: «им тошно даже слышать святое имя Царя. Он имеет против них великую силу Божию».

Святой Государь Николай Александрович не нуждается, разумеется, ни в какой защите и заступничестве, ибо его прославил Сам Бог.

Наталья Поклонская.

"Верую"vk.com/wall-79767957_2949

7

Хорошая статья. Спасибо.    НО всё же защищать мы будем, даже если святой и не нуждается в этом. Защита эта - в нашем отношении к нему лично, его семье, в благоговении перед семейными отношениями с Империатрицею Александрою, женою его честнОю. В подражание им.

8

https://s3-eu-west-1.amazonaws.com/elitsy/media/cache/3d/25/3d252ecf76d66a074d71da5cbac29159.jpg

"Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.." ( М.Ю. Лермонтов)

Всё к тому располагало:
Род, болезни, мир во зле...
Всё, что рвалось и рыдало
Отозвалось на тебе.
Сердце не было железным,
Не канатом нервов ток...
Сердце добрым и болезным -
Слёз целительных исток...
Предназначив путь жестокий,
Бог и силы подавал,
Чтоб пройти клевет потоки
И спуститься в тот подвал.
Но на фоне всех ненастий
И душевных сильных мук,
Даровал Господь и Счастье
Быть любимой, милый друг,
И самой любить без меры,
Сострадая и молясь.
Ты пример нам доброй веры,
И живая с Небом связь...

9

https://s3-eu-west-1.amazonaws.com/elitsy/media/cache/78/27/7827cee81dc260d175bdcec2e9bb3761.jpg

Рождество в Царской Семье

На Рождество в Царском Селе было три елки: одна внизу, в большой гостиной Государыни, другая наверху, в детской комнате. Третья елка наверху, в коридоре, для служащего персонала.

Вначале зажигались свечи на детской рождественской елке и им раздавались их рождественские подарки. Среди них были довольно-таки дорогие вещи, но, вообще, императорские дети не придавали значения ценности подаренных им предметов. Для них простая вещь ручной работы или незатейливая игрушка могла быть такой же желанной, как и дорогое украшение, которым они могли пользоваться только на торжествах.

Очень часто Алексей получал в подарок оловянных солдатиков, с которыми он играл в великую войну. Анастасия, которая была старше своего брата на три года и была довольно-таки проказливой, часто досаждала ему. Она несколькими взмахами сваливала солдатскую колонну, после чего ликовала своей победе на поле сражения. Естественно, Алексей сердился за неуместное вмешательство в игру, но сестра умела быстро успокоить его.

После того как детские рождественские подарки были розданы и пакеты открыты, зажигались свечи на рождественской елке служащего персонала. Слуги в качестве рождественского подарка получали как небольшие сувениры, так и деньги. Также и нам, фрейлинам, Государыня посылала желанные нами подарки и уже украшенные маленькие рождественские елочки.

Позднее, вечером, Государь и Государыня уединялись у своей рождественской елки. И они получали большое количество рождественских подарков, в основном от своих родственников из России и из заграницы.

Затем Государь и Государыня с детьми уезжали в Петербург. После рождественского богослужения, которое совершалось в церкви Аничкова дворца, они отправлялись к вдовствующей Государыне или в Гатчину, если она находилась там.

На следующий день зажигались свечи на рождественских елках в манеже Царского Села для Дворцового и Собственного Его Императорского Величества Конвоя. Каждый солдат получал в качестве подарка серебряную вещь, а офицерам раздавались поистине драгоценные подарки. Подарки раздавали Великие княжны.

Из воспоминаний
фрейлины Императрицы Анны Вырубовой
logoslovo.ru/forum/all/topic_10869/

10

Ни прикрас, ни украшений...
Всё у них свежо и просто.
Тесно сбились, и на остров
Свой семейный собрались
От досужих и от мнений,
Хоть на время от волнений,
И душевно в свой приют
Без раздоров и без споров,
Среди милых разговоров
Эти близкие идут...
Тихо в доме. Кто читает,
Мама вяжет у огня,
Лёша с Настею играет,
Маша что-то сочиняет,
А две старшие обняв
Папу, шепчутся смешливо,
И смеются их глаза...
Затевают представленье,
Новогоднее веселье,
Маскарадное веселье!

Далеко ещё слеза...
Нынче ж милое всё мило,
Всё привычно, всё красиво,
Всё в предчувствии веселья...
И не грезится гроза.

11

Последнее Рождество...

https://s3-eu-west-1.amazonaws.com/elitsy/media/cache/30/66/306668e5e17df2cb02d71753574cc15e.jpg

12

ЕГОР ХОЛМОГОРОВ: ВСЕ «ПОДЛИННИКИ ОТРЕЧЕНИЯ», ИЗВЕСТНЫЕ НАМ, – ПОДДЕЛЬНЫЕ.

  Большевики, убивая 17 июля 1918 года Николая II и семью, отлично осознавали, что уничтожают легитимного императора, а не «гражданина Романова». Вопрос об отречении требует тщательного изучения «с чистого листа».

Прокурор Крыма Наталья Поклонская изрядно всколыхнула нашу общественность, заявив, что акт императора Николая II об отречении от престола, датируемый 2 марта 1917 года, нелегитимен и не имеет никакой юридической силы.

«Бумага, которую в учебниках по истории преподносили как отречение от власти, не имеет никакого юридического смысла. Это копия бумажки, подписанная карандашом, без соблюдения всех юридических и процессуальных процедур, форм, поэтому эта бумага не несет в себе юридической силы», – заявила Поклонская.

Эти слова вызвали настоящую бурю. Особенно отличился сенатор Добрынин (ранее призывавший узаконить гей-сожительства и поставить какую-то табличку в честь Немцова), заявивший, что раз уж Николай II был помазанник Божий, то отрекаться он мог как угодно, все будет легитимно.
Добрынин с непонятным высокомерием посоветовал Поклонской навестить Государственный архив РФ, где ей покажут «подлинник отречения» царя. Сразу видно, что сенатор сам в этом архиве, разумеется, не был и так называемого «подлинника» не видел.
А то знал бы, что этих «подлинников» не один, а... два. И все – подлинней некуда. Притом что во всех мемуарах об отречении упоминаются два экземпляра, которые якобы подписал император, существует ещё третий «подлинник», напечатанный в 1919 году в Нью-Йорке неким Ломоносовым. Подпись царя на этом экземпляре отличается от предыдущих двух. Такое ощущение, что где-то работала целая фабрика по изготовлению царских отречений.
Все отречения – поддельные. Прежде всего поддельна царская подпись. Она на обоих «подлинниках» из ГА РФ совпадает с математической точностью. При этом реальная подпись царя, хотя и имела характерные общие черты, от документа к документу разнилась. Не обладая автоматизированной подписью, вывести два раза абсолютно идентичный росчерк даже на двух подписываемых друг за другом документах – практически невозможно.
При этом подпись под отречением имеет характерное отличие от известных нам образцов: отсутствует улетающая далеко вбок верхняя закорючка буквы «К» – наихарактернейшая графологическая черта. На «третьем подлиннике» при всем различии подписи на нем этой черты тоже нет. Приходится сделать вывод, что «подписи под отречением» были подделкой, воспроизводили друг друга, но вот царскую подпись копировали не слишком удачно.
Ещё одна очевидная подделка – «подпись» министра двора графа Фредерикса, без заверения (контрассигнации) которым документ не мог считаться имеющим силу. На всех «подлинниках» стоит абсолютно идентичная «подпись Фредерикса», совпадающая опять же до черточки.
Это противоречит «воспоминаниям очевидца» – полковника Мордвинова: «Эти манифесты были, наконец, около часу ночи переписаны, как их от государя принесли в купе к графу Фредериксу, и с каким отчаянием бедный старик, справляясь с трудом, дрожащей рукою их очень долго подписывал». Подписывал так долго и так дрожа, что подписи совпали полностью. Оригинальной подписи Фредерикса, известной нам, «контрассигнация» отречения не соответствует.
Другими словами, поход Поклонской в ГА РФ по совету сенатора Добрынина может привести лишь к одному результату: ей придется возбудить уголовное дело по статье 327 УК РФ «Подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей». Все «подлинники отречения», известные нам, – поддельные.
Несовпадение документальных данных и показаний свидетелей, сфальсифицированность документов и противоречие (если не откровенное вранье) очевидцев не позволяют сделать вывод о том, что же именно произошло с царем 1–2 марта 1917 года: давал ли он акт отречения, если да, то в чью пользу и в какой форме, действительно ли царь отрекся в пользу брата Михаила, или же это было ложью узурпаторов.
Все эти вопросы требуют действительно неангажированного изучения «с чистого листа». Пока же перед нами фальшивок больше, чем правды, а вопросов больше, чем ответов.
Но давайте возьмем самую каноническую версию произошедшего, которую почти сто лет утверждали и коммунисты, и февралисты. В Петрограде вспыхнула революция. Фактически блокированный в Пскове император вынужден был принять решение об отречении после давления на него командующих фронтами, из которых самым активным был генерал Рузский, фактически державший царя в плену.

Сперва царь отрекся в пользу наследника – своего сына Алексея при регентстве брата Михаила, о чем отправил телеграмму генералу Алексееву, начальнику штаба Ставки. Затем Николай II передумал и отрекся в пользу брата Михаила, который под давлением думцев отказался в своем манифесте от трона до созыва учредительного собрания.

Итак, поверим в то, что все это правда и царь действительно отрекся, причем отречение было сделано в пользу Михаила. Хотя лично я полагаю, что здесь мы имеем дело с прямой фальсификацией заговорщиков, скрывших от страны, что царь отрекся в пользу сына. А вот теперь вопросы, которые и обозначила Поклонская.

Прежде всего, никакой процедуры отречения императора от престола в «Основных законах Российской империи» предусмотрено не было. Самодержавная власть в России была помазанием, церковным служением и Божественной благодатью, от которой помазанник, разумеется, отречься не мог, не допуская богохульства.

При благочестии Николая II, не случайно прославленного как святой страстотерпец, просто немыслимо представить, что он на такое попрание этого служения мог пойти. Царь мог возложить служение на своего наследника, сына (Николай и раньше мечтал постричься в монахи и помогать сыну править, как патриарх Филарет Никитич Романов при своем сыне Михаиле Федоровиче), но никак не отречься в пользу брата.

Иногда пытающиеся объявить несуществующее в законе отречение легитимным казуисты использовали для этого статью 37 «Основных законов», гласящую: «При действии правил, выше изображенных о порядке наследия престола, лицу, имеющему на оный право, предоставляется свобода отрещись от сего права в таких обстоятельствах, когда за сим не предстоит никакого затруднения в дальнейшем наследовании престола». Таким правом воспользовался брат Александра I и Николая I Константин, и то в силу ряда обстоятельств это привело к смуте и мятежу декабристов.

Но ссылка на 37-ю статью – это явная манипуляция. В статье речь идёт исключительно о потенциальных наследниках престола. Имеющий право на наследование может отречься от этого права, если этим не пресекается наследование.

К царствующему императору, чья «Особа Государя Императора священна и неприкосновенна», как гласит статья 5, статья 37 не относится. Он не имеет «прав на престол», а осуществляет свое уже свершившееся царское призвание.

«Отречение от престола» в российской истории было лишь одно – отречение ничтожного Петра III в результате государственного переворота Екатерины II. Шаг этот все-таки стоил свергнутому жизни, поскольку все понимали, что, пока он жив, именно он на деле остается императором.

И большевики, убивая 17 июля 1918 года Николая II и его семью, отлично осознавали, что уничтожают легитимного императора, а не мифического «гражданина Романова». Никакого легитимного отречения от престола императора Всероссийского не было и быть не могло.

Если бы государь решил отказаться от осуществления своей царской власти, то он мог бы сделать это лишь в пользу наследника – цесаревича Алексея. Приписываемый Николаю II отказ от царской власти за себя и за сына – юридически абсурден и ничтожен.

Как справедливо отмечал видный юрист и историк Михаил Зызыкин: «Так как право на наследование престола вытекает из закона и есть право публичное, то есть прежде всего обязанность, то никто, в том числе царствующий император, не может уже существующих прав отнять, и таковое его волеизъявление юридически недействительно, таким образом, отречение государя императора Николая II за своего сына – великого князя цесаревича Алексея – ни одним юристом не будет признано действительным юридически».

Итак, Николай II не мог ни отречься сам, ни отказаться от престола от имени своего сына Алексея, так как закон вменял в обязанность царю исполнять его долг и наделял цесаревича неотъемлемым правом на царскую власть.

Все юридически осведомленные люди это понимали уже тогда, и лидер кадетов Милюков даже полагал, что царь специально отрекся «неправильно» в пользу брата, чтобы затем юридически кассировать это решение на основании его нелегитимности. Но, полагаю, душою царь не кривил, а просто никогда в пользу Михаила не отрекался, а соответствующее отречение было подделано за него в условиях фактического ареста.

