БЫТЬ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БЫТЬ! » Всё о Вере. » Об одном недоумении относительно Заповеди любви.


Об одном недоумении относительно Заповеди любви.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://protoinfo.ru/wp-content/uploads/2015/04/raspyatie-e1428486382748.jpg

Нам очень знакомы, даже привычны по частому их употреблению слова Христа, сказанные ученикам во время прощальной беседы: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга» (Ин.13, 34).

По этой привычке мы и не обращаем внимание на одну особенность, которая, если на неё обратить внимание, даже многих православных христиан способна поставить в тупик. Вот и сейчас попробуйте ответить на простой вопро – чем же эта заповедь нова? Ведь из Евангелии от Матфея мы знаем, что заповедь любви – первая заповедь в Законе, данная ещё Моисею:

«законник, искушая Его, спросил: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22, 36-40).

Христос Сам разъясняет, что заповедь любви является наибольшей заповедью и лежит в основе всех прочих заповедей Закона, называемого сейчас Ветхим (Древним). Так что здесь может быть нового, в чём же новизна того, что уже заповедано в древности Законом, который пришёл исполнить Сам вочеловечившийся Господь?

Все недоумения возникают лишь от того, что Ин.13, 34 привычно цитируют, обрывая на точке с запятой, тогда как это не конец предложения. «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, [так] и вы да любите друг друга» (Ин.13, 34). А как Господь возлюбил нас? До смерти, смерти же крестной.

Ветхий Завет не требует от человека невозможного – люби ближнего как сам любишь себя, то есть практически достаточно так называемого «золотого правила» не делать другому того, чего себе не желаешь. В Новом Завете заповедь усиливается многократно. Любить христианам друг друга даже до смерти!

На самом деле требование запредельное, о чём и пишет Апостол Павел (Рим. 5, 7): «Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками».

Поэтому Новый Завет – совершеннейшее безумие и скандал 2000 лет назад, остаётся таковым и для многих формально христиан, не говоря о сознательных иудеях и язычниках (1Кор. 1, 22).

Однако, в 15-ой главе (от Иоанна) Господь повторяет: «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас». Или: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

Апостолы слышат это до Страстей Христовых, но мы-то – после… «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Не вы Меня избрали, а Я вас избрал…» (ст.12-16).

А далее Он говорит о ненависти: «Сие заповедаю вам, да любите друг друга. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше. Но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня. Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем».

В современном так называемом «оптимистическом богословии» принято рассуждать о том, что Новый Завет по сравнению с Ветхим принёс только «облегчение» возможности спасения. Мы видим, что это не так. Да, христианам не надо совершать многочисленные жертвоприношения, следовать жёсткой обрядовой регламентации и прочему подобному. Но вместо необходимости очищения внешности чаш и погружения чанов – мы призваны к куда более трудному внутреннему изменению.

И всем понятно, что навязать коробочки с цитатами из Писания на лоб и правую руку куда легче, чем изменить образ мыслей и действий. Но мало этого – новая заповедь принципиально невыполнима для ветхого человека, отчего Новый Завет по-прежнему остаётся соблазном и безумием не только для иудеев и язычников, но и, увы, для некоторых христиан, не изменивших при вхождении в Церковь образ мыслей, приобретённый за её границами.

Но вспомним, что никто из слышавших слова Христа уже не имеет извинения!

«Различие двух Заветов в названиях показывает сродство того и другого Завета, а самое это различие состоит не в разности по их сущности, а в разности по времени. Только поэтому Новое отличается от Ветхого, и разность по времени не означает ни различия по принадлежности кому-либо, ни меньшинства одного перед другим. Заветы Новый и Ветхий не противоположны, а только различны. Новый Закон есть усиление первого, а не противоречие ему» [Свт. Иоанн Златоуст, «Беседы на различные места Священного писания», собр. соч., т. 3, с. 22].

http://protoinfo.ru/ob-odnom-nedoumenii … di-lyubvi/

2

Спасибо, Юра. Миша (Админ на "Страннике) передает Вам спасибо за статью и ссылку. Он по ней еще интересный материал нашел.  :)

Отредактировано Ольга79 (2015-05-30 21:00:05)

3

«Бог есть любовь». Священное Писание и святые о любви http://www.pravoslavie.ru/90602.html .

