БЫТЬ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БЫТЬ! » Церковь Православная » Свет миру


Свет миру

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Игумения Арсения (Себрякова)
https://elitsy.s3.amazonaws.com/media/cache/47/7b/477b046df934ae0284b0d48e21e29adc.jpg

   Игумения Арсения (Себрякова) была одной из редких избранниц Божьих не от мира сего, всё оставившая и последовавшая Христу. Всю свою 72-летнюю жизнь посвятила она служению Богу и людям и, как светильник горяй и светяй (Ин. 5:35), она многих освящала и просвещала своим живым словом, своим примером и дивными подвигами души. Смиренная труженица пустынной обители, она была велика своей живой верой в Бога, своей любовью к Нему, своими подвигами, столь высокими — особенно для нашего времени, оскудевшего истинными подвижниками…

Всесторонне образованная, она не оставляла и светскую литературу, любила и читала с удовольствием великих русских писателей, находя глубокую психологию в произведениях Достоевского и других; с интересом следила за текущими событиями общественной жизни, смело высказывала свои взгляды, иногда резко противоречившие общепринятым понятиям и, невольно раскрывая перед своими собеседниками всю глубину своего светлого ума и возвышенной души, она так увлекала их своей беседой, что они всегда с сожалением покидали её.

«Цель жизни монашеской, — говорила матушка Арсения в своих беседах, — чистота сердца. Блажени чистии сердцем, ибо они Бога узрят, а чистота сердца приобретается жительством по заповедям Божиим. Только заповеди очищают сердце. Поэтому постоянным трудом должно быть направление своего сердца поступать по заповедям Божиим.
[b]
Во-первых, возлюби ближнего, как самого себя, это первая степень, а дальше — люби врагов и положи душу за други своя. Потом заповедь о прощении: простить ближнего во всем, чем он тебя обидел, кажется одно дело, а сколько в нем очищения для сердца при прощении, и самоотвержение, и смирение. Закон страстей — закон гражданский уничтожается законом духовным; прости не потому, что заслужил человек прощение, но потому, что Христос простил распинателей и молился за них.

Нужно направлять свое сердце к хождению по заповедям Божиим. Нужно стараться усвоить свое сердце Христу уподоблением Ему. Апостол говорит: Подобни мне бывайте, яко же и аз Христу, а Господь говорит: Аще заповеди моя соблюдете, пребудете в любви Моей, якоже и Аз заповеди Отца Моего соблюдох и пребываю в любви Его. Значит, любовь Христову и уподобление Ему можно приобрести неуклонным исполнением Его заповедей. Мы же не только не исполняем заповедей, мы не знаем их, они чужды нашему сердцу.

Христос есть Бог, необъятное, беспредельное, совершенное Существо. Херувимы, бесплотные силы с светлым умом и чистой волей, стремятся несколько тысячелетий к познанию Его и еще целую вечность будут стремиться. А мы, слабые, падшие человеки, с умом, помраченным грехом, с извращенной волей, но с желанием уподобления Христу, не находим себе дела. Успокаиваемся, когда несколько соберется наш ум, когда можем немного помолиться в мире сердечном, точно это предел искания. Будто далее идти некуда… Тецыте, тецыте, да постигнете, — значит спешите, не растеряйте дорогого времени; жизнь так коротка для такой великой цели, какова наша, — уподобление Христу! Нужно отсечь плотские страсти (что сопряжено с болезнями телесными), потом сердечные, далее помыслы, но разве это все? Мне все хочется представить вам, как обширно поприще труда над собою. Мне кажется, что в глазах ваших почему-то узок горизонт, мал круг деятельности в жизни духовной. Всегда, при всяком случае надо искать указания, как поступить по заповедям Божиим, и легко будет на душе…»
[/b]
«Мы жестоко ошибаемся, ища на земле совершенного блаженства, — ещё так говорила она. — Полнота души — Господь. Он есть высшее совершенное блаженство, и пока Он не вселился в душе, жизнь её — томление и скорбь. Если случится увлечься кем-либо, то это временное утешение оскверняет сердце, делает его более неспособным к принятию Господа, одним словом, отодвигает его от цели. Но и увлечение не есть погибель. И эту свою немощь надо понести, нужно под неё подклониться, убедивши себя, что всё страстное и плотское, в чем я живу, и есть моё достояние, а остальное всё -  Божие. И не проходи мы через острые, сильные страсти, мы не увидим мелких, в которых все погрязли. Итак, не смущайтесь, не малодушествуйте, если когда и борят страсти. Я помню себя в молодых летах и ещё одну сестру. Мы скорбели, что нам не с чем бороться, что нет возможности приобретать венцы, нечем доказать любовь к Господу и желание пострадать ради этой любви».

«Если мучит тебя зависть по отношению к ближнему, — говорила матушка, — не осуди его, уступи ближнему, сочти себя хуже его, пожелай ближнему всяких благ, помолись за него. Зависть умаляет, представляет узким Господа, Подателя всяких обильных благ. Зачем только мне одной блага, а другим не надо? У Господа так много их. Он щедро изливает их не только на достойных, но и на грешных, даже на неверных, изливает на все творения, на каждую былинку. А мы мучаемся этим, хотим сосредоточить только в себе всю милость, все блага Творца. Да разве это возможно?»