Разумеется, Михаил Александрович, получив извещение о таком «отречении», должен был соблюсти закон и отказаться от престола. Но не в пользу учредительного собрания, как он это сделал, а просто признать невозможным принятие власти помимо царя и наследника и вернуть предложенную власть назад царю.

Вместо этого Михаил подписал абсурдный отказ от власти, которую готов был принять только после решения учредительного собрания. Этот манифест и убил монархию в России.

Собственно, именно ради него заговорщики и пытались передать хотя бы призрак власти Михаилу. Хотя, конечно, отказ Михаила не мог иметь никакого другого значения, кроме возврата царской власти Николаю и Алексею.

Даже манифест Михаила, отдававший решение о государственном устройстве России учредительному собранию, не давал никакого права Временному правительству провозглашать Россию республикой, как это было сделано Керенским 1 сентября 1917 года.

Соответствующее изменение государственного устройства России было чистой воды узурпацией (Керенский вообще обошелся с царской семьей как преступник, и его ответственность за цареубийство почти равная с большевиками).

Итак, отречение Николая II за себя и сына в пользу брата Михаила Александровича есть факт документально не доказанный и обосновываемый в основном сфальсифицированными источниками.

При этом даже если бы такое отречение состоялось, оно было бы юридически ничтожным – царь не имел права отрекаться, не имел права отрекаться за сына, Михаил не имел права ни принимать власть, ни отказаться от нее в пользу учредительного собрания, Временное правительство не имело права провозглашать Российскую империю «республикой».

Вся история между мартом и октябрем 1917 года представляет собой цепочку насильственных узурпаций, лишенных и тени легитимности. Эти узурпации продолжились новыми: революцией октября 1917 года, разрушением СССР в декабре 1991 года и ельцинским переворотом 1993 года.

Таким образом, сейчас государственность РФ покоится на четырех государственных переворотах. Прямо скажем, не лучший фундамент. И если уж с ним разбираться, то важнее всего пересмотр первого, самого катастрофичного из переворотов – нелегитимного уничтожения российской монархии и Российской империи, на что и указала, проявив отменное гражданское мужество, Наталья Поклонская.

Что мы могли бы сделать в этой связи? Прежде всего, признать ликвидацию Российской империи яко не бывшую и именно этот факт положить в основу современной российской государственности. Вместо того чтобы быть «обломком РСФСР, бывшей обломком СССР, бывшего обломком Российской республики, бывшей обломком Российской империи», мы можем быть просто продолжением Российской империи. Не знаю, как вы, но я предпочел бы быть гражданином именно Российской империи.

Подобное самоопределение отнюдь не принуждает нас возводить на трон монарха первого попавшегося юнца или старикана. Мало того, лица, которые сейчас громче всех претендуют на императорское наследство, имеют крайне сомнительную легитимность с точки зрения «Основных законов» Российской империи, и их претензии являются следствием узурпации в эмиграции. Всерьез вопрос о личности монарха должен решаться не второпях и не сегодня. Фактически нам нужно выбрать и воспитать достойного.

А вот государственный строй Российской империи мы можем восстановить уже сейчас. Именно так поступили после смут и гражданских войн Испания в 1946 году и Венгрия в 1919 году. Испанский наследник Хуан-Карлос был объявлен монархом лишь в 1969 году. И лишь в 1975 году, после смерти генерала Франко, стал актуальным монархом. Венгрия восстановить реальную монархию так и не успела, управляясь регентом.

Российская империя могла бы считаться монархией, управляемой регентом, который мог бы избираться так же, как сейчас президент, на определенное время или же пожизненно (но первый вариант, конечно, предпочтительней, чтобы регент не забыл, что он все-таки не монарх).

В России могли бы действовать символика и учреждения империи. С отделившимися де-факто территориями империи могли бы вестись переговоры о признании их отделения не от СССР, а именно от Российской империи при соблюдении ряда условий. Не было бы и не могло бы быть никаких дискуссий о принадлежности Таврической губернии, так как это Украине нужно было бы доказывать нам свою легитимность.

Никаких недоразумений с наследием СССР, приобретенным после Второй мировой войны, при этом возникнуть не должно. Поскольку СССР рассматривается не как «не бывшее» государство, а как государство, временно функционировавшее вместо Российской империи на ее территории.

И сделанные этим государством приобретения и приобретенные права ничем не отличаются от тех, которые приобрела бы и Российская империя в аналогичной ситуации – как участник победы над Германией и Японией, как соучредитель ООН.

Задача России состоит не в «декоммунизации», а в своей исторической нормализации, в лечении тех болезней, которые государственный переворот февраля – марта 1917 внес в наш государственный организм. И радостно сознавать, что в России нашелся смелый и принципиальный прокурор, способный об этом напомнить.

https://s3-eu-west-1.amazonaws.com/elitsy/media/cache/a8/2a/a82ac64666d5ab2a72f96e2860e70471.jpg

13

Татьянин день....

  св. мученица Великая Княжна Татьяна Романова

https://s3-eu-west-1.amazonaws.com/elitsy/media/cache/43/3e/433ef7934859451f4a22e83802a77928.jpg
https://s3-eu-west-1.amazonaws.com/elitsy/media/cache/a3/6a/a36a412a17d393bbe6a3e01b747b001e.jpg - с сестрою св. мученицею Великой Княжной Ольгой Николаевной Романовой в военном лазарете в период Первой Мировой Войны...

  Великая Княжна Татьяна Николаевна Романова была и есть дочерью Русского Императора, святого страстотерпца и мученика прежде всего. Это он и его святая жена Императрица Александра воспитали свою дочь в благочестии и чистоте. "Ваше Высочество" - для неё был не только титул власти и достоинства, это слово в полноте определяло высоту и благородство её души, которая проявляла свои высокие качества во всём, в том, числе и отношении к судьбам её Родины. Её ТАК воспитали. Поэтому в дни рождения детей достойных всегда прилично помянуть и родителей. Убили её, святую дочь высокого рода люди низкие, которые "не терпят благородства в других, т.к. возвыситься до него не хотят и не могут", и "преклониться перед ним" и освятиться от него - так же. Имеется ввиду благородство духа и души. Поэтому Царскую Семью и убили, убили и других Романовых, причём самых лучших. Хам смеялся над родным отцом, который спас его от гибели в водах Потопа, он был неблагодарен и не благороден. Его потомки успешно плодились и размножались... Дух этого хамства, когда ВСЁ дозволено, даже убийство, находит своих жертв и не прощает им благородства душ и духа.

Отредактировано Таня Р. (2017-01-27 16:40:37)

14

https://s3-eu-west-1.amazonaws.com/elit … 42a341.jpg

Святой Императоръ Николай Второй и Его Семья

   

6 ИЮНЯ – 145 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЕЁ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА
ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ АЛЕКСАНДРЫ ФЁДОРОВНЫ!

Николай ГУМИЛЁВ
(1886 – 1921)

Её Императорскому Величеству
Государыне Императрице Александре Фёдоровне

Пока бросает ураганами
Державный Вождь свои полки,
Вы наклоняетесь над ранами
С глазами, полными тоски.

И имя Вашего Величества
Не позабудется, доколь
Смиряет смерть любви владычество
И ласка утешает боль.

Несчастных кроткая заступница,
России милая сестра,
Где Вы проходите как путница,
Там от цветов земля пестра.

Мы молим: сделай Бог Вас радостной,
А в трудный час и скорбный час
Да снизойдет к Вам Ангел благостный,
Как Вы нисходите до нас.

5-го гусарского Александрийского Вашего Величества полка
прапорщик Гумилёв.

7 июня 1916 года,
Царскосельский госпиталь.

Отредактировано Таня Р. (2017-06-07 15:17:24)

15

Воспитание царских дочерей https://happy-school.ru/publ/voskresnaj … -1-0-23049 :

Свернутый текст

http://happy-school.ru/_pu/230/89533868.jpg

Чтобы найти положительный пример для воспита­ния своих детей, обратимся сегодня к семье последне­го Российского Государя Николая II. Особенно важен для нас вопрос воспитания дочерей в этой семье. Все, кто знал эту семью, единодушно отмечают, что Царевны были хо­рошо воспитаны, скромны и никогда не выставляли напо­каз своего высокого звания. Со всеми они были просты, ласковы, вежливы. Они очень любили своих родителей и были послушны им. Они были истинными христианками и патриотами своей Родины. Со смирением и кротостью взошли они на Екатеринбургскую Голгофу и приняли му­ченическую смерть.

http://happy-school.ru/_pu/230/01640235.jpg

Как же воспитывались эти девочки? Кто занимался их воспитанием? Что полезного для себя может взять каж­дый из нас для воспитания собственных дочерей или учениц своих школ? Прежде чем воспитывать детей, необхо­димо воспитать себя. Вот один из принципов воспитания в Царской Семье.

Мы должны быть сами именно такими, какими хотим видеть наших детей. Для Государыни во взаимоотношениях с супругом очень важными были терпение, взаимное внимание, единство интересов, удержи­вание от ссор, то есть постоянная работа над собой. Дети видели все это и понимали. Они росли в атмосфере люб­ви и уважения родителей друг к другу. Анна Вырубова вспоминала: «За 12 лет я никогда не слыхала ни одного громкого слова между ними, ни разу не видала их даже сколько-нибудь раздраженными друг против друга».

http://happy-school.ru/_pu/230/58731223.jpg

Государыня сумела воспитать и передать детям чув­ство почитания отца, занимающего центральное место в семье. Дети очень любили своего отца. Для них он был одновременно царем, перед которым они преклонялись, отцом, которого они любили, и товарищем в их детских забавах. Отец, в свою очередь, при большой занятости го­сударственными делами, любое свободное время посвя­щал жене и детям. Как важно благодатное влияние отца, обладающего нравственным авторитетом, на детей!

http://happy-school.ru/_pu/230/78029444.jpg

В основе воспитания детей Александра Федоровна полагала религиозное воспитание: «Бог впервые прихо­дит к детям через любовь матери, потому что материнская любовь как бы воплощает любовь Бога». «Религиозное воспитание - самый богатый дар, который родители могут оставить своему ребенку», - писала в дневнике Государыня. Ведь духовный стержень - это основа нрав ственно здоровой личности, без которого не может быть личность полноценной, гармоничной, нравственной. Это воспитание ребенок получает в семье, дома. Дом для Государыни - «это место тепла и нежности. В христианском доме должна жить любовь. Он должен быть местом молитвы. Именно в молитве мы черпаем благодать, нужную нам, чтобы сде­лать наш дом светлым, добрым, чистым».

http://happy-school.ru/_pu/230/81494026.jpg

Следующим принципом воспитания было воспитание послушания. «Учись послушанию, пока ты еще мала, -писала Государыня своей дочери Ольге, - и ты научишь­ся слушаться Бога, когда станешь старше». Она не сомне­валась, что послушание - это христианская добродетель и одно из условий спасения. Всякое свое распоряжение Александра Федоровна давала обдуманно и сознатель­но, никогда не требовала от детей невозможного и всег­да твердо помнила свои слова. Дочери были послушны матери не столько из страха наказания, сколько из страха огорчить ее. И, несмотря на строгость и требовательность матери, девочки ее очень любили, она была для них ав­торитетом. Не зря, если матери нездоровилось, то дочери устраивали попеременно дежурства и безвыходно оста­вались при ней.

http://happy-school.ru/_pu/230/99632970.jpg

Царица была строгой матерью. Она не допускала, что­бы дети праздно проводи ли время, они всегда были заня­ты - будь то учеба, рукоделие, спорт, прогулки, игры, чте­ние. «Даже то, что нам не нравится, мы должны делать с любовью и тщанием, и перестанем видеть то, что нам не­приятно», - пишет Александра Федоровна. Девочкам не­когда было скучать, они не были бездельницами. И этот навык очень пригодился им, когда семья находилась под арестом в Царском Селе, в заключении в Тобольске и в Екатеринбурге. Великие Княжны с отцом и преданными слугами разбивали огород в Царском Селе и в Тобольске, пилили и кололи дрова, строили горку, занимались руко­делием, ставили домашние сценки и что самое порази­тельное - не прекращали обучения.

http://happy-school.ru/_pu/230/13100020.jpg

Их воспитание носило «спартанский» характер. «Спали в больших детских на походных кроватях, почти без подушек и мало покрытые. Холодная ванна по утрам и теплая каждый вечер», - вспоминала Анна Вырубова.