4

Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий. Как научиться любить людей http://www.pravoslavie.ru/104833.html :

Свернутый текст

Информационно-просветительский отдел УПЦ публикует интервью Блаженнейшего Митрополита Онуфрия редакции «Церковная православная газета».

Христианская любовь предполагает не взаимность, а самопожертвование

— Ваше Блаженство, почему так получается: в нашем обществе много говорится о любви и в то же время чувствуется ее острейший дефицит? Что нужно сказать о любви в свете Нового Завета?

— Заповедь о любви к Богу и о любви к ближним была дана людям еще в Ветхом Завете. Однако в своей беседе на Тайной Вечере Господь Иисус Христос обращается к Своим ученикам со словами: заповедь новую даю вам, да любите друг друга (Ин. 13: 34). В чем новизна этой заповеди? Прежде всего в том, что любовь христианина должна простираться не только на тех, кто близок нам по крови или кто приятен нам, а на всех, кто нуждается в нашей помощи и любви. На евангельских страницах Иисус Христос призывает нас к любви бескорыстной. А если же мы любим так, как любят грешники, то какая за это благодарность от Господа? Мы призваны любить даже своих врагов, не ожидая ничего взамен (Лк. 6: 35), т. е. не надеясь на возмещения своих трат.

— Чем обычная (человеческая) любовь по существу своему отличается от христианской?

— В обычной жизни мы любим тех, которые нам нравятся и которые любят нас. А христианская любовь предполагает не взаимность, а самопожертвование. Возьмем наглядный пример из жизни: молодой человек любит девушку, готов ей покупать цветы и терпеть ее капризы. Но такая плотская любовь распространяется лишь на немногих людей – на родителей, еще, может быть, на одну личность. А христианская любовь распространяется на всех. Она является любовью возвышенной, всеобъемлющей и, достигая своего совершенства, простирается и на врагов. Господь учит благословлять тех, которые нас проклинают, и молиться за тех, которые нас обижают.

Мы должны подчинить свою плоть законам духа

— Как же достичь подобной любви? Ведь не бывает же — раскрыл свою душу и всех возлюбил…

— Конечно, христианская любовь не приходит легко, как бы нам хотелось. Господь Иисус Христос не только заповедует нам любить друг друга, но, прежде всего, Своей жизнью являет нам пример любви и помогает нам приобретать ее. В этом является новизна и сила Нового Завета: в соединении со Христом в Церкви мы становимся способными принимать дар любви от Бога, той любви, которая простирается на всех, в том числе и врагов. Благодать воспринимается человеком по мере очищения его души: нужно себя перебороть, гордыню сокрушить, отогнать все те злые помыслы, которые наполняют нашу душу. Это делается с помощью церковных таинств Покаяния и Причастия, молитв, чтения Священного Писания и самопонуждения. Сам Господь сказал, что Царствие Небесное нудится (Мф. 11: 12), т. е. нужно себя понуждать и побуждать к соблюдению поста, целомудрию и другим добродетелям. Мы должны подчинить свою плоть законам духа. Тогда и будем иметь духовные плоды, главным из которых является любовь. Если человек творит добро, прощает обиды, любит ближнего жертвенной любовью, то он уподобляется своему Творцу. Так поступая, человек обретает душевный мир и наполняет свою жизнь радостью.

Подлинно счастливым является тот, чье счастье не зависит от внешнего мира

— Чтобы иметь радость и мир, нужно чувствовать себя счастливым. Но как этого достичь в нынешних непростых условиях, когда жизнь дорожает и цены растут?

— Наше счастье не зависит от обилия нашего имения или внешней ситуации (экономической и политической), в которой мы оказались. Можно занимать самый высокий пост в обществе и обладать огромными состояниями и при этом чувствовать себя глубоко несчастным. Подлинно счастливым является тот, чье счастье не зависит от внешнего мира. Являясь сынами Божиими, Святые были счастливы тем, что Бог им давал, потому что их сердца были наполнены благодатью Божией. Счастлив тот, кто умеет довольствоваться тем, что имеет, кто стремится очищать свое сердце от страстей, и старается любить Бога и всех людей.