В другой раз матушка сказала: «Не скорби, что не видишь в себе ничего доброго, даже не ищи добра в себе. Человеческое добро мерзость есть пред Господом. Радуйся своей немощи, своему бессилию. Истинное добро есть Господь, Он разум, Он и сила. Молись, чтобы Он наполнил твое сердце, чтобы Он, как истинный свет, просветил твой разум, чтобы Он был силою, в тебе действующею, чтобы Он царствовал в тебе. Твое же все навсегда останется немощным и бессильным. Молись так: Да будет во мне Твоя воля, Господи, да будет во мне Твоя сила, все побеждающая, все устрашающая. Вся жизнь твоя да будет стремлением к Господу. Во время всяких искушений, во время болезни, одним словом, в каком бы состоянии ни находилась твоя душа, направляй твои мысли к Господу. Нужно пройти через все немощи естества и всегда стремиться к Господу. Ты ведь монах, а монашеский чин потому и называется ангельским, что монах, как ангел, должен стремиться к Единому».

Матушка говорила, и было видно, что она знает по опыту, что в неочищенном сердце не может вселиться Христос, какой бы способ кто ни употреблял. Утверждала необходимость борьбы, необходимость уничтожения ветхого человека и обновления нового. Делила она всю жизнь человека на три части. Первая — жизнь по страстям, когда человек живёт по всем хотениям плоти. Потом жизнь по заповедям, когда человек борется со страстями, старается поступить по заповедям, хотя это очень ему тяжело. Он то побеждает, то побеждается. Эта жизнь борьбы с миром, когда мир, то есть люди, восстанут на него, видя, что он есть что-то другое от них, не таков, как они. Переживши этот период, человек, говорила матушка, достигает состояния бесстрастия. Тогда он любит врагов, терпит поношения и прочее уже без боли в сердце, без труда, а естественно.

«Ваша матушка — поэзия монастыря», — выразилась однажды о ней одна из ее светских посетительниц. Это своеобразное выражение светского человека живо характеризует личность матушки Игумении. Она действительно была жизнью монастыря. Она умела внести мир и довольство, умела оживить суровую монастырскую жизнь, придать силу и энергию проходящим её… И скольким, скольким помогала она, лишая себя часто и самого необходимого…

Иногда целый день случалось матушке Арсении проводить с посетителями. То с делом кто придет, то с душевными скорбями, то просто побеседовать с «матушкой». По слову Грядущего ко мне не изжену вон (Ин. 6:37), она всех принимала, успокаивала, утешала и лишь вечером, оставаясь наедине с собой, уходила в свою молитвенную комнату, пристроенную к ее келлии, и там в горячей пламенной молитве изливала перед Богом свою душу, молясь за всех страдающих, обремененных; или же уходила по ночам в пещеры и предавалась там усиленному труду и молитве.

Никто из монастырских не знал, как проводит ночи их настоятельница-подвижница. Лишь по временам слабо мерцавший огонек под сводами храма выдавал там чье-то присутствие и наполнял суеверным страхом сердца простых инокинь; они часто недоумевали, откуда берется так много выкопанной земли около строящейся церкви, незамеченной ими накануне. А на другое утро, подкрепившись часом или двумя сна, игумения, бодрая по-прежнему, спешила к обедне, где в слове Божием черпала силу на предстоящий день труда и подвига…

Возненавидь мечтательность, уводящую от Бога на страну далече, отвлекающую душу от главного — покаяния, так учила своих духовных чад игумения Арсения.

В наши непростые времена каждая душа подвергается многочисленным искушениям. Желающему спастись необходимо найти свою меру, встать на прямой путь, сохраняющий от впадения в любые губительные крайности, путь, названный святыми отцами срединным, царским. Потому так важен для нас конкретный опыт трезвенного подвига, явленный жизнью игуменьи Арсении…

Из записок матушки Арсении
Жесток путь спасения, жестоко бывает иногда и слово, высказанное о нем, — это меч обоюдоострый, и режет он наши страсти, нашу чувственность, а вместе с нею делает боль и в самом сердце, из которого вырезываются они. И будет ли время, чтоб для этого меча не оставалось больше дела в нашем сердце? (Игумения Арсения (Себрякова)

2

https://elitsy.s3.amazonaws.com/media/cache/e3/73/e3732590332ea1491a2f27475508cc49.jpg

3

https://elitsy.s3.amazonaws.com/media/cache/8c/08/8c08f26503672a5866ad2ce633c79221.jpg

4

Селигер...

https://elitsy.s3.amazonaws.com/media/cache/89/98/899861e0205e0b23d2b8b6231abdde21.jpg

5

Светлое горение 

Отредактировано Таня Р. (2016-05-24 20:03:55)

6

«В самой черной бездне всегда найдется лучик света. И пока есть этот свет, есть и надежда».
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102373/237319.b.jpg?mtime=1464102574
Последние слова девочки-христианки, сожженной бандитами ИГИЛ, были «прости их», она прошептала их перед смертью своей матери. Девочка получила тяжелые ожоги и прожила всего сутки после того, как боевики ИГИЛ ворвались в дом ее семьи в городе Мосул в Ираке и подожгли его, сообщает сайт Седмица ру.

История этой 12 летней девочки – лишь одна из многих подобных, прозвучавших на конференции по вопросам преследований христиан в странах Ближнего Востока, прошедшей в Нью-Йорке. Джихадисты ворвались в дом ее семьи и заявили матери девочки: «Вы сейчас уберетесь отсюда либо заплатите за свое иноверие, как того требует сура Аль-Джасия» (в этой суре призывается гибель на тех, которые отрицают знамения Аллаха). Мать вскричала: «Я заплачу и мы уйдем, дайте нам лишь время собраться!» Те ответили: «Нет у тебя времени», облили комнату бензином и подожгли. Матери и дочери удалось выбраться из бушующего пламени, но девочка получила тяжелые ожоги четвертой степени и скончалась в больнице на руках своей матери со словами «прости их».

Правозащитница Джакелин Исаак, поведавшая эту историю на конференции, сказала: «В самой черной бездне всегда найдется лучик света. И пока есть этот свет, есть и надежда».


Вы здесь » БЫТЬ! » Церковь Православная » Свет миру