Платья старших девочек переходили к младшим. Когда царской дочери исполнялось 12 лет, ей дарили первый золотой браслет. Это была богатейшая семья. И, казалось бы, как просто было окружить детей императора только приятными вещами! «Долг родителей - подготовить де­тей к жизни, к любым испытаниям, которые ниспошлет им Бог, - рассуждала Государыня, - Дети должны учить­ся самоотречению. Они не смогут иметь все, что им хо­чется. Они должны учиться отказываться от собственных желаний ради других людей. Им следует также учиться быть заботливыми. Беззаботный человек всегда причи­няет вред и боль - не намеренно, а просто по небрежно­сти. Дети должны учиться приносить пользу родителям и друг другу. Они могут это сделать, не требуя излишнего внимания, не причиняя другим забот и беспокойства за себя. Как только они немного подрастут, детям следует учиться полагаться на себя, учиться обходиться без по­мощи других, чтобы стать сильными и независимыми».

http://happy-school.ru/_pu/230/40932561.jpg

Государыня не прятала своих детей от жизни, она ска­зала как то, что «кроме красоты, в мире много печали». Милосердие, благотворительность были не пустыми словами в их семье, и дети всегда помогали матери. Так в 1911-1913 гг. они участвовали в благотворительных ба­зарах в Крыму в пользу туберкулезных больных. На вы­рученные деньги был построен прекрасный санаторий. Когда мать не могла посещать дома туберкулезных боль­ных, то посылала туда дочерей. Ей часто говорили, что для девочек опасно сидеть у постели больных туберкулезом. Но она отметала эти возражения, и Великие Княжны посе­щали многих тяжелейших пациентов..

http://happy-school.ru/_pu/230/15548891.jpg

Государыня очень заботилась о нравственном воспи­тании дочерей. «Ничего нечистого, дурного в их жизнь не допускалось, - вспоминает Юлия Ден, - Ее Величество очень строго следила за выбором книг, которые они чита­ли. Их величества не имели ни малейшего представления о безобразных сторонах жизни». Александра Федоровна стремилась ограничить общение дочерей с девицами высшего света, боясь их дурного влияния. Это касалось и племянницы Государя - Ирины. Родственники и аристократическое общество были обижены, но Государыня была непреклонна.

http://happy-school.ru/_pu/230/83269123.jpg

Таким образом, с одной стороны царские дочери ви­дели и знали красоту окружающего мира - они часто были на природе, занимались музыкой, рисовали, читали хорошую литературу, общались с интересными людьми. С другой стороны, они знали и горестные стороны жизни, посещая дома туберкулезных больных, работая сестрами милосердия в госпитале. Но они не знали мерзостей по­рока. Смрад порока не коснулся их даже в заключении, когда похабники-караульные пытались оскорбить чистоту юных девушек.

http://happy-school.ru/_pu/230/22686202.jpg

Царские дочери воспитаны были патриотами своей Родины. Между собой они говорили только по-русски, любили все русское. Девочки хотели выйти замуж только за русских. Известен факт сватовства румынского принца к царевне Ольге. Но Ольга решительно отказалась. «Я не хочу быть иностранкой в своей стране, - заявила она, -я русская и хочу оставаться русской». Родители не стали принуждать ее, и переговоры о сватовстве были отложе­ны на неопределенное время.

http://happy-school.ru/_pu/230/06714286.jpg

В тяжелое военное время старшие дочери, Ольга 19 лет и Татьяна 17 лет, вместе с Императрицей закончили курс медсестер и работали на­равне с другими медсестрами в Царскосельском госпи­тале. Работа была тяжелой и в физическом, и в мораль­ном плане. Они работали на пределе своих юных сил. «Лазареты, раненые и панихиды - вот чем заполнены были эти молодые жизни», - пишет Ф. Винберг. Но они не жаловались. Они служили Родине, и это был их долг. Осознавая себя Великими Княжнами, Ольга и Татьяна во время войны занимались и общественной деятельностью. Они были инициаторами организации комитетов, назван­ных их именами. С начала войны Великая Княжна Ольга работала в своем комитете помощи семьям военнослу­жащих. Великая Княжна Татьяна в середине 1915 г. стала заведовать комитетом помощи беженцам, наводнившим тогда Россию. Обе Великие Княжны во время войны проя­вили себя большими труженицами и патриотами.

http://happy-school.ru/_pu/230/28448106.jpg

Умная и строгая Александра Федоровна воспитывала своих дочерей и как будущих женщин, хранительниц до­машнего очага. «Дом и семья - этого, что держится в пер­вую очередь на женщине, и каждая девушка обязана по­нять это еще в детстве», - писала Императрица и в этом была уверена. Царица обучала дочерей основам домаш­него хозяйства, хотела видеть в них настоящих помощ­ниц: царевны вышивали, шили рубашки, гладили белье. Александра Федоровна воспитывала в них чувство долга будущих жен и матерей. Государыня была не только ма­терью для своих девочек, она была им другом. Старшие поверяли ей свои сердечные тайны, просили у нее сове­та. Так Ольга пережила скрытую от всех личную драму. И только мать знала об этом. Из ее писем к дочери мы ви­дим конкретный пример, как чутко и бережно относилась Государыня к чувству старшей дочери. В этих письмах мы не найдем ни приказов, ни запретов, хотя мы понимаем, что Александра Федоровна огорчена выбором Ольги.

http://happy-school.ru/_pu/230/34086571.jpg

В семье последнего Российского Императора было четыре дочери - Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. Это были четыре личности, четыре характера со своими поло­жительными и отрицательными качествами.

Старшей была Великая Княжна Ольга. Характерными чертами ее были сильная воля, неподкупная честность и прямота, чем она походила на мать. Из всех сестер она была самая умная и талантливая. Она не любила хозяй­ства, не была практичной, но предпочитала уединение и книги. Современников покоряли ее обаяние и чувство юмора.

http://happy-school.ru/_pu/230/70850881.jpg

Более других детей Великая Княжна Ольга была похо­жа на Государя, которого она, по словам учителя Сиднея Гиббса, «любила больше всего на свете». Ее так и называли - «дочь отца». Отношения с матерью у Ольги скла­дывались сложнее. Это был самый трудный ребенок Александры Федоровны.

Ольга была упряма, капризна, своевольна. Старшая царевна была вспыльчива, хотя и отходчива. Такие отри­цательные качества характера могли перерасти в озло­бление на всех окружающих, угрюмость, в конечном ито­ге, уныние, отчаяние и одиночество.

Александра Федоровна, конечно, видела недостат­ки дочери. Как же она помогала Ольге избавиться от них? Вот, например, как разрешался конфликт с гувернанткой. Государыня пишет Ольге: «Бог преподает нам урок терпе­ния. Я знаю, что для тебя это особенно трудно, так как ты очень глубоко все переживаешь и у тебя горячий нрав. Но ты должна научиться обуздывать свой язык. Быстро по­молись, чтобы Бог тебе помог... Старайся всегда ей (гувер­нантке) сочувствовать и не думай о себе. Тогда с Божьей помощью тебе легче будет терпеть. Да благословит тебя Бог. Очень нежно тебя целую. Твоя мама».

Дети в царской семье, как и в других семьях, ссори­лись. Вот как мать увещевает старшую дочь: «Старайся быть более послушной и не будь чересчур нетерпеливой, не впадай от этого в гнев. Меня это очень расстраивает, ты ведь сейчас совсем большая. Ты видишь, как Анастасия начинает повторять за тобой».

Достаточно этих двух примеров, чтобы понять, как мать с любовью, но твердо ведет дочь на борьбу со своими недостатками. В ее письмах нет ни угроз, ни оскорблений.

Со временем Ольга Николаевна научилась бороться со своими недостатками. Не зря именно через Великую Княжну Ольгу Государь передал свою последнюю волю: «Отец просит передать всем, кто ему остался предан и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мсти­ли за него - он всех простил и за всех молится, и чтобы помнили, что зло, которое сейчас в мире, будет еще силь­нее, но что зло не победи т зло, а только любовь».
Татьяна Николаевна была «Великой Княжной с головы до ног, так она была аристократична и царственна», - пи­сала Ф.Я. Офросимова.

http://happy-school.ru/_pu/230/10139861.jpg

У Татьяны рано определился цель­ный характер, хозяйственная сметка, практичность, дело­витость. Среди сестер она была главной. Дети дразнили ее «гувернанткой», когда в отсутствии матери она неуклонно заставляла всех выполнять волю Государыни. «Это была спокойная, ловкая и дельная хирургическая сестра», - го­ворил о ней доктор Деревенко. Великая Княжна Татьяна обладала незаурядными организаторскими способностя­ми. В тяжелое военное время она выступила инициатором создания комитета ее имени для оказания помощи бе­женцам. Занимая пост Председательницы комитета, она работала в нем активно, «разумно» и «толково», по словам А. Мосолова.

Она была любимицей Императрицы, именно Татьяна стремилась окружить ее постоянной заботой. «Пожалуйста, дорогая мама, не бегай по комнатам, про­веряя, все ли в порядке»; «Миленькая, не беспокой­ся о Беби. Я присмотрю за ним, и все будет в порядке»; «Благословляю вас, мои любимые. Спите хорошо. Много раз целую тебя и дорогого папу», - так пишет матери девочка-подросток.

Да, Татьяна была лидером. Но эти качества лидера могли бы перерасти в гордыню, тщеславие, бескомпро­миссное подчинение других своей воле. Но этого не про­изошло. Александра Федоровна мудро руководила духовным возрастанием дочери. «Я даю тебе слово, что буду делать все, чего ты хочешь, и всегда буду слушаться тебя, любимая»; «Я молюсь, чтобы Бог сделал меня лучше». - Писала она матери в 1916 г. А как поступаем мы, видя в наших детях зачатки лидера и организаторские способ­ности? Мы стремимся развить в детях эти качества для самоутверждения, наделяя их тщеславием и гордыней. С годами в Татьяне развилось чувство долга. В ней жила евангельская истина отношения к богатству как к воз­можности помогать людям. В феврале 1918 г. она писала: «Жалко людей бедных, которым раньше мы могли помо­гать, а теперь это невозможно».

Великая Княжна Мария Николаевна была по воспоми­наниям Дитерихса «...типично русская, добродушная, ве­селая, с ровным характером, приветливая девушка». Она была общительна, любила поговорить с простыми людь­ми - солдатами охраны, матросами яхты «Штандарт».

http://happy-school.ru/_pu/230/90246500.jpg

Во время ареста она сумела расположить к себе всех окружа­ющих, не исключая комиссаров Панкратова и Яковлева, а в Екатеринбурге охранники-рабочие обучали ее гото­вить лепешки из муки без дрожжей. Она любила возиться и нянчиться с маленькими детьми. Из нее получилась бы прекрасная жена и мать.

Мария была религиозна. Это чувство быпо в ней осно­вательным и глубоким. Чаще других детей она говорила с матерью о вере и Церкви и делилась с ней своими рели­гиозными переживаниями: «...после молитвы у меня было такое чувство, как будто я пришла с исповеди… такое при­ятное, небесное ощущение».

Но Мария не обладала сильным, волевым харак­тером. Она находилась в полном подчинении у сво­ей младшей сестры Анастасии. По своей доброте она старалась услужить сестрам и брату. А они называли ее «добрый, толстый Туту», или «Машка». Ей казалось, что они порой обижают ее, и она плакала и жаловалась матери. «Милое дитя, ты должна пообещать мне никог­да впредь не думать, что тебя никто не любит. Мы все очень нежно любим тебя» - утешала ее мать. Мария не обладала яркими способностями и имела склонность к лени. Но Александра Федоровна не позволила превратиться Марии в безвольного человека, находя­щегося в подчинении у других с комплексами нелюби­мого ребенка. Уезжая со старшими дочерьми, она на­казывала Марии: «Ты в этой группе старшая и поэтому должна хорошо присматривать за младшими»; «Когда вы утром встанете, напиши мне, как у вас троих дела, и вечером - о том, как вы провели день». Мать дава­ла дочери различные поручения, побуждая ее к само­стоятельности. Не зря Александра Федоровна взяла с собой из Тобольска в Екатеринбург только Марию, остальные сестры остались в Тобольске с больным на­следником. «Трудно написать что-нибудь хорошее, так как здесь этого слишком мало. Но зато Бог не оставляет, солнышко светит, и птички поют»-писала Мария брату Алексею из Екатеринбурга 2 мая 1918 г.

Младшая из Великих Княжон - Анастасия. Основной чертой ее не до конца раскрывшегося характера была веселая ребячливость. Это была девочка-«сорванец», «Швибз», как называли ее родные. Когда царевичу не хва­тало мальчишеского общества, «постреленок» Анастасия успешно заменяла его. Она умела подмечать слабые сто­роны людей и комично имитировать их, с удовольствием участвовала в домашних постановках, всех смешила, со­храняя делан но-серьезный вид. Ее проказам и шуткам не было конца то на дерево залезет, и только по приказу отца спустится оттуда, то на подносе сьедет с лестницы, как с горки.

http://happy-school.ru/_pu/230/52324055.jpg

Но куда же могла привести подобная веселость и жи­вость? Ведь шутки бывают злыми. Так однажды во вре­мя обеда на яхте «Штандарт» 5-летняя Анастасия за­бралась под стол и стала гостей щипать за ноги. Гости в Высочайшем присутствии не смели выразить неудоволь­ствие. Ачто же родители? Государь, поняв, в чем дело, вы­тащил ее за волосы, и ей жестоко досталось. Родители не поощряли злых шуток и наказывали за них. Александра Федоровна сумела шаловливость Анастасии превратить в достоинство - веселость ее не только радовала, но и уте­шала окружающих. И порой Анастасию называли детским именем матери - «Солнечный луч». «При ней даже ране­ные пляшут», - говорили об Анастасии Николаевне, когда она бывала в госпитале. В военное время она и Мария - младшая пара сестер - работали на раненых шитьем бе­лья для солдат и их семей, приготовлением бинтов и кор­пии. Все это делала Анастасия, которая была очень ленива от природы.