Можно любить себя, угождая своим эгоистическим желаниям, а можно любить себя, чтобы обрести Царство Небесное

— Господь Иисус Христос заповедует нам возлюбить ближнего своего как самого себя (Мф. 22: 39; Мк. 12: 31; Лк. 10: 27). Для того чтобы любить ближнего, нужно любить себя? Что значит любить себя?

— Человеку свойственно любить самого себя. Никто не желает себе зла. Вопрос заключается в направленности нашей любви. Можно любить себя, угождая своим эгоистическим желаниям, а можно любить себя, чтобы обрести Царство Небесное. Что такое радости этого мира? – Это хорошая работа, увеличение своего материального состояния, различные развлечения… Конечно, мы все нуждаемся в необходимых вещах – крыше над головой, одежде, хлебе насущном. Однако христианская любовь по отношению к самому себе не означает желание приобретения земных благ. Христианин видит благо для себя в исполнении заповедей Божиих, которые приближают человека к Богу и открывают возможность стяжания Божией благодати, исполняющей сердце ни с чем не сравнимой полнотой и радостью.

— В нашей жизни бывает много затруднительных обстоятельств. Часто мы теряемся и не знаем: что делать и как поступить? К примеру, если кто-то занял деньги и не хочет вернуть, возникает вопрос: обратиться в полицию или еще какие-то меры предпринять?

— В первую очередь, нужно поставить себя на место должника. И посмотреть: как бы мы хотели, чтобы с нами поступили в подобных обстоятельствах? Господь Бог заповедует нам, чтобы мы поступали с другими так, как хотим, чтобы другие поступали с нами (см.: Мф. 7: 12). Господь ставит нас перед выбором: вести себя как грешники или быть подобными Богу? В таких ситуациях мы проверяемся в отношении того, насколько мы способны проявлять милосердие, сострадание, прощение, любовь.

Жертвенность христианской любви не может быть упразднена ничем – ни обидами, ни испытаниями, ни разочарованиями…

— В 13-й главе Первого послания к Коринфянам святой апостол Павел воспевает гимн любви: любовь долготерпит, милосердствует, <…> не завидует… (ст. 4) — и заключает свою речь о любви: любовь никогда не перестает (ст. 8). Как пониматьпоследнюю фразу?

— Сущность христианской любви – это способность христианина к жертвенности. Если в любви нет жертвенности, ее нельзя назвать христианской любовью. Любовь без жертвенности – это есть проявление эгоизма, самолюбия, самоугождения. Фразой любовь никогда не перестает святой апостол Павел указывает нам на то, что жертвенность христианской любви не может быть упразднена ничем – ни обидами, ни испытаниями, ни разочарованиями…

В иной мир за человеком пойдут только его плоды любви к Богу и ближнему. И во всей своей полноте христианин сможет раскрыть дар любви в вечной лучшей жизни, когда исчезнут не только дары пророчества и языков, но прекратятся уже вера и надежда. Вера заменится там лицезрением Господа, а надежда станет сбывшеюся, одна любовь будет царствовать во веки веков, навсегда, потому что истинной любовью является Сам Бог и Бог является вечным источником любви.

5

Ольга79 написал(а):

Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий. Как научиться любить людей http://www.pravoslavie.ru/104833.html :
Свернутый текст

Подпись автора

    Основа духовной жизни – это добрые помыслы (прп. Паисий Святогорец)

Я читала , что Христос прежде всего обращается к первым Своим ученикам и последователям, основателям Его Церкви - будущим Её, Церкви Учителям: "Вы, Мои Иерархи Церкви Моей, ЛЮБИТЕ прежде друг друга и будьте именно вы, для начала, ЕДИНОДУШНЫ во всём! И ТОЛЬКО тогда вы сможет научить ЭТОМУ -  любви остальных! Иначе, если вы будете лукавы друг ко другу и раскольники - не сможете НИКОГО более объединить и спасти в вере!  Дух Святой Созидает Церковь в Истине и единстве любви истинной."
   Так, примерно, я понимаю. А если начинаются угодничества всякие властям самодуров, как ноне на Украине, то и новоявленная УПЦ, объявившая себя сверху самоканонической без РПЦ, то какая ж тут, простите, любовь в единстве духа? Тут какое самоотречение?