Анастасия была утешительницей. «Мои ноги», - гово­рила Государыня про младшую дочь, когда из-за болезни вынуждена была сидеть без движения.

Вот так из проказницы и лентяйки была воспитана смиренная и послушная день, которая очень любила сво­их родителей. Она писала в записке отцу перед отъездом родителей 18 апреля 1918 г.: «Храни тебя Господь и все святые, мой папа, дорогой и любимый. Мысленно и мо­литвенно будем все время с вами. Я даже не могу себе представить, как это мы сможем остаться без вас. Верю и надеюсь, что Господь поможет. Спокойной ночи, папа, зо­лотой мой, ненаглядный!» Многим ли отцам писали такие письма? Многим ли отцам говорили такие слова?

http://happy-school.ru/_pu/230/07079843.jpg

Мы познакомились с четырьмя характерами, че­тырьмя личностями девочек и девушек. С одной сторо­ны, четыре сестры были уникальными личностями, как и каждый человек уникален, обладали своими личны­ми достоинствами и недостатками. Но с другой сторо­ны, они обладали общими достоинствами. Они были послушны, смиренны, терпеливы, милосердны, ласко­вый просты в обращении с окружающими, трудолюби­вы, были патриотами своей Родины. Очень любили ро­дителей, брата, друг друга. Заслуга в воспитании таких черт характера принадлежит, в основном, матери. Как же удалось это сделать Александре Федоровне? В чем секрет? Мудрая Государыня-мать вовсе не желала пере­делывать натуру ребенка на собственный вкус и ломать ее. Она опиралась на правила христианского благоче­стия и позволяла дочерям развиваться в зависимости от качеств, данных Богом. В результате малопривлекатель­ные качества перерождались в достоинства. В основе воспитания царских дочерей - религиозное воспита­ние, без которого невозможно воспитать гармонически развитую личность.

Современные матери многое могут почерпнуть для себя и получить ответы на многие вопросы о воспита­нии детей из писем Александры Федоровны, последней Государыни Российской. Святая Страстотерпица Александра, помогай нам!

http://happy-school.ru/_pu/230/28573159.jpg

Список литературы:

Митрополит Амфилохий (Радович). «Основы право­славного воспитания». - Пермь: Православное общество «Панагия», 2000.
Боханов А. Император Николай П. -М.: «Русское слово», 1998.
Верная Богу, Царю и Отечеству /Сост. Рассулин Ю. - СПб.: «Царское Дело». 2005.
Савченко П. Русская девушка. Трифонов Печенегский монастырь, «Ковчег», 2002.
Кравцова М. Воспитание детей на примере святых Царственных Мучеников. - М.: «Благо», 2003.
Миллер. Царская семья - жертва темной силы. - Сергиев Посад: Патриарший издательско-полиграфический Центр, 1998.

16

Сего дня День Рождения святого царевича Алексия Николаевича Романова, единственного сына святого Русского Императора Николая Второго, с ним же и убиенного...

Чистое дитя на заклание... Смотрите на детей и благословите их отца и мать!

17

Жаль, что так мало памятников Николаю 2. Заменить бы треть  монументов хотя Ульянову...
У Николая нет ни единого документа, где он хотел террора и убийств...а...
О чём я.
Справедливость на небе. Не здесь.
Здесь убийцы в почёте бывают. Хм.

18

Одно дело критиковать действия/бездействие какого-либо человека, обсуждать целесообразность принятых политических, экономических решений. Даже обсуждение поступков вещь сложная (надо узнать мотивы, дневники почитать, все обстоятельства выяснить), но выносить суждение о всем человеке - это компетенция Бога. Изливать ненависть в соответствующих выражениях, по отношению к любому человеку (канонизированному святому, архиерею, форумчанину) и считать это нормой - совсем не дело, тем более, для православных и на православном форуме. Вообще, ненависть к человеку (именно к человеку, а не греху) в Православии не норма.

Если говорить о критике действий святого, то надо понимать, что есть канонизация. Политические и т.п. успехи/неудачи никакого отношения к канонизации не имеют. Более того, и личная жизнь до покаяния может быть не безупречна. Святость - это то, каков человек к моменту перехода в Вечность. Например, преподобный Моисей Мурин или преподобная Мария Египетская, святой благоверный князь Владимир. То же касается и святых ближайшего времени. Государь с семьей исполнили подвиг страстотерпцев: явили "покорность воле Божие и полное беззлобие в отношении убийц, которые не требовали от них прямого отречения от веры во Христа" (источник цитаты, раскрывающей суть подвига страстотерпцев по ссылке  http://www.pravoslavie.ru/6661.html ).

Почитание святых царственных страстотерпцев имеет народные корни - государь и его семья почитались рядовыми верующими задолго до канонизации, и почитался он в разных странах. Сам Господь прославил семью государя чудесами, совершающимися по молитвам к ним. Примеров таких множество, было бы желание прочитать.

И еще есть разница между словами и решениями отдельного человека и голоса Церкви, выраженного в решениях Соборов. Можно не соглашаться с личными мнениями отдельных лиц, даже архиереев, но Соборное решение Церкви, как минимум, должно приниматься членами этой Церкви. Никто не заставляет молиться святому, но хулить не надо.

P.S. После чистки темы отредактировала сообщение.

Отредактировано Ольга79 (2017-08-16 12:20:52)

19

Спасибо, Оля!
Да, абсолютно не важно каков был царь как политик, для святости. Хотя это и важно, но здесь смерть даёт ключи...но знаю твёрдо, что чем больше понимания в сложном сплетении тех событий...то всё яснее роль разрушительного беснования...прав был Достоевский, чувствовал грядущее...
Кончина же этой Семьи, не побоюсь так написать, была мученической.
Хорошие люди они, были. Я вот помню, очень трудно отходил от советской догмы, что царь был "слабый, кровавый, внушаемый и т.д."
А потом в душе пришёл мир к нему. Почувствовал сердцем, что Господу угоден этот человек...Так получилось.
Что мир и спокойствие в его Имени...
Что молиться Николаю, нужно.
Вот и всё...
А вот не получилось, как атеисты-коммунисты хотели...даже у мусульман вызывает негатив, когда плохо о царе русском...
Вот так.

20

Тему почистил.

21

Андрей Кир написал(а):

Спасибо, Оля!
Да, абсолютно не важно каков был царь как политик, для святости. Хотя это и важно, но здесь смерть даёт ключи...но знаю твёрдо, что чем больше понимания в сложном сплетении тех событий...то всё яснее роль разрушительного беснования...прав был Достоевский, чувствовал грядущее...
Кончина же этой Семьи, не побоюсь так написать, была мученической.
Хорошие люди они, были. Я вот помню, очень трудно отходил от советской догмы, что царь был "слабый, кровавый, внушаемый и т.д."
А потом в душе пришёл мир к нему. Почувствовал сердцем, что Господу угоден этот человек...Так получилось.
Что мир и спокойствие в его Имени...
Что молиться Николаю, нужно.
Вот и всё...
А вот не получилось, как атеисты-коммунисты хотели...даже у мусульман вызывает негатив, когда плохо о царе русском...
Вот так.

Андрей, Богу угодны все мы, даже разбойники на крестах, вот угоден ли нам Бог это другой вопрос.
Приписывать добродетели, которых не было, значит то же искажать действительность - истину.

22

Юра, а что из добродетелей, я приписал, как не свойственное?

23

Андрей Кир написал(а):

Юра, а что из добродетелей, я приписал, как не свойственное?

Я не конкретно про тебя. У нас или пан, или пропал. Однозначно Николай канонизировать не за свою жизнь, а то что принял смерть как христианин. А из него делают "неприкасаемого".

24

Соглашусь. Смерть, да. Но Николай при всех его недостатках, как государя (возможно) не уподоблялся своим убийцам. Был Христианином. Это очень чувствуется.

25

Андрей Кир написал(а):

Соглашусь. Смерть, да. Но Николай при всех его недостатках, как государя (возможно) не уподоблялся своим убийцам. Был Христианином. Это очень чувствуется.

Конечно,  иначе не стал бы святым. Перед смертью велел за себя не мстить. А сейчас некоторыми верующими и, не только ими  объявлено ТАКОЕ СТОЯНИЕ, что просто слов нет. Спекуляции его именем многих светских отталкивает от Православия и вообще вызывают просто насмешки.

26

Марина Кравцова. Святые дети. О воспитании детей в царской семье http://www.pravoslavie.ru/90868.html :

Свернутый текст

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102294/229481.b.jpg

Император Николай II (1868–1918) был идеальным семьянином, мужем, отцом, а императрица – образцом любящей супруги и заботливой матери.

Распорядок дня

В любой книге по воспитанию ребенка авторы обязательно порекомендуют нам приблизительный режим дня для детей разного возраста. Конечно же, режим – это очень нужно и важно (при условии, разумеется, что он не превращается в постоянную пытку для ребенка). И все бы хорошо, кроме одного: не предусмотрено время на молитву. А без этого, без освящения грядущего дня обращением к Богу все остальное уже не столь важно. В семье императора Николая Александровича было иначе. «Весь внешний и духовный уклад домашней жизни царской семьи представлял собой типичный образец чистой, патриархальной жизни простой русской религиозной семьи, – вспоминал генерал-лейтенант М.К. Дитерихс, автор книги «Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале». – Вставая утром от сна или ложась вечером, каждый из членов семьи совершал свою молитву, после чего утром, собравшись по возможности вместе, мать или отец громко прочитывали прочим членам положенные на данный день Евангелие и Послания. Равным образом, садясь за стол или вставая из-за стола после еды, каждый совершал положенную молитву и только тогда принимался за пищу или шел к себе. Никогда не садились за стол, если отец чем-нибудь задерживался: ждали его».

В этом семействе чередование различных занятий также было регламентировано и соблюдался режим достаточно строго. Но не настолько строго, чтобы стать для детей невыносимым. Распорядок дня не тяготил царевен и царевича.

Когда императорская семья пребывала в Царском Селе, ее жизнь носила более семейный характер, приемы были ограничены. Свита во дворце не жила, поэтому за столом семья собиралась без посторонних. Дети, подрастая, обедали вместе с родителями. Пьер Жильяр оставил описание зимы 1913–1914 года, проводимой семьей в Царском Селе. Уроки с наследником начинались в 9 часов с перерывом между 11 часами и полуднем. В этот перерыв совершалась прогулка в карете, санях или автомобиле, затем занятия возобновлялись до часу дня. После обеда учитель и ученик проводили два часа на воздухе. Великие княжны и государь, когда бывал свободен, присоединялись к ним, и Алексей Николаевич веселился с сестрами, спускаясь с ледяной горы, которая была устроена на берегу небольшого озера. В 4 часа дня уроки возобновлялись до ужина, который подавался в 7 часов для Алексея Николаевича и в 8 – для остальных членов семьи. День заканчивали чтением вслух какой-нибудь книги.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102294/229482.b.jpg
Царское село, 1913

Праздность была абсолютно чужда всем членам императорской семьи даже после ареста. По словам М.К. Дитерихса, «вставали в 8 часов утра; молитва, утренний чай всех вместе… Гулять разрешалось им два раза в день: от 11 до 12 часов утра и от 2 с половиной до 5 часов дня. В свободное от учебных занятий время государыня и дочери шили что-нибудь, вышивали или вязали, но никогда не оставались без какого-либо дела. Государь в это время читал у себя в кабинете и приводил в порядок свои бумаги. Вечером, после чая, отец приходил в комнату дочерей; ему ставили кресло, столик, и он читал вслух произведения русских классиков, а жена и дочери, слушая, рукодельничали или рисовали. Государь с детства был приучен к физической работе и приучал к ней и своих детей. Час утренней прогулки император обыкновенно употреблял на моцион хождения, причем его сопровождал большей частью кн. Долгоруков; они беседовали на современные переживавшиеся Россией темы. Иногда вместо Долгорукова его сопровождала какая-нибудь из дочерей, когда они поправились от своей болезни. Во время дневных прогулок все члены семьи, за исключением императрицы, занимались физической работой: очищали дорожки парка от снега, или кололи лед для погреба, или обрубали сухие ветви и срубали старые деревья, заготавливая дрова для будущей зимы. С наступлением теплой погоды вся семья занялась устройством обширного огорода, и в этой работе с ней вместе принимали участие некоторые офицеры и солдаты охраны, уже привыкшие к царской семье и стремившиеся выказывать ей свое внимание и доброжелательство».

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102294/229483.b.jpg

Об этом же пишет и Пьер Жильяр, рассказывая о заключении царской семьи в Тобольске: «Император страдал от недостатка физического труда. Полковник Кобылинский, которому он на это жаловался, приказал привезти березовые стволы, купил пилы и топоры, и мы могли теперь заготовлять дрова, в которых так нуждались на кухне, а также в доме для топки наших печей. Эта работа на открытом воздухе являлась для нас большим развлечением за время нашего пребывания в Тобольске. Великие княжны в особенности горячо пристрастились к этому новому спорту».

Здесь нужно заметить, что такими занятиями, как, например, прополка сорняков в огороде, великие княжны не гнушались и до ареста. Старшие дочери во время Первой мировой войны были загружены до предела. Императрица всегда прилагала усилия к тому, чтобы оказать реальную помощь ближним, и привлекала детей к делу благотворительности.

Образование

Образованием детей в основном занималась Александра Феодоровна. Пьер Жильяр, вспоминая первые свои уроки с Ольгой и Татьяной, которым было тогда соответственно десять и восемь лет, так описывал отношение императрицы к учебным занятиям дочерей: «Императрица не упускает ни одного моего слова; у меня совершенно ясное чувство, что это не урок, который я даю, а экзамен, которому я подвергаюсь… В течение следующих недель императрица регулярно присутствовала на уроках детей… Ей часто приходилось, когда ее дочери оставляли нас, обсуждать со мной приемы и методы преподавания живых языков, и я всегда поражался здравым смыслом и проницательностью ее суждений». Жильяр явно был удивлен таким отношением государыни и «сохранил совершенно отчетливое воспоминание о крайнем интересе, с каким императрица относилась к воспитанию и обучению своих детей, всецело преданная своему долгу». Он рассказывает о том, что Александра Феодоровна хотела внушить дочерям уважение к наставникам, «требуя от них порядка, который составляет первое условие вежливости… Пока она присутствовала на моих уроках, я всегда при входе находил книги и тетради старательно расположенными на столе перед местом каждой из моих учениц. Меня никогда не заставляли ждать ни одной минуты».

Не один Жильяр свидетельствует о таком внимании государыни к учебным занятиям своих детей. Софи Бухсгевден также пишет: «Ей нравилось присутствовать на уроках, обсуждать с учителями направление и содержание занятий». Да и сама Александра Феодоровна рассказывала императору в письме: «Дети начали свои зимние уроки. Мария и Анастасия недовольны, но Беби все равно. Он готов еще больше учиться, так что я сказала, чтобы уроки продолжались вместо сорока пятьдесят минут, так как теперь, слава Богу, он гораздо крепче».

Некоторые противники канонизации царской семьи возмущались, как могли православные родители, имеющие возможность выбирать наставников для своих детей, назначить учителями к ним иностранцев, инославных. Обратившись к воспоминаниям A.А. Танеевой, посмотрим, ошиблась ли в этом августейшая чета:
«Старшим учителем, который заведовал их образованием, был некий П.В. Петров. Он назначал к ним других наставников. Кроме него, из иностранцев были Mr. Gibbs и Mr. Gilliard. Первой их учительницей была госпожа Шнейдер, бывшая раньше учительницей великой княжны Елизаветы Феодоровны. Она же потом обучала русскому языку молодую государыню и так и осталась при дворе. У Трины – так ее называла государыня – был не всегда приятный характер, но она была предана царской семье и последовала за ней в Сибирь. Из всех учителей дети их величеств больше всего любили Gilliard’a, который сначала учил великих княжон французскому языку, а после стал гувернером Алексея Николаевича; он жил во дворце и пользовался полным доверием их величеств. Mr. Gibbs’a тоже очень любили; оба последовали в Сибирь и оставались с царской семьей, пока большевики их не разлучили».

Даже после ареста всей семьи, не зная, что ожидает их в будущем, августейшие родители решили, что дети не должны прерывать учебу. «По мере выздоровления их Высочества принялись за уроки, но так как учителей к ним не допускали, за исключением тоже арестованного Жильяра, то эти обязанности ее Величество разделила между всеми. Она лично преподавала всем детям Закон Божий, его Величество – Алексею Николаевичу географию и историю, великая княжна Ольга Николаевна – своим младшим сестрам и брату английский язык, Екатерина Адольфовна Шнейдер – арифметику и русскую грамматику, графиня Генне – историю, доктору Деревенько было поручено преподавание Алексею Николаевичу естествознания, а мой отец занимался с ним русским чтением. Они оба увлекались лирикой Лермонтова, которого Алексей Николаевич учил наизусть; кроме того, он писал переложения и сочинения по картинам, и мой отец наслаждался этими занятиями», – писала Т.С. Мельник-Боткина.

Развлечения

То, что царские дети никогда не сидели без дела, вовсе не значит, что они вообще не отдыхали. Детские игры государыня тоже считала делом, причем делом весьма важным: «Просто преступление – подавлять детскую радость и заставлять детей быть мрачными и важными… Их детство нужно по мере возможности наполнить радостью, светом, веселыми играми. Родителям не следует стыдиться того, что они играют и шалят вместе с детьми. Может, именно тогда они ближе к Богу, чем когда выполняют самую важную, по их мнению, работу».

Родителей, которые захотят послушаться мудрого совета императрицы Александры Феодоровны, эти слова могут предостеречь сразу от двух ошибок. Первая: у взрослых есть склонность резко ограничивать ребячьи забавы, при этом часто забывают, что дети есть дети и нельзя постоянно приносить их игру в жертву занятиям, пусть даже самым важным. Вторая ошибка: пустить ребенка на самотек, не интересуясь его занятиями в часы досуга, как, например, делают многие мамы, разрешая детям часами напролет играть в компьютерные игры. Организовать детскую игру ненавязчиво и мудро – большой талант. К счастью, у царских детей были мудрые, любящие родители, всегда готовые разделить их забавы, а потому отдых великих княжон и наследника всегда был веселым и здоровым.

Если бы сейчас родители сами играли с детьми или хотя бы просто вдумывались, во что играют и как развлекаются их чада, можно было бы избежать многих бед. Это не преувеличение. Что такое для ребенка игра? Акт творчества, познания, первые уроки жизни. Нормальная детская игра развивает ребенка, учит его принимать решения, быть самостоятельным. Правда, это не значит, что детские игры надо строго регламентировать. Иначе родители, испугавшись впасть в две первые ошибки, совершат третью – станут постоянно вмешиваться в игру ребенка «со своей взрослой колокольни», желая сделать ее правильной и «развивающей».

Государь Николай Александрович тоже очень любил проводить время с детьми, играя с ними. «Во время дневных прогулок государь, любивший много ходить, обыкновенно обходил парк с одной из дочерей, но ему случалось также присоединяться к нам, и с его помощью мы однажды построили огромную снеговую башню, которая приняла вид внушительной крепости и занимала нас в продолжение нескольких недель», – пишет П. Жильяр. Благодаря Николаю Александровичу его дети полюбили физические упражнения. Сам государь, по рассказу Юлии Ден, любил бывать на свежем воздухе, он был отменным стрелком, превосходным спортсменом. У него были чрезвычайно сильные руки. Излюбленным его развлечением являлась гребля. Он любил байдарку и каноэ. Когда императорская семья отдыхала в финских шхерах, государь проводил на воде целые часы.

Внешних развлечений, вроде выездов, балов, царские дети практически не знали. Они сами придумывали себе занятия, кроме игр на воздухе, прогулок и физических упражнений, – например, организовывали домашние театральные постановки. Эти маленькие пьесы всегда становились радостным событием, давали и детям, и родителям душевное отдохновение даже в трагические дни их заключения. Великие княжны очень любили решать головоломки. А царевич Алексей, как любой мальчик, собирал в карман всякие мелочи – гвозди, веревки и др.

Большой радостью были для царских детей летние поездки в шхеры или в Крым. Во время этих путешествий матросы учили детей плавать. «Но и кроме купания, в этих поездках было много радостного: катание на шлюпках, поездки на берег, на острова, где можно было возиться, собирать грибы. А сколько интересного на яхтах и судах, их сопровождавших! Гребные и парусные гонки шлюпок, фейерверк на островах, спуск флага с церемонией», – вспоминает П. Савченко.

Вся семья любила животных. Кроме собак и кота, у них был осел Ванька, с которым очень любил играть цесаревич. «Ванька был бесподобное, умное и забавное животное, – вспоминает П. Жильяр. – Когда Алексею Николаевичу захотели подарить осла, долго, но безрезультатно обращались ко всем барышникам в Петербурге; тогда цирк Чинизелли согласился уступить старого осла, который по дряхлости уже не годился для представлений. И вот таким образом Ванька появился при дворе, вполне оценив, по-видимому, дворцовую конюшню. Он очень забавлял нас, так как знал много самых невероятных фокусов. Он с большой ловкостью выворачивал карманы в надежде найти в них сладости. Он находил особую прелесть в старых резиновых мячиках, которые небрежно жевал, закрыв один глаз, как старый янки».

Так, по воспоминаниям людей, близко знавших императорскую семью, проводили досуг четыре дочери и сын императора Николая II. Их игры и развлечения способствовали единению семьи не только в радости, но и в горе, когда в заточении императорская семья явила даже враждебно относящимся к ним людям удивительный пример любви, единодушия и сплочения перед лицом смертельной опасности.

Марина Кравцова

Источник: Журнал "Покров"

21 февраля 2016 г.

Наталья Бонецкая. Семейная переписка царственных страстотерпцев http://www.pravoslavie.ru/107272.html

Свернутый текст

Книга «Царские дети», вышедшая в издательстве Сретенского монастыря, воссоздает живые картины семейной жизни последних Романовых, показывая высоту их отношений и нравственных идеалов. Императрица Александра Федоровна своей рукой записала полюбившуюся ей цитату: «Это должен быть дом, в котором дети будут расти для истинной и благородной жизни, для Бога». Именно такой видели семью последнего Русского императора их приближенные, оставившие о них свои воспоминания.

Переписка Императрицы Александры Федоровны и ее дочери, Великой Княжны Татьяны Николаевны

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102761/276100.b.jpg?mtime=1508510038.jpg
Императрица Александра Федоровна

Императрица Александра Федоровна была доброй женой и матерью. Она достойно исполняла обязанности Царицы, видя в них долг, возложенный на нее Господом, подвизалась и в благотворительности, помогая тем, кто нуждался, но особенно ценила она свою семью.

Режим для детей был обычным, обязанности, привычные Царской Семье, не тяготили. Император и Императрица были верны принципам их собственного воспитания: большие, хорошо проветриваемые комнаты, жесткие походные кровати без подушек; обыкновенными были холодные купания (теплые разрешались вечером). Подрастая, дети обедали вместе с родителями. Еда была простая: говядина, свинина, борщ и гречневая каша, вареная рыба, фрукты. Не принимая расточительного образа жизни большей части высшего общества России, Николай Александрович и Александра Федоровна хотели постепенно привить чувство настоящих ценностей и своим детям. Благотворное нравственное и духовное влияние ясно обозначилось в их короткой жизни. Один близкий им человек писал: «Они вели скромную жизнь, были просты в обращении и не придавали значения своему положению; у них не было и намека на высокомерие».

Одна из фрейлин Александры Федоровны, Софи Буксгевден вспоминала историю, связанную с Татьяной Николаевной, которой тогда было 18 лет:

«Они не придавали значения своему царскому положению, болезненно воспринимая высокопарное обращение. Однажды, на заседании комиссии по делам благотворительности, я должна была обратиться к Великой Княжне Татьяне как к президенту этой комиссии, и естественно, начала: «Если это будет угодно Вашему Царскому Высочеству...» Она посмотрела на меня с изумлением и, когда я села рядом с ней, наградила меня пинком под столом и прошептала: «Ты что, с ума сошла, так ко мне обращаться?» Пришлось мне поговорить с Императрицей, чтобы убедить Татьяну, что в официальных случаях такое обращение необходимо».

Вечера часто проводились «в семье» – собирались дети, Александра Федоровна и какая-нибудь близкая подруга или родственница в комнате Императрицы. Часы заполнялись музыкой, беседами, рукоделием и чтением. Если Император мог к ним присоединиться – обычно он работал до полуночи над государственными бумагами – то он читал вслух, отдавая предпочтение истории, русской литературе, поэзии или евангельским текстам.

Дети обычно не появлялись на публике, кроме тех случаев, когда этого требовали общественные обязанности или придворные церемонии. Трудно было найти друзей; Императрицу ужасала мысль ввести своих дочерей в компанию чересчур искушенных молодых женщин высшего света с их глупыми и иногда жестокими сплетнями. Это неодобрение распространялось даже на молодых кузенов и кузин, чье воспитание было более привилегированным. Когда у нее родился сын, в товарищи ему Государыня выбрала маленьких сыновей дворцовых слуг, воспитателей и доктора.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102755/275574.p.jpg?mtime=1508243248.jpg
Государыня Императрица Александра Фёдоровна и Великая Княжна Татьяна Николаевна

Существенной частью воспитания были игры и занятия спортом на открытом воздухе и в парке, окружавшем дворец в Царском Селе, и во время выездов семьи в загородные поместья в конце лета или ранней осенью. Одну-две недели в году проводили на «Штандарте», царской яхте, – единственном месте, где все могли расслабиться и быть самими собой, не опасаясь посторонних глаз. Ходили также на чай, который устраивала их тетя – Великая Княгиня Ольга Александровна и на который приглашались другие молодые люди. Позднее бывали танцы, теннис, прогулки верхом с молодыми офицерами. Император сам сопровождал своих дочерей в театр и на концерты. Вспоминает Софи Буксгевден:

«Императрица в самом деле воспитывала дочерей сама, и делала это прекрасно. Трудно представить себе более очаровательных, чистых и умных девочек. Она проявляла свой авторитет только при необходимости, и это не нарушало той атмосферы абсолютного доверия, которая царила между нею и дочерьми. Она понимала жизнерадостность юности и никогда не сдерживала их, если они шалили и смеялись. Ей также нравилось присутствовать на уроках, обсуждать с учителями направление и содержание занятий.