Отредактировано Таня Р. (2017-07-04 19:51:10)

6

Танюш, по-моему, официально УПЦ не объявляла себя каноничной без РПЦ, епископы поминают Патриарха на Литургии. Та статья-письмо от 2014г. не носит официального характера. Хотя, конечно, то, что оно есть на официальном сайте Одесской епархии и активно распространялось, вещь симптоматичная.

7

Любовь — это когда я никого не люблю, но заставляю себя делать дела любви. Я имею раздражение, ненависть, нетерпение, массу других сердечных эмоций, совершенно не вписывающихся в любовь, противоположных ей, однако я имею страх Божий и понуждаю себя на добродетель, и через силу, волевыми усилиями, делаю то, что делать нужно.
Вот это уже имеет награду.

Нельзя списывать добродетели на природное свойство: вот он добрый от природы и ему хорошо, вот он всех любит, потому что хорошим родился. Это всё ерунда, это вообще никакой цены не имеет. А цену имеет волевое усилие, направленное в сторону добродетели.

Протоиерей Андрей Ткачев

8

Праведный старец Иероним Эгинский говорит: "Найди в ближнем хотя бы одну добрую черту, качество, которых у тебя нет, и по этой положительной черте цени, люби, восхищайся, радуйся и воспринимай его. На остальное не обращай особенного внимания". Один и тот же человек может помнить много стихотворений и при этом чавкать. Другой выстаивает службы не шелохнувшись, но при этом подолгу сидит в ванной, забыв о домочадцах, имеющих те же потребности... Ведь нужно что-то и прощать, а не так: не понравилась тебе в ближнем какая-то черта — и ты наливаешься тайной злобой, как клещ кровью: «Не переношу таких качеств в людях!» Умение правильно относиться к людям и светло смотреть на соседа — это большое искусство и признак духовной культуры, а лучше сказать, просвещённости, но не внешней, показной, которая именуется начитанностью и начётничеством. Это драгоценное качество называется человеколюбием.

Протоиерей Артемий Владимиров

9

https://pp.userapi.com/c604529/v604529123/2c054/tlB4hpGSzRg.jpg

10

Архимандрит Андрей (Конанос). Я ЛЮБЛЮ ВАС, КАКИМИ БЫ ВЫ НИ БЫЛИ http://www.pravoslavie.ru/124511.html

фрагменты

... Один 25-летний наркоман из афинского квартала Экзархия пошел к старцу Паисию, а вернувшись, стал писать ему письма. На конверте он писал: «Отцу Паисию», а внутри: «Любимый отче Паисие, мой сладкий папочка!» Как это замечательно! Он его так называл. Потому что у него не было отца, вернее, был, но он не находил с ним общего языка и не чувствовал его любви, а у старца Паисия почувствовал любовь. Потому что у старца Паисия была любовь, которую он мог дать.

А у нас нет любви, вот мы и идем, чтобы получить ее у детей, выжимаем энергию из людей, потому что у самих нет внутренней энергии, вот мы их и измучиваем. Поэтому, когда кто-нибудь рядом с нами хочет расправить крылышки и улететь, мы говорим ему:

– Не уходи, я испытываю ревность, я хочу, чтобы ты был моим! Ты нужен мне.

Это не любовь, это зависимость, нужда. Любовь – это одно, а нужда – другое. Любовь – это свобода, любовь означает, что я предоставляю тебе пространство свободы. Хочешь уйти? Иди, я люблю тебя, я желаю тебе добра! ...