Татьяна Николаевна, по-моему, была самая хорошенькая. Она была выше матери, но такая тоненькая и так хорошо сложена, что высокий рост не был ей помехой. У нее были красивые, правильные черты лица, она была похожа на своих царственных красавиц-родственниц, чьи фамильные портреты украшали дворец. Темноволосая, бледнолицая, с широко расставленными светло-карими глазами: это придавало ее взгляду поэтическое, несколько отсутствующее выражение, что не совсем соответствовало ее характеру. В ней была смесь искренности, прямолинейности и упорства, склонности к поэзии и абстрактным идеям. Она была ближе всех к матери и была любимицей у нее и у отца. Абсолютно лишенная самолюбия, она всегда была готова отказаться от своих планов, если появлялась возможность погулять с отцом, почитать матери, сделать то, о чем ее просили. Именно Татьяна Николаевна нянчилась с младшими, помогала устраивать дела во дворце, чтобы официальные церемонии согласовывались с личными планами семьи. У нее был практический ум Императрицы и детальный подход ко всему. Она не обладала сильным характером Ольги Николаевны, всегда была под ее влиянием, но в случаях, требующих решительных действий, принимала решения быстрее, чем ее старшая сестра, и никогда не теряла головы».

В течение двадцати лет от рождения Великой Княжны Татьяны Николаевны до ее гибели вместе с семьей в Екатеринбурге записки были частой, если не ежедневной формой общения в семье. Когда Александра Федоровна из-за нездоровья или занятости обязанностями Императрицы не могла подняться наверх в комнаты к детям, она часто писала им письма, и эту привычку, подрастая, они охотно перенимали. В то время как большинство записок и писем относятся к домашним делам, режиму и болезням, есть также и такие, которые живо рисуют духовную жизнь этой дружной семьи.

Александра Федоровна хотя и владела бегло русским языком, свою личную корреспонденцию вела на английском – и потому, что предпочитала его, и для того, чтобы ее дети поупражнялись в нем, особенно две старшие дочери – Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна. Дети по-русски говорили почти исключительно друг с другом и с отцом; французский, английский и немецкий были их школьными предметами.

Хотя Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна довольно свободно говорили по-английски, в письменной речи они не достигли совершенства. Письма Татьяны Николаевны отличаются любовью к родителям и ко всей семье; жизнь этой скромной, милой девушки полна теплоты и домашности; безошибочно можно сказать, что она – достойная дочь своей святой матери.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102755/275575.b.jpg?mtime=1508243374.jpg
Великая княжна Татьяна Николаевна Романова

17 января 1909 года.

Моя дорогая Мама!

Я надеюсь, сегодня ты не очень устанешь и выйдешь к обеду. Мне всегда ужасно жаль, когда ты устаешь и не можешь встать с постели. Дорогая Мама, я буду молиться за тебя в церкви. Я надеюсь, что сегодня мы сможем сходить с тобой в Анин маленький домик. Пожалуйста, выспись хорошо и не уставай. Может быть, у меня много промахов, но пожалуйста, прости меня. Очень хорошо, что вчера ты не ходила в церковь, а то бы ты наверняка еще больше устала.

Много-много раз целую мою любимую Маму.

Твоя любящая дочь

Татьяна.

Я буду молиться за тебя в церкви.

24 января 1909 года.

Моя дорогая Татьяна, нежно целую и благодарю тебя за твое милое письмо.

Это прекрасно – ты молишься за свою мамочку; может быть, Бог ей даст что-то хорошее. Но иногда Он посылает болезнь для блага чьей-либо души. Старайся быть как можно лучше и не причиняй мне беспокойства, тогда я буду спокойна, я ведь не могу подняться наверх и посмотреть, как дела с уроками, как ты себя ведешь и как разговариваешь. Веди себя хорошо. Тебя обнимает твоя любящая

Мама.

Да благословит тебя Бог.

Следующее письмо было написано Татьяной, когда она готовилась к исповеди и Святому Причащению.

5 марта 1910 года.

Моя любимая, дорогая милая Мама, мне очень радостно, что завтра я приму Тело Господне и Его Кровь. Это очень хорошо. Пожалуйста, прости меня, что я не всегда слушаю тебя, когда ты мне что-то говоришь. Сейчас я постараюсь слушать всех и особенно моих дорогих Папу и Маму. Пожалуйста, попроси у него тоже прощение за меня. Я постараюсь быть очень послушной. Пожалуйста, дорогие мои, спите оба хорошо, пусть вам приснится наш любимый «Штандарт», который сейчас так далеко. Перед Причастием я буду читать все молитвы.

Пусть Бог благословит моих милых Папу и Маму. Нежно вас целую.

Ваша любящая, преданная и благодарная за все

дочь Татьяна.

12 июня 1911 года,

«Штандарт».

Моя дорогая, милая Мама,

я не могу не думать о том, какой я была нехорошей, не посидела с тобой сегодня днем. Я плачу и чувствую себя такой несчастной без тебя. Я хочу быть с тобой, милая Мама. Пожалуйста, разреши мне. Завтра я не смогу быть с тобой, потому что будет очередь Ольги, и если я появлюсь, она рассердится. Как же мне сделать то, чего так хочется?

Да благословит тебя Бог, милая Мама. Пожалуйста, ответь. Только бы я смогла сейчас придти и поцеловать тебя – тогда бы я успокоилась.

Твоя любящая Татьяна.

28 ноября 1911 года,

Ливадия.

Моя дорогая, родная, милая Мама,

я прошу прощения за то, что не слушаю тебя, спорю с тобой, – что я непослушная. Сразу я никогда ничего не чувствую, а потом ощущаю себя такой грустной и несчастной оттого, что утомила тебя, потому что тебе все время приходилось мне все повторять. Пожалуйста, прости меня, моя бесценная Мамочка. Сейчас я действительно постараюсь быть как можно лучше и добрее, потому что я знаю, как тебе не нравится, когда одна из твоих дочерей не слушается и плохо себя ведет. Я знаю, как это ужасно с моей стороны плохо себя вести, моя дорогая Мама, но я на самом деле, милая моя, буду стараться вести себя как можно лучше, и никогда не утомлять тебя, и всегда слушаться с первого слова.

Прости меня, дорогая. Пожалуйста, напиши мне только одно слово, что ты меня прощаешь, и тогда я смогу пойти спать с чистой совестью. Да благословит тебя Бог всегда и повсюду! Никому не показывай это письмо.

Поцелуй от твоей любящей, преданной, благодарной и верной дочери

Татьяны.

Избранные записки и письма Императрицы Александры Федоровны ее дочери, Великой Княжне Ольге Николаевне

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102755/275576.p.jpg?mtime=1508243612.jpg
Великая княжна Ольга

Великая Княжна Ольга Николаевна, старшая дочь Государя Николая Александровича и Государыни Александры Федоровны, родилась осенью 1895 года. Яркое описание этой молодой девушки было оставлено баронессой Буксгевден, фрейлиной Императрицы и подругой всех четырех сестер:

«Великая Княжна Ольга Николаевна была красивая, высокая, со смеющимися голубыми глазами, чуть коротким носиком, который она сама называла «мой курносик». У нее были очень красивые зубы, изумительная фигура, она прекрасно ездила верхом и танцевала. Из всех сестер она была самая умная, самая музыкальная; по мнению ее учителей, она обладала абсолютным слухом. Она могла сыграть на слух любую услышанную мелодию, переложить сложные музыкальные пьесы, аккомпанировать без нот самые трудные вещи, пальцы ее извлекали из инструмента чудесный звук.

Ольга Николаевна была очень непосредственна, иногда слишком откровенна, всегда искренна. Она была очень обаятельная и самая веселая. Когда она училась, бедным учителям приходилось испытывать на себе множество ее всевозможных штучек, которые она изобретала, чтобы подшутить над ними. Да и повзрослев, она не оставляла случая позабавиться. Она была щедра и немедленно отзывалась на любую просьбу. От нее часто слышали: «Ой, надо помочь бедняжке такому-то и такой-то, я как-то должна это сделать». Ее сестра Татьяна была склонна более оказывать помощь практическую, она спрашивала имена нуждающихся, подробности, записывала все и спустя некоторое время оказывала конкретную помощь просителю, чувствуя себя обязанной сделать это».

Сидней Гиббс, учивший детей английскому, добавляет, что «она любила простоту и обращала мало внимания на одежду. Ее моральный облик напоминал мне ее отца, которого она любила больше всего на свете. Она была по-настоящему верующей».

Когда ей было 20 лет, Великая Княжна Ольга Николаевна получила право распоряжаться частью своих денег, и первая ее просьба была разрешить ей оплатить лечение ребенка-инвалида. Выезжая на прогулки, она часто видела этого ребенка, ковыляющего на костылях, и слышала, что его родители были слишком бедными, чтобы платить за его лечение. С этой целью она немедленно начала откладывать свое небольшое ежемесячное содержание.

Когда началась Первая мировая война, Великие Княжны Ольга Николаевна, Татьяна Николаевна и Императрица Александра Федоровна начали обучаться на сестер милосердия. Всю войну они усердно работали в госпиталях, которые Александра Федоровна устроила во дворцах Царского Села, часто оказывая медицинскую помощь солдатам, только что прибывшим с фронта. Они продолжали свою работу до ареста и заточения семьи в 1917 году.

Баронесса Буксгевден продолжает:

«Ольга Николаевна была предана своему отцу. Ужас революции повлиял на нее гораздо больше, чем на других. Она полностью изменилась, исчезла ее жизнерадостность».

Хотя она и изменилась, заточение ее не ожесточило. Оно, однако, сделало ее очень серьезной. Девушка понимала, в какой серьезной ситуации оказалась ее семья. Ее преданность отцу, удвоенная чистосердечием и непоколебимой верой во Христа, побудили ее писать из Тобольска, во время длительного заключения семьи, следующее:

«Отец просит передать всем, кто остался ему верен, и тем, на кого эти преданные люди могли бы повлиять, чтобы они не мстили за него – он простил всех и молится за всех, но чтобы они помнили, что зло, которое есть сейчас в мире, станет еще более сильным, и что зло можно победить не злом, а любовью».

Великая Княжна Ольга Николаевна дорожила письмами и записками матери и переписывала их в переплетенную тетрадь, которая была найдена после ее смерти. Записки и письма Государыни охватывают период 1903–1917 гг. Она начала писать своей старшей дочери, когда той было 7 лет, вероятно, как только девочка научилась читать. В первые годы в своих письмах Александра Федоровна описывает путешествия (которые совершались без детей), а в записках делает разные указания и наставления хорошо себя вести. Эти записки неоценимы: они рисуют в малейших деталях, как Царица воспитывала дочерей (по словам Анастасии Гендриковой, подруги и фрейлины Александры Федоровны, любимой темой для разговоров между Государыней и ее дочерьми были молитва и различные выражения отношения человека к Богу, отношения, которые должны быть основой всей духовной жизни). В период 1909–1911 гг. Императрица часто болела и прибегала к запискам, когда вынуждена была лежать в постели и не могла видеть детей столько, сколько ей хотелось. После 1912 года записки Александры Федоровны к Ольге Николаевне становятся почти исключительно деловыми – она начала рассчитывать на ее помощь в ведении дома и заботе о младших детях. Хотя это и не отражено в коротких записках последних лет, существовала тесная близость между матерью и дочерью, разделявшей ее заботы.

Понедельник 4 августа 1905 года, рядом с Псковом.

Дорогая Оленька,

папа и тетя Ольга ушли на прогулку в чудесный лес, мои ноги болят от ходьбы, поэтому я осталась дома. Сейчас поезд наконец остановился. Сегодня утром мы совершенно промокли, мой новый непромокаемый плащ был насквозь сырой. Мы видели массу солдат: кавалерию, пехоту и артиллерию. Местность очень красивая. Пока мы стояли в деревне, нас окружили крестьяне и начали разговаривать. Одна женщина спросила меня, как поживаете вы четверо и где я вас оставила. Как это мило с ее стороны! Другие поднесли нам хлеб-соль и самые красивые цветы из их садов. Я сейчас усиленно шью для базара. Мимо нас проходит много поездов, все очень длинные.

Сегодня утром нас приходила повидать старая женщина 98 лет и принесла хлеб-соль – она живет рядом, и мы хотим ее тоже навестить, если будет время. Тетя Ольга нарисовала очень красивую открытку Сарова и собирается ее напечатать.

Интересно, как вы все там? Мне так грустно без моих милых малышек! Постарайся вести себя очень хорошо и помни: локти на стол не класть, сидеть прямо и аккуратно есть мясо. Я вас всех очень нежно целую и Соню тоже. До свидания, милое дитя, да благословит тебя Бог.

Всегда твоя любящая

Мама.

Ты можешь положить это письмо в свой новый красный футлярчик. Постарайся прочитать его полностью сама. Соня может тебе немножечко помочь. Привет Трине и всем. Будь послушна и учись хорошо.

5 августа 1905 года, рядом с Псковом.

Дорогая Ольга,

снова весь день шел дождь. Мы ездили в чудный старинный монастырь – Псково-Печерский, он построен в пещерах. Мы видели дядю Мишу и Петю на вокзале в Пскове, и тетя Ольга сегодня вечером ездила с ними в церковь. Я так рада узнать, что у бэби-Царя новый зубик; надеюсь, он здоров и у него ничего не болит. Так как завтра у тебя будет только урок музыки, надеюсь, ты напишешь мне маленькое письмо, а также Татьяне. Здесь много прекрасного вереска. Если бы не было дождя, я бы вышла и набрала букет. Мы видели женщин в красивых старинных костюмах со множеством серебряных украшений, цепочек, кружев и пряжек. К несчастью, было слишком темно, и я не смогла их сфотографировать. Целую тебя и милых сестер очень нежно и остаюсь

ваша любящая

Мама.

Да благословит вас Бог. Привет Соне и Трине. Я уверена, что вам было очень весело. Если тетя разрешит, вы можете снова пойти туда поиграть с кузенами.

Без даты, 1905 год.

Любимое дитя,

Мама нежно целует свою девочку и молится, чтобы Бог помог ей всегда быть хорошим любящим ребенком. Будь мягкой, любящей, доброй ко всем, тогда все будут любить тебя.

Да благословит тебя Бог.

Мама.

1 января 1909 года.

Моя милая маленькая Ольга,

пусть новый 1909 год принесет тебе много счастья и всяческие блага. Старайся быть примером того, какой должна быть хорошая, маленькая, послушная девочка. Ты у нас старшая и должна показывать другим, как себя вести. Учись делать других счастливыми, думай о себе в последнюю очередь. Будь мягкой, доброй, никогда не веди себя грубо или резко. В манерах и речи будь настоящей леди. Будь терпелива и вежлива, всячески помогай сестрам. Когда увидишь кого-нибудь в печали, старайся подарить солнечной улыбкой. Ты бываешь такой милой и вежливой со мной, будь такой же и с сестрами. Покажи свое любящее сердце. Прежде всего научись любить Бога всеми силами души, и Он всегда будет с тобой. Молись Емy от всего сердца. Помни, что Он все видит и слышит. Он нежно любит Своих детей, но они должны научиться исполнять Его волю.

Я нежно целую тебя, милое дитя, и с любовью благословляю. Пусть Бог пребудет с тобой и хранит тебя Пресвятая Богородица.

Твоя старая Мама.

5 января 1909 года.

Дорогое дитя,

целую тебя за твое милое письмо. Сегодня вечером А. тоже принесла тебе письмо. Старайся серьезно говорить с Татьяной и Марией о том, как нужно относиться к Богу. Читала ли ты мое письмо от первого числа? Это помогло бы тебе в разговоре. Ты должна положительно на них влиять. Спи спокойно. Крепкий тебе поцелуй от твоей старой

Мамы.

15 января 1909 года.

Моя дорогая детка,

спасибо за твою милую записку. Да, дорогая, трудно найти время, чтобы не торопясь обо всем поговорить, но в скором времени мы как-нибудь снова это сделаем. А сейчас я чересчур устала...

Ольга, дорогая, в комнате я или нет, ты всегда должна вести себя одинаково. Это не я за тобой смотрю, а Бог все видит и повсюду слышит, и это Ему мы должны в первую очередь постараться понравиться, делая все, что нужно, слушаясь своих родителей и тех, кто о нас заботится, и побеждая свои недостатки. Скажем, есть вещи, которые тебе нравится делать, но ты знаешь, что я их запретила – стремись их не делать, даже если мое запрещение кажется тебе странным и ты не понимаешь его причины, но я-то ее знаю и знаю, что это для твоей пользы. Быстрее выполняй мои распоряжения, а не тяни время, чтобы посмотреть, делают ли другие. Ты должна показать хороший пример, а другие ему будут следовать. Внуши им, что нужно слушаться меня и Папу, и конечно, Мари и С.И. Я caмa была маленькой девочкой, и меня учили слушаться, и я благодарна тем, кто меня учил и был строг со мной. Спокойной ночи, дорогая Ольга, да благословит тебя Бог. Крепкий поцелуй от твоей старой

Мамы.

6 февраля 1909 года.

Моя милая, дорогая девочка,

я надеюсь, что все обошлось хорошо. Я так много думала о тебе, моя бедняжка, хорошо зная по опыту, как неприятны бывают такие недоразумения. Чувствуешь себя такой несчастной, когда кто-то на тебя сердится. Мы все должны переносить испытания: и взрослые люди, и маленькие дети, – Бог преподает нам урок терпения. Я знаю, что для тебя это особенно трудно, так как ты очень глубоко все переживаешь и у тебя горячий нрав. Но ты должна научиться обуздывать свой язык и, когда чувствуешь, что собираешься сказать что-то нехорошее или грубое, старайся от этого воздерживаться. Быстро помолись, чтобы Бог тебе помог. У меня было столько всяких историй с моей гувернанткой, и я всегда считала, что лучше всего извиниться, даже если я была права, только потому, что я младше и быстрее могла подавить свой гнев. М. такая хорошая и преданная, но сейчас она очень нервничает: она четыре года не была в отпуске, у нее болит нога, она простудилась и очень переживает, когда нездоров Бэби. И целый день находиться с детьми (не всегда послушными) для нее тяжело. Старайся всегда ей сочувствовать и не думай о себе. Тогда с Божией помощью тебе будет легче терпеть. Да благословит тебя Бог. Очень нежно тебя целую.

Твоя Мама.

Избранные письма Императрицы Александры Федоровны к ее дочери, Великой Княжне Марии Николаевне

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102755/275578.p.jpg?mtime=1508244420.jpg
Великая княжна Мария Николаевна Романова

Наименее известная из всех сестер, Великая Княжна Мария Николаевна, в истории семьи была затенена большой общественной деятельностью двух своих старших сестер и загадочной личностью младшей сестры, Великой Княжны Анастасии Николаевны. Софи Буксгевден, фрейлина Императрицы и подруга всех четырех девушек, вспоминает:

«Мария Николаевна, подобно Ольге Николаевне, была живой, с такою же, как у сестры, улыбкой, овалом лица, цветом глаз и волос, но все у нее было более яркое, а ее глаза – «Мариины блюдца», как говорили ее кузины, были изумительны, глубокого темно-синего цвета... Мария Николаевна одна из всех сестер обладала талантом рисования, наброски ее были весьма хороши. «Машка», – как звали ее сестры, – была в полном подчинении у младшей, Анастасии Николаевны, «постреленка», как звала ее мать».

Сидней Гиббс добавляет, что Великая Княжна Мария Николаевна в 18 лет (в 1917 г.) «была плотной и очень сильной, легко могла меня поднять. Приятной внешности, после болезни (корь) она очень сильно похудела. Она рисовала карандашом и красками и неплохо играла на пианино, но хуже, чем Ольга или Татьяна. Мария была простая, любила детей, немножко склонна была к лени; возможно, из нее бы получилась прекрасная жена и мать». Таким образом, из нескольких фрагментов мы можем сложить портрет простой и скромной молодой девушки, с художественными наклонностями, безусловно, с твердыми убеждениями и развитым материнским чувством. Интересно отметить, что в последнюю ужасную поездку в Екатеринбург, когда детей временно оставили в Тобольске, потому что Алексей Николаевич был слишком болен, чтобы ехать, Николай Александрович и Александра Федоровна взяли с собой именно Марию Николаевну – с тем, чтобы она помогала матери.

Следующие отрывки из переписки между Императрицей Александрой Федоровной и великой княжной Марией Николаевной немного проясняют образ этой наименее известной из всех сестер.

11 марта 1910 года.

Моя дорогая Машенька,

твое письмо меня очень опечалило. Милое дитя, ты должна пообещать мне никогда впредь не думать, что тебя никто не любит. Как в твою голову пришла такая необычная мысль? Быстро прогони ее оттуда. Мы все очень нежно любим тебя, и только когда ты чересчур расшалишься, раскапризничаешься и не слушаешься, тебя бранят; но бранить – не значит не любить. Наоборот, это делают для того, чтобы ты могла исправить свои недостатки и стать лучше!

Ты обычно держишься в стороне от других, думаешь, что ты им мешаешь, и остаешься одна с Триной вместо того, чтобы быть с ними. Они воображают, что ты не хочешь с ними быть. Сейчас ты становишься большой девочкой – и тебе лучше следовало бы быть больше с ними.

Ну, не думай больше об этом и помни, что ты точно так же нам дорога, как и остальные четверо, и что мы любим тебя всем сердцем.

Да благословит тебя Бог, дорогое дитя. Нежно тебя целую.

Очень тебя любящая старая Мама.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102755/275579.p.jpg?mtime=1508244519.jpg
Великая Княжна Мария Николаевна

3 декабря 1914 года, Москва.

Дорогая Мария,

пожалуйста, раздай всем офицерам в Большом дворце (во время первой мировой войны Государыня превратила Екатерининский дворец в военный госпиталь. – Ред.) эти образа от меня. Разверни их. Если будет слишком много, то остаток отдай мне обратно. Потом, я посылаю хлеб – освященную просфору и неосвященную; они должны это разогреть и съесть. Я также посылаю образа для наших раненых офицеров, но я не знаю, сколько их у нас лежит, и некоторые не православные. Лишние передай офицерам в вашем госпитале. Надеялась, что ты принесешь мне письмо.

Да благословит и да хранит тебя Бог.

1000 поцелуев от твоей старушки Мамы,

которая очень по тебе скучает.

***

Данное письмо Александры Федоровны Николаю II наглядно показывает, каким самоотверженным был труд Императрицы и великих княжон во время первой мировой войны.

Царское Село, 20 ноября 1914 года.

Любимый, дорогой Ники,

я ходила в Большой дворец (превращенный в госпиталь. – Ред.) к тому бедному мальчику. Мне все-таки кажется, что края этой большой раны затвердели. Княгиня находит, что кожа не омертвела. Она посмотрела ногу Ройфла и считает, что, пока еще не поздно, следует немедленно делать ампутацию, – иначе придется резать очень высоко. Его семья хочет, чтобы его проконсультировали какие-нибудь знаменитости, но все в отъезде, кроме Зейдлера, который сможет приехать только в пятницу.

Погода мягкая, бэби катается в своем автомобильчике, а потом Ольга, которая сейчас гуляет с Аней, пойдет с ним в Большой дворец к офицерам, которым не терпится его повидать. Я слишком устала, чтобы идти с ними, а в 5 с четвертью в большом госпитале нам предстоит ампутация (вместо лекции). Сегодня утром мы присутствовали на нашей первой большой ампутации (я как всегда подавала инструмент, а Ольга вдевала нитки в иголки – была отрезана рука целиком). Потом мы все принимали раненых в маленьком госпитале (а самых тяжелых в большом). Я принимала искалеченных мужчин с ужасными ранами. Даже было страшно смотреть, насколько они изранены... У меня болит сердце за них; я не буду больше описывать подробности, это так грустно. Я им особенно сочувствую, как жена и мать. Я выслала из комнаты молодую сестру (девушку), а мадемуазель Аннен – постарше, она молодой врач и такая добрая. Есть раны с отравленными пулями. Один из офицеров в Большом дворце показал мне пулю дум-дум, изготовленную в Германии. Она очень длинная, на конце узкая и похожа на красную медь.

Милый мой, до свидания. Да благословит и да хранит тебя Бог. Остаюсь навсегда глубоко преданная,

любящая старая женушка

Аликс.

Все дети тебя целуют.

Подготовила Наталья Бонецкая

21 октября 2017 г.

Отредактировано Ольга79 (2018-05-18 02:41:17)

27

https://pravoslavie.ru/sas/image/102947/294753.b.jpg

Царские дети: пять характеров. Источник: "Крестовский Мост" http://www.pravoslavie.ru/114025.html :

Свернутый текст

17 июля исполняется 100 лет со дня расстрела семьи Романовых — царя Николая Александровича, его жены Александры Фёдоровны, дочерей Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии и сына Алексея.

Какими были царские дети из святой семьи? О чём мечтали и чего уже успели достичь в своих коротких, но замечательных судьбах?

Какой была семья Николая II? Есть её иконописный образ: семь «я», ставшие единством, как святые ангелы у Андрея Рублёва. Есть фото, на котором четыре великие княжны иногда так похожи, что можно перепутать.