... Любовь Христова ищет твоего сердца. А вы чувствуете, что Бог любит вас? Если чувствуешь себя любимым, ты ощущаешь себя замечательно. Твоего мужа нет дома, а ты не волнуешься, потому что чувствуешь, что Бог тебя любит, и у тебя нет недостатка ни в чем. Если вы когда-нибудь ощущали это, то именно в этом и состоит полнота, то есть исполнение: «У меня ни в чем нет недостатка, меня не интересует, поздравишь ты меня или нет. Неважно, меня не интересует, скажешь ли ты, что я образованный, или не скажешь ничего. Это меня не интересует. Я получаю от Бога всё, что ищу: ценность, силу, свободу, радость. Бог меня насыщает, я полон». А когда ты внутренне неполон, ты весь изводишься, от всех вокруг хочешь чего-то не того и страдаешь, если тебе этого не дают. Это большая проблема.

Один человек не может дать тебе всего. Муж хочет пойти на стадион, увидеться с друзьями, пойти на фитнес, но у жены бездонная душа. И эту душу только Бог может насытить. Если Бог не присутствует в ваших отношениях, они станут изматывающими, потому что ты будешь хотеть от одного человека всего. Поэтому, когда найдешь Бога, это будет во благо и твоему ближнему, и обществу, и никто никого мучить не будет. Это грандиозно. ...

... Проблема, имеющаяся у нас, – это не удар Божий. Просто мы восприняли ее как следствие чего-то такого, что мы сделали по отношению к Богу: «Мой папа умер – я, наверное, сделал что-то», «С мужем случилось что-то – это Бог меня наказывает», «Ребенок плохо учится в школе – Бог нам мстит».

Это не Бог мстит. Если бы вы рассказали, что вы думаете о Боге или что о Нем читаете, то хоть волосы на себе рви. Мы представляем себе Бога как человека, причем как неприятного человека с нескончаемыми психологическими проблемами, и это называем «Богом»! «Он меня наказал, Он мне отомстил, Он меня возревновал, Он устроил мне препятствия!» Но это не Бог. Бог полон любви.

«Бог любит тебя, когда ты хороший ребенок. А когда натворишь делов, Он тебя не любит» – так считаем мы, и кто из нас в это не верит? Кто может поверить, что в то время, когда ты допускаешь какую-нибудь ошибку или совершаешь грех, Бог тоже находится рядом с тобой и любит тебя, ибо Сам говорит:

– Я пришел спасти не праведников, а грешников (ср. Мф. 9, 13), – и еще: – Не здоровые имеют нужду во враче, а больные (ср. Мф. 9, 12). Поэтому Я люблю вас, какими бы вы ни были.

Это великая тайна. Когда человек поймет ее, он успокоится, умиротворится, станет счастливым и сделает счастливыми ближних своих.  ...

11

Ольга Рожнёва. Злая Даниловна. Рассказ https://pravoslavie.ru/37529.html

Свернутый текст

Ольга сидела за прилавком свечного ящика храма Всех Святых и тихо плакала. Служба закончилась, прихожане разошлись. Ушёл и батюшка. В храме был полумрак. Горели лампадки на кануннике и у Распятия.