На самом деле царские дети — очень разные. И хотя они всегда старались быть вместе, жизнь каждого — своя отдельная история с трагическим концом.

Княжна Ольга: «Я русская и хочу жить в России»

«Очень начитанна», «замечательно умна», «хрустальная душа», «имела абсолютный слух», «любила уединение и книги». Так говорили о великой княжне Ольге, старшей дочери царя. Она родилась в ноябре 1895-го, через год после венчания родителей. Впервые причастилась после крещения, когда ей было 11 дней, в церкви Царскосельского дворца.

По характеру тонко чувствующая, не склонная к лидерству. Роль ведущей она охотно уступала сестре Татьяне, хотя та была младше на полтора года. Они одинаково одевались, спали в одной комнате, делились сердечными тайнами.

Ольгу называли «папина дочка». Если не могла ответить на вопрос, говорила: «Спросите у папы». Носила на шее медальон с портретом Николая II. Это изображение найдут потом в Екатеринбурге, в Ганиной Яме.

С мамой иногда случались размолвки. Александра Фёдоровна нашла ей жениха — румынского принца Кароля. Ольга насмешливо звала его Карлушей. Когда зашла речь о замужестве, заявила: «Я русская и хочу жить в России». Её увлёк великий князь Дмитрий Павлович. Красавец, спорт­смен, храбрый офицер, он не скрывал своей неприязни к Распутину. Царица была категорически против такого зятя, и дочь смирилась с её волей.

В дневниках Ольга редко пишет «я», в основном «мы». Четыре сестры придумали себе общее «название» ОТМА — по первым буквам имён. Вместе играли в теннис, устраивали конные прогулки… Но боль, страдания, смерть были рядом. Тяжело болел маленький Алексей. Случались нервные приступы у матери. Осенью 1914 года великая княжна пошла работать медсестрой в лазарет.

«Ольга подавала нитки в иголки при первой ампутации, — писала царица мужу. — Один солдат умер прямо во время операции — такой ужас! Девочки выказали мужество, хотя никогда не видели смерти так близко… Как близка смерть!»

Отправляясь в Сибирь, княжна взяла с собой несколько икон, книги на русском и французском. Между страницами положила сухие цветы из Царского Села — напоминание о прежнем счастье.

Она не знала, что их ожидает, но, судя по некоторым поступкам, многое предчувствовала. В Тобольске сожгла почти все свои дневники, а незадолго до расстрела переписала в тетрадь «Молитву» — стихи, тайно переданные семье поэтом Сергеем Бехтеевым: «…И у преддверия могилы / Вдохни в уста Твоих рабов / Нечеловеческие силы / Молиться кротко за врагов!»

Княжна Татьяна: «Пусть Божье благословение тебя защищает!»

Вторую дочь назвали Таней, как у Лариных в «Евгении Онегине». Но получилось не по Пушкину: мечтательной была Ольга, а Татьяна оказалась энергичной, отлично ездила верхом, шефствовала над уланским полком и гордилась этим.

Внешне она походила на Александру Фёдоровну и из всех сестёр была, пожалуй, ближе всех к матери. Придворные отмечали утончённую красоту Татьяны, аристократизм, решительность и практический ум. Когда царица болела, вторая дочь ведала распорядком в доме, иногда её в шутку звали гувернёром. Она часто сопровождала царя на прогулках. Сёстры знали: если папá нужно о чём-то попросить, лучше всех это сделает Таня.

В сентябре 1911-го у неё на глазах убили Петра Столыпина. Вместе с отцом она сидела в театральной ложе, когда прозвучали выстрелы. Девочка видела кровь на его кителе, слышала его последние слова… «На Татьяну это произвело сильное впечатление, она долго плакала», — писал Николай II своей матери.

В сентябре 1914-го по инициативе великой княжны соз­дали комитет помощи пострадавшим от войны. Генерал Мосолов вспоминал, что семнадцатилетняя дочь царя «активно, разумно и толково» участвовала во всех делах. Тогда же у неё проявился талант сестры милосердия. Она ассистировала при сложных операциях, уверенно и умело перевязывала тяжёлые раны. Доктора отмечали, что им редко приходилось встречать такую спокойную и ловкую хирургическую сестру.

Благодаря сильному характеру она стала опорой для матери. После ареста, в Сибири, ухаживала за ней: помогала одеваться, укладывала волосы, старалась отвлечь от тяжёлых мыслей. 31 декабря 1917 года подарила красивую тетрадь для дневника. Надписала: «Моей любимой дорогой мам с лучшими пожеланиями счастливого Нового года. Пусть будет Божье благословение с тобой и всегда тебя защищает!»

Вечером 16 июля 1918 года Татьяна допоздна читала Александре Фёдоровне Библию. Через несколько часов их разбудили, велели одеться и спуститься в подвал — якобы для переезда в другое здание, но сначала — для фотографирования. Всю семью выстроили в ряд. Позже участники казни говорили, что Татьяна встала рядом с царицей, поближе, — последнее, что она смогла сделать для мамы...

Княжна Мария: «Ужасно грустно, что не удалось приложиться к мощам святого»

Третью дочь считали похожей на деда — богатыря Александра III. В 18 лет она забавы ради поднимала своего учителя английского языка сухопарого Чарльза Гиббса. Статная русская красавица с роскошными волосами и большими глазами (в семье их ласково называли «Машкины блюдца»), она отличалась добродушием, простотой, умела найти общий язык с разными людьми — с офицерами, солдатами и даже с красногвардейцами.

В детстве ей рассказывали о небесной покровительнице — святой Марии Магдалине, которая осталась одна в пещере, где был похоронен Иисус, и первой увидела воскресшего Спасителя. Великая княжна тоже была не робкого десятка. В феврале 1917-го, когда в Петрограде началось вооружённое восстание, а царь ещё не вернулся с фронта, она не побоялась вместе с Александрой Фёдоровной выйти к воинам, которые их охраняли. Вдали слышались звуки выстрелов, бунтовщики могли напасть на дворец. «Царица и её дочь переходили от одной шеренги к другой, ободряя солдат, забыв о смертельной опасности, которой подвергались», — вспоминала фрейлина Анна Вырубова.

Позже, в Екатеринбурге, арестованная княжна общалась с конвоирами, набранными из местных рабочих. Их сальные шутки шокировали Ольгу и Татьяну, но Мария не терялась: спокойно и строго отвечала грубиянам. Одного охранника, Ивана Скороходова, она пыталась учить музыке.

14 июня, за месяц до расстрела, ей исполнилось 19 лет. Так хотелось сделать общее фото на память! Но конвоиры запретили. Скороходов в тот день приготовил ей подарок — хотел тайно пронести в дом Ипатьева именинный пирог. Его задержал чекистский патруль на входе. Пирог конфисковали, а парня чуть не посадили. Больше он не приходил.

Смелость и сила сочетались в Марии с мягкостью характера. «Машка, неси меня!» — звал больной цесаревич, когда хотел перебраться в другую комнату. А как горячо она молилась за брата! «Когда я вышла из комнаты Алексея после молитвы, у меня было такое чувство, будто я пришла с исповеди… Такое приятное, небесное ощущение», — писала она матери.

«Мы всегда радуемся, когда нас пускают в церковь, — сообщала подруге весной 1918 года. — Но ужасно грустно, что нам ни разу не удалось приложиться к мощам св. Иоанна Тобольского».

Кто её убил, точно не известно. По словам чекиста Медведева, после первого залпа уцелевшая Мария бросилась к запертой двери — дёргала, пыталась открыть. Тогда комиссар Ермаков разрядил в неё свой пистолет...

Княжна Анастасия: «Как забавно вооружены красногвардейцы!»

Даже на парадных фото в её глазах — смешинка, а губы, кажется, вот-вот улыбнутся. Невысокая, широкая в кости, малышка Анастасия ничуть не переживала из-за своего сложения, наоборот, подшучивала, называла себя «швыбзик».

Быть младшей — особое преимущество: всеми любимая «кубышка», «солнышко», «пострелёнок» имела максимальную свободу. В четыре года залезала под стол и щипала за ноги великих князей (за это влетало от папы). В парке легко карабкалась на высокое дерево и отказывалась спускаться. Пряталась в буфете от докторов. Раскрашивала лицо цесаревича на манер индейца клубничным соком. Надевала накладные зубы и всех пугала. А ещё любила есть шоколад, рисовать и качаться на качелях.

Она быстро поняла свою роль в доме — быть источником веселья, разряжать обстановку. Скорбная мама, строгая Татьяна, задумчивая Ольга не выдерживали и начинали смеяться, глядя на её комические импровизации. Но главным её поклонником стал маленький Алексей. «Тебе нужно играть в театре», — говорил он. Настя сразу принимала официальный вид: «Нет. У меня другие обязанности».

Когда цесаревич болел, она часами сидела у его кровати, читала вслух, рассказывала истории, которые тут же, на ходу придумывала, и в каждой после всех перипетий побеждало добро.

Когда семью арестовали, ей было 15 лет. В Тобольске пилила с отцом брёвна, каталась с ледяной горы, играла для родных комедийные пьески. Каждый день находила повод для радости и делилась ею в письмах: «Теперь чудная погода, солнце так хорошо светит!», «Я больше всех загорела, прямо акробатка!», «Упала с качелей — такое замечательное было падение!»

«Как забавно вооружены красногвардейцы — прямо увешаны оружием, всюду что-нибудь висит или торчит», — писала она родителям весной 1918-го. «Мы ужасно хорошо устроили иконостас к Пасхе!» А в конце письма: «Милые, дорогие, как вас жалеем. Верим, что Господь поможет своим!!!»

После расстрела царской семьи в Екатеринбург вошли белые. В доме Ипатьева, в комнате, где жили великие княжны, следователи нашли рисунок Анастасии: две берёзы и между ними — пустые детские качели.

Цесаревич Алексей:«Если умру, поставьте мне в парке маленький памятник»

«Ибо Господь, кого любит, того наказывает». Как же так? Духовник объяснял маленькому цесаревичу: «Бог нас испытывает, и, если терпеть, не роптать, это принесёт духовные плоды».

Терпеть было трудно. В восемь лет Алексей упал, ушибся, начался сильный жар. Три недели мучений днём и ночью. «Если умру, поставьте мне в парке маленький памятник», — попросил он родителей.

Летом мальчик ложился в траву и смотрел на облака. «О чём думаешь?» — спросила его сестра Ольга. «Много о чём, — ответил цесаревич. — Наслаждаюсь солнцем, красотой лета, пока могу. Кто знает, возможно, в один из таких дней я больше не смогу этого делать».

В его спальне много икон, в центре киота — «Воскресение Христово» с частицей камня с Голгофы. Каждый вечер сюда заходит мама, и они вместе молятся. Потом Алексей сразу выключает свет. Почему так быстро? «Мамочка, мне светло, только когда ты со мной. А когда уходишь, кругом темнота».

Слышит ли Бог их молитвы? Алексей — наследник, он должен стать сильным, во главе России. Когда это случится, он сделает так, чтоб все были счастливы! Вдвоём с папой они выходят из вагона на маленькой станции. Какой-то служащий с поклоном обращается к царю: большая семья, бедность… «С этого дня будете получать от меня ещё 30 рублей в месяц», — обещает ему царь. Стоящий рядом цесаревич добавляет: «А от меня — 40».

В августе 1914-го в Москве он гуляет со своим наставником на Воробьёвых горах. На обратном пути, в районе Якиманки, автомобиль обступила толпа простых людей. Они в восторге, каждый пытается дотронуться до него. Осанна сыну царя!

Весной 17-го он, как и вся семья, под арестом. Светлая седмица, мальчик гуляет в саду. Хмельные матросы кричат ему: «Эй ты, будущий царь!» Он смотрит на них и вдруг отвечает: «Христос воскресе, братцы!» Перестав ухмыляться, матросы вытягиваются во весь рост: «Воистину воскресе!!!»

Их последний Новый год в Тобольске: ёлка без игрушек стоит на столе. «Господи, помоги нам! Господи, помилуй!» — записывает цесаревич в дневнике. В Екатеринбурге он поранил колено и снова слёг. К нему заходил чекист Яков Юровский. Осмотрел ногу, посоветовал повязку. Мог бы ещё поцеловать Алексея — по примеру Иуды, предателя Христа.

Перед казнью цесаревича посадили на стул. Когда Юровский выхватил пистолет, Николай заслонил собой сына. И тут же рухнул под градом пуль. Алексей так и остался сидеть. Долго стонал. Даже спустя много лет палачи удивлялись его «странной живучести».

28

Динара Грачева. Детский мир семьи Николая II: царские ценности http://www.pravoslavie.ru/125745.html

29

Очень интересно...
Всегда с огромным уважением отношусь к Семье последнего Императора.
Письма Александры Федоровны, великолепный экземпляр глубочайшей порядочности в отношениях и христианского осмысления семьи.

Спасибо.


Вы здесь » БЫТЬ! » Семья и дети » Царские дети. Семья святого страстотерпца царя Николая Второго