Уже полгода Ольга стоит за свечным ящиком по воскресным дням. Работает во славу Божию, помогает храму по благословению священника. Раньше в церковь ходила она по большим праздникам, но вот пришлось обратиться к Господу с просьбой – дети поступали в институт. И стала она заходить в храм чаще. То свечку поставит, то молебен закажет. А потом дети поступили, уехали из дома в большой город. Тоже надо за них помолиться, как-то они там, не обидел бы кто. Так и воцерковилась. И когда отец Василий попросил помочь храму и поработать по воскресным дням в свечной лавке, согласилась.
Теперь уже не представляет себе жизни без любимого храма, маленького, уютного. Такого намоленного и благодатного. Молитва в храме идёт уже 130 лет. В городе это единственный храм, который не разрушили, не превратили в дом культуры или кинотеатр.
Ольгу уважали, отношения на работе в миру у неё были хорошие, тёплые со всеми, и вот вслед за ней в храм потянулись подруги, знакомые, коллеги. Батюшка радовался: «Ну вот и хорошо, сама в храм пришла и людей за собой привела!»
Когда в церкви народу мало было, на клирос шла, научилась петь и читать. В первый раз, когда доверила ей матушка Анастасия Шестопсалмие читать, руки дрожали и голос от волнения прерывался.
Подружилась Ольга с семьёй отца Василия. Чудесная семья! Матушка на клиросе с детства, её мама регентом была, папа – протоиерей. А сейчас сама матушка. И в том же храме с отцом Василием служат, где родители служили.
Батюшка вспоминает, что раньше прихожан в храме было очень много – яблоку негде упасть. Тогда он был ещё не батюшка, просто юноша Вася. Бабушки строгие были, благочестивые. За каждым подсвечником приглядывали, чтобы свечки вовремя потушить, когда догорят.
У каждой бабушки своё место. Как-то Вася невзначай на чужое место встал, так старушка – Божий одуванчик – так его плечом пихнула, что Вася в сторону на два метра отлетел. И сейчас вспоминает – смеётся.
Постепенно ушли бабушки в мир иной. Осталось совсем мало людей этого поколения. А новое поколение не приучено к храму. По выходным сериалы смотрят, в гости ходят. Воцерковляются с трудом, через скорби да болезни.
Но те бабушки, которые ещё остались в храме, по-прежнему зорко смотрят за порядком. Старое поколение крепкое.
Вот из-за одной такой бабушки и плакала Ольга. Даниловна была крепким орешком. Стать богатырская. Характер такой же. Даниловна строго следила за происходящим в храме. Могла рявкнуть на тех, кто одет не по-церковному. Если женщина в брюках или юбка недостаточно длинная – пощады не было. Если кто-то пытался убрать свечку, не догоревшую до конца, могла и по рукам стукнуть. «Если свечку поставили, до конца должна догореть!»
Когда Людмила, которая в храме прибиралась, несколько раз прошла перед Даниловной во время службы, она Людмиле подзатыльник дала: «Нечего во время литургии шастать!» В очереди на исповедь стояла Даниловна, и показалось ей, что близко подошла одна прихожанка к исповедующимся: Даниловна хвать её за руку и так назад дёрнула, что не на шутку испугала.
Так что Даниловну побаивались. Уже и отец Василий её воспитывал, воспитывал, да, видимо, бесполезно. Ольге пока не приходилось с ней сталкиваться. Но вот сегодня и столкнулись. Из-за этого и плакала Ольга. Обидно было до глубины души.
После службы зашла она в сторожку и услышала, как ругает Даниловна Зою, прихожанку храма:
– Ты чего свечки так тушишь?! Ты зачем их переворачиваешь?! Ты тут алхимией в храме не занимайся! Пока я жива, не позволю!
Зоя робко оправдывалась:
– Да я их так тушу, наоборот, хорошо, как будто каждая свечечка Богу кланяется…
– Я тебе покланяюсь! Ты у меня из храма вылетишь и лететь долго будешь!
Ольга не выдержала:
– Зоя Даниловна, вы так всех прихожан разгоните. Главное не форма, а любовь.
Весь гнев теперь обратился на Ольгу:
– Ты здесь кто такая?! Я в этот храм всю жизнь хожу! А ты без году неделя! Я за правду стою! Для меня правда всего дороже! Любо-овь! Знаем мы, какая у тебя любовь!
Ольга недослушала, вышла из сторожки и пошла к себе, за свечной ящик. Вот там она сейчас и плакала. За что её обидели? Она так старалась для храма. Каждого приходящего встречала как родного, чтобы приходил ещё, чтобы ничем радость от встречи с Господом не омрачилась. И вот получила «по заслугам».
Вечером она позвонила матушке Анастасии и пошла в гости. За чашкой чая Ольга опять расплакалась и стала жаловаться отцу Василию:
– Батюшка, вот говорят и пишут про злых церковных старух, наша Даниловна и есть такая. Она только людей распугивает. Ну почему, почему человек всю жизнь в храм ходит и такой злой?
– Злой, говоришь? А давай мы её выгоним! – ответил отец Василий.
– Как это выгоним? – опешила Ольга.
– Очень просто, выгоним, и все дела!
– Батюшка, ты шутишь? Как можно Даниловну выгнать? Она умрёт без храма…
– Ну, если без храма умрёт, то тогда, наверное, не будем выгонять, – улыбнулся священник. – Понимаешь, Оля, Даниловна не злая. Она искренне уверена, что за порядком смотрит. Что можно только так и никак иначе. Шаг влево, шаг вправо – стреляем без предупреждения. Знаешь, есть такое понятие, как обрядоверие?
– Батюшка, если ты помнишь, у меня университетское образование, – ответила Ольга. – Я недавно читала книгу протоиерея Максима Козлова, он там очень хорошо про обрядоверие пишет.
– Да, Оля, вспомни боярыню Морозову. Мы – внуки тех, кто готов был пойти на костёр за двоеперстное сложение при крестном знамени.
– Да уж, Даниловна и боярыня Морозова – характеры сильные, один типаж… – Оля перестала плакать. Она представила себе картину Сурикова «Боярыня Морозова» с Даниловной в центре на санях и улыбнулась.
– Понимаешь, – неторопливо, обдумывая каждое слово, продолжал отец Василий, – каждая Поместная Православная Церковь в сокровищницу Вселенского Предания вносит своё. Особенное, национальное. Вот, скажем, греки. Они сильны были богословием, богомыслием. Народы Ближнего Востока – древние сирийцы, египтяне – подвизались в монашеском подвиге и аскетике. Патерики читала? Южные славяне свой вклад сделали – просвещение и учительство...
На столе горела зелёная лампа, свет из-под абажура освещал только часть комнаты, и всё казалось уютным и добрым: большой шкаф с книгами, мерцающий огонёк лампадки перед иконами. Оля попробовала душистый чай из большой чашки с розами. Она чувствовала себя успокоенной и умиротворённой. Так хорошо было в этой маленькой комнате, таким теплом веяло от хозяев дома.
Оля задумалась и спросила:
– А Святая Русь ведь тоже что-то внесла своё в эту сокровищницу?
– Конечно, внесла! – оживился батюшка. – Вот ты сказала: «Святая Русь». Это и был многовековой уклад церковного бытия, который вошёл в историю под названием «Святая Русь». Святая в том смысле, что для русских людей святость образа жизни всегда была нормой. Они могли оступаться, нарушать эту норму, но она была, её ценили и признавали.
Матушка налила всем ещё чаю и достала из духовки пирог с яблоками.
– Сейчас будем пирог есть, философы вы мои, – улыбнулась она и разрезала пирог. По комнате разлился запах лета, свежих душистых яблок. И далёкая солнечная Греция показалась ближе.
Оля подумала и добавила:
– А вот говорят, что наши недостатки – это продолжение наших достоинств. Я думаю, что это справедливое высказывание. Я читала, что обратной стороной греческого богословия было суесловие о святыне и вещах, превышающих человеческое познание. Вот, например, святитель Григорий Богослов критиковал пустое многоглаголание и говорил, что в его время нельзя было пойти на рынок и купить рыбы без того, чтобы не услышать между торговцами спор об отношении между собой Лиц Святой Троицы.
– Да, Оля, – отец Василий согласно кивнул. – У каждой монеты обратная сторона есть. Обратной стороной нашего церковного уклада стало обрядоверие. Это отодвигание главного, вероучительного, и выход на первый план буквы, чина, обряда. Вот и наши старушки крепко держатся за обряд, за букву. Им кажется, что иначе всё пропадёт, всё погибнет!
Ольга задумалась. Картина Сурикова снова появилась в её воображении. Даниловна в санях строго погрозила ей пальцем: «Всё пропадёт, всё погибнет! Шаг вправо, шаг влево – стреляем без предупреждения!»
– Батюшка, но ведь Бог есть любовь! – сказала Оля с горечью. – Он сам фарисеев критиковал за то, что они обряд на первое место ставили. Суббота для человека, а не человек для субботы!
Отец Василий улыбнулся и посмотрел на матушку.
– Оля, милая, – вмешалась матушка Анастасия, – ты думаешь, у Даниловны нет любви? Она её проявляет, как умеет. Всё должно быть на своих местах. Вот представь, помрёт Даниловна, кто молодым подскажет, как правильно к иконе приложиться? Как правильно свечку поставить? А тебе самой понравится, если в твой любимый храм без благоговения заходить будут? В неподобающей одежде?
Матушка помолчала и, улыбнувшись, добавила:
– Знаешь, когда я была моложе, меня тоже донимали злые церковные старушки.
– А потом? Они перестали тебя донимать? Как ты этого достигла?
– Оля, я постаралась их полюбить. И постепенно все злые церковные старухи куда-то исчезли. И теперь рядом со мной их нет. Рядом только добрые и верующие бабушки. Понимаешь? Постарайся их полюбить.
– Матушка, легко сказать – полюбить! Как я могу полюбить злую Даниловну?
– Знаешь, оптинский старец Амвросий говорил: «Если хочешь иметь любовь, то делай дела любви, хоть сначала и без любви». А ещё оптинские старцы говорили, что кто сильнее духовно, тот должен понести немощи слабых, пожалеть их. А у Даниловны жизнь была очень тяжёлая. Пожалей её.
Вечером Ольга долго не могла уснуть. Лежала и думала о словах матушки, как это рядом с ней все злые церковные старухи исчезли и оказались только добрые верующие бабушки. Отчего-то вспомнила студенческую юность. Как в клубе спелеологов занимались, как по пещерам уральским лазили. Вспомнила, как в одной из пещер много было узких лазов – шкуродёров, с каким трудом их проходили. А тоненькая Света, по прозвищу Спичка, удивлялась: «Какие шкуродёры? Всю пещеру облазила, никаких шкуродёров не заметила!» И все смеялись. Оля думала: «То, что мы перестаём воспринимать как проблемы, перестаёт быть для нас проблемами.
Ведь это так просто. Если кто-то тебе подсказывает, как правильно, то можно не обижаться, а просто поблагодарить. А если кто-то с тобой грубо разговаривает, то, возможно, Господь это для смирения попускает? Ведь в храм мы к Господу приходим. Если малейшее препятствие в виде сердитой бабушки нас отпугивает, то какая цена нашему порыву к Богу? Может, это проверка такая наших намерений? К тому же я могу утешить и успокоить людей в храме, если их кто-то обидит».
С тем и уснула.
В воскресенье Оля пришла в храм радостная. А Даниловна, наоборот, стояла в углу, нахохлившись, насупившись, мрачнее тучи. Оля смотрела на неё и внезапно почувствовала острую жалость к Даниловне.
Когда служба закончилась, матушка Анастасия принесла корзинку с просфорами и отдельно большую просфору благословила Ольге. «Матушка, можно, я её Даниловне?»
Оля набрала в грудь побольше воздуха, как перед прыжком в воду, и подошла к Даниловне:
– Зоя Даниловна, прости меня, пожалуйста! Я виновата, что рассердила тебя. Вот тебе просфорочка. С праздником!
И Оля с удивлением увидела, как Даниловна сначала посмотрела на неё недоверчиво, а потом вдруг неожиданно лицо её сморщилось и грозная Даниловна заплакала тонким, детским голосом. Оля сама чуть не разревелась и приобняла бабушку. Погладила её по голове, как ребёнка.
И так они стояли какое-то время рядом, а те, кто видел это в храме, замерли. Потом Даниловна молча взяла просфору и побрела в сторожку. На поздравление с праздником не ответила. И за просфору не поблагодарила. Но Оля не расстроилась. Она шла домой и думала: «А Бог есть любовь».
Через неделю, в субботу, как обычно, Ольга стояла за прилавком свечного ящика. Всё было в храме по-прежнему и немножко иначе. Всю службу Даниловна стояла притихшая. А после службы она подошла к Оле, протянула ей что-то в пакете и, смущаясь, сказала: «Пирог с капустой. Свеженький. Угощайся на здоровье. И помяни моего мужа, убиенного воина Петра».

Ольга Рожнёва

Источник: Газета Эском – Вера

12


Вы здесь » БЫТЬ! » Всё о Вере. » Об одном недоумении относительно Заповеди любви.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC