БЫТЬ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БЫТЬ! » Сложные вопросы » Помыслы. Как различать помыслы


Помыслы. Как различать помыслы

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

В духовной жизни важно уметь различать помыслы. Если вовремя отличить помысел от лукавого, не слушать его и обратить все свое внимание к Богу, в молитву - это наиболее легкий способ преодолеть искушение. После того, как человек увлекся помыслом, вступил в собеседование с ним, все будет сложнее.

Борьба с помыслами http://azbyka.ru/dictionary/02/borba_s_ … -all.shtml :

... Святые отцы учат, что мысленная брань или борьба, сопровождаемая победой или поражением, происходит в нас различно: сперва возникает представление помысла или предмета – прилог; потом принятие его – сочетание; далее согласие с ним – сложение; за ним порабощение от него – пленение; и, наконец – страсть.

Задача человека – противостоять воздействию греховного помысла, то есть не принять его. С этой задачей человек не в состоянии справиться собственными усилиями. Само человеческое естество заражено грехом, и помысел находит сочувствие в испорченном человеческом сердце. Противостояние помыслам и победа над ними возможна только с помощью обращения к всесвятому Богу, исполнимо только при содействии Божественной благодати. Именно поэтому борьба с помыслами сводится к усиленной молитве, то есть является молитвенным подвигом.

Начинающим борьбу с помыслами опытные христианские подвижники советуют непрекословие. «Не прекословь помыслам, всеваемым в тебя врагом, но лучше молитвою к Богу прерывай беседу с ними», – учит святой Исаак Сирин. «Должно ли прекословить борющему нас помыслу? – спрашивают святые Варсануфий и Иоанн, и дают ответ. – Не прекословь; потому что враги сего желают и (видя прекословие) не перестанут нападать; но помолись на них Господу, повергая пред Ним немощь свою, и Он может не только отогнать, но и совершенно упразднить их».

Молитвенное стояние против помыслов требует не только напряжения душевных сил (душевного подвига), но и подвигов тела (пост, бдения, труд и др.), которые помогают временно сковать страсти. «Необходим подвиг для христианина, – учит святитель Игнатий (Брянчанинов), – но не подвиг освобождает христианина от владычества страстей: освобождает его десница Вышнего, освобождает его благодать Святого Духа». ...


По каким признакам можно максимально быстро отличить помысел от лукавого?

2

Епископ Гатчинский Амвросий. Методы борьбы с помыслами и критерии их различения в русской аскетической традиции https://mospat.ru/church-and-time/46 :

фрагменты

...
Что касается критериев различения так называемых «тонких» помыслов, то святой [преподобный Нил Сорский], следуя наставлениям преподобных Нила Синайского и Исихия Иерусалимского, предлагает отсекать все помыслы, без различения на добрые и злые. Подвижник старается «удерживать ум глухим и немым» и «иметь сердце безмолствующим от всякого помысла, хотя бы тот и вполне благим представлялся; потому что за безстрастными помыслами страстные последуют, как опытом познано было, и вход первых причиной (для входа) вторых бывает» [17].
...
Вместе с этим преподобный Паисий возрождает святоотеческий образ «старца», приводя те неукоснительные критерии, которыми греческие отцы определяют служение истинного старца: бесстрастие, чистота души, пребывание в Духе Святом, способность духовного рассуждения. Главным способом и последним критерием различения помыслов в учении преподобного Паисия является старец, точнее, откровение помыслов старцу, которое есть основное средство духовного делания монаха.
...
В наше время, в эпоху практически неограниченных и легкодоступных информационных потоков, особенно актуален призыв святого Серафима к «внутреннему уединению», для успеха которого не должно «внимать посторонним слухам» [26].
...
Весь подвиг христианской жизни имеет целью стяжание благодатного мира. Этот мир является и одним из главных критериев для отличения доброго помысла от лукавого: «Ангел добрый тих, кроток и безмолвен. Когда он войдет в сердце человека, то говорит с ним о правде, чистоте, честности, спокойствии… а дух лукавый острожелчен, жесток и безумен» [28]. При всей ясности этого критерия, преподобный, тем не менее, призывает проверять себя: «Проходящий путь внимания не должен только одному сердцу своему верить, но должен сердечные свои действия и жизнь свою поверять с Законом Божиим и с деятельной жизнью подвижников благочестия» [29].
...
Старцы единодушно говорили о важности распознания помыслов для успешной духовной жизни. Преподобный Варсонофий пишет: «Мысли не просто приходят и уходят. Иная мысль может погубить душу человека, иной помысл заставляет человека вовсе повернуть на жизненном пути и пойти совсем в другом направлении» [32].

Избирая критерии различения помыслов, Оптинские старцы — вслед за преподобным Серафимом — опираются на древнее святоотеческое учение, согласно которому помыслы распознаются по действию на душу. Об этом пишет преподобный Амвросий: «Как бы ни казались благовидны и достоверны приходящие помышления, но если они приводят в смущение, то это явный признак, что они с противной стороны, и по евангельскому слову называются волками в овчих кожах. Правильные помышления и рассуждения всегда успокаивают душу, а не возмущают» [33]. По слову преподобного Макария, «где смущение, там и враг, где же мир, там Бог» [34].

Говоря о борьбе с помыслами, Оптинские старцы во многом повторяют учение древних отцов. Они указывают в основном на два важнейших способа борьбы — сопротивление первому прилогу (об этом пишут преподобные Макарий и Никон [35]) и отражение помысла Иисусовой молитвой (об этом пишут преподобные Антоний, Анатолий, Варсонофий, Иосиф, Никон [36]). «Страстные помыслы и движения, как только они возникнут… надо уничтожать, разбивать о Камень. А Камень есть Христос. Бей Именем Господним сих младенцев Вавилонских» [37] . Святые советуют не останавливать внимание на помыслах, по слову преподобного Иосифа, «размышлять о страстных помыслах и разбирать их — только усиливать их» [38].

Святые предлагают целую систему мер в борьбе с помыслами — пишут о важности исповедания помыслов и покаяния, самоукорения, терпения самого факта присутствия помыслов и несмущения от них: «Смущение за нашествие помыслов показывает малодушие наше, происходящее от гордости, мы хотим видеть себя чистыми пред Богом, по примеру фарисея, а не грешными, как мытарь» [39].

Пишут старцы и о внешних действиях борьбы — телесном посте и слезах (против хульных помыслов) и чтении молитв «Да воскреснет Бог», «Богородице Дево, радуйся», «Достойно есть» с поклонами [40].

Но все же самой характерной чертой учения Оптинских старцев по сравнению с предшествующими отцами является учение о смирении, как главном оружии в борьбе с помыслами и страстями. Преподобный Макарий пишет: «Смирение есть одно непреоборимое оружие против козней вражиих» [41] . Гордость определяется как главная причина нашего поражения в борьбе со злыми помыслами, а также и как причина их возникновения: «Когда кто одолеваем бывает помыслами, то это знак, что предварила гордость, и потому надобно через оное более смиряться» [42].

Рассуждая о плодах борьбы с помыслами и страстями, святые старцы Оптинские пишут о мире душевном. Однако они советуют считать себя недостойными этой награды, идти путем смирения и так обретать покой в глубине души, еще находясь среди нестроений: «Смиряйся и считай себя недостойной сего (мира душевного)». «Кто ищет покоя, от того он бежит, а кто предаст себя на Крест смиренным мудрованием, обретает покой», — утверждает преподобный Макарии [̆43].
...
О критериях различения помыслов святитель говорит кратко, подчеркивая, что «пробным камнем» [50] для них должно быть сердце подвижника. Однако, с учетом того, что даже опытные подвижники не всегда могут сразу определить, из какого источника происходит тот или иной помысл, святитель Игнатий советует: лучше отвергать все помыслы, не считая себя достойным пришествия божественных мыслей, но молитвенно сосредотачиваться на покаянии [51].

Он называет различные способы борьбы с помыслами: немедленно отвергать их, не останавливая на них внимания52, молитву, поклоны (особенно при сильном нападении страстей) [53] , память Божию [54] . Все эти святоотеческие по существу способы у святителя снабжены подробными комментариями и практическими советами, что делает его труды незаменимыми для современного читателя.

Из всего учения святителя о борьбе с помыслами обращают на себя внимание три важных положения:

1. Для новоначальных иноков частое исповедание помыслов является самым необходимым и чуть ли не единственным действенным способом борьбы с помыслами [55]. Святитель уточняет, что «при решительном откровении согрешений делами, словами и помышлениями можно в один год преуспеть более, нежели при посредстве других подвигов, самых многотрудных, в течение десяти лет. Оттого враг и борет так сильно против этого спасительного делания» [56].

2. В древности некоторые аскеты практиковали метод борьбы с помыслами, согласно которому лукавый помысл допускается в сердце, чтобы проверить себя и возненавидеть грех [57] . В настоящее время, по мысли святителя Игнатия, подвижникам не следует к нему прибегать. Существование подобного делания он объясняет возвышенным духовным преуспеянием монашества первых времен, поясняя, что для такого подвига необходимо состояние бесстрастия.

3. Развивая мысли преподобного Серафима Саровского, святитель Игнатий учит об особом промысле Божием для христиан (особенно монахов) последних времен. Им назначено особенно пострадать от брани с помыслами и чувствами скорби и печали [58].
...
Русскую аскетическую традицию борьбы с помыслами следует завершить опытом преподобного Силуана Афонского и его ученика старца Софрония (Сахарова), с замечательной ясностью раскрывшего миру учение своего духовного отца. Великой наукой называли они борьбу с помыслами. Суть этой науки: «Никаких помыслов не принимать. Это великая тайна, которую мало кто уразумевает. Простые слова и мало их, но делание великое, наитруднейшее и возводящее человека к видению» [60].

Для иноков борьба с помыслом есть необходимое следствие стремления достигнуть чистоты молитвы. Поэтому монашеское делание заключается в неприятии не только «плохих» помыслов, но помыслов «вообще», как относящихся к области тварного мира, образы которого могут препятствовать достижению чистоты ума. «Хранить наш ум постоянно в Боге — вот что нужно нам, монахам» [61].

Внимание мирян больше сосредоточено на противлении «плохим» помыслам, принятие которых приводит к печальным последствиям, в конечном итоге — к одержимости: «С плохим помыслом входит в нас вражья сила» [62]. «Если помысл тебе говорит — укради, и ты послушаешься его, то тем самым ты дал над собою власть бесу. Если помысл тебе говорит — ешь много, досыта, и ты будешь есть много, то опять бес взял власть над тобою. Так, если будет владеть тобою помысл всякой страсти, то ты станешь жилищем бесов» [63] . Одержимость становится результатом легкомысленного отношения к нечистоте принимаемых помыслов.
...
В духовном наследии преподобного Силуана и старца Софрония можно встретить много советов о том, каким образом бороться с помыслами. В них кратко суммируется все богатство предыдущей аскетической традиции духовной брани.

Первый — самый общий, самый простой и вместе с тем тяжелейший метод: «просто не принимать». «Рассуждая с помыслами, возражая им, вы в лучшем случае заставите их на некоторое короткое время отступить; но затем они снова предлагают свое, упорно, настойчиво, без конца, глупо повторяя одно и то же, — до тех пор, пока не собьют человека на грех; добившись успеха в одном, они продолжают сбивать человека далее, пока не погубят» [67]. Это тяжелейшая борьба, изнуряющая, поскольку требует неослабного — день и ночь — внимания.

Второй метод — молитва.

Третий метод — делать все что угодно, чтобы только не принять помысл. «Когда вы атакованы страстными помыслами, пойдите и поработайте, или встретьтесь с кем-либо, или, что еще лучше, молитесь. И так всякими путями — чтением, молитвой, беседой, работой — помогайте себе отвлечься от помыслов страсти» [68].

Четвертый и главный метод — смирение. «Когда видишь, что с твоим умом борется другой ум, то смирись, и брань прекратиться» [69]. Преподобный Силуан всегда как-то по-особому говорил о смирении Христовом, которое он познал в знаменитом явлении ему Господа и затем стремился стяжать всю свою жизнь. «И так всю жизнь человек будет учиться смирению Христову, и покуда не научится, не познает душа покоя от помыслов и не сможет молиться чистым умом» [70].

Победить окончательно в борьбе с помыслами человек не в состоянии. Преподобный Силуан отчетливо это сознавал. «Всю жизнь, — говорил он, — душа проводит в борьбе с помыслами» [71]. Вместе с тем, такая победа в принципе возможна. Бог Своим пришествием окончательно освобождает предочищенную аскетическим подвигом душу от мысленной брани, делая ее неуязвимой для демонических энергий. Сознание запредельной высоты этой цели не должно стать преградой к молитве о ее достижении. С большим вдохновением говорил об этом румынский подвижник иеросхимонах Рафаил (Нойка): «От Бога даже не ожидайте ничего меньшего, чем невозможного! Бог «работает» только в режиме невозможного, потому что возможное и нам по силам» [72]. ...

Отредактировано Ольга79 (2014-12-25 20:27:33)

3

Спасибо! Постоянный самоконтроль...трудно...

4

Если правильно поняла прочитанное,  лучшее - не принимать никакие помыслы (преподобный Нил Сорский  ... предлагает отсекать все помыслы, без различения на добрые и злые. Подвижник старается «удерживать ум глухим и немым» и «иметь сердце безмолствующим от всякого помысла, хотя бы тот и вполне благим представлялся; потому что за безстрастными помыслами страстные последуют, как опытом познано было, и вход первых причиной (для входа) вторых бывает»).
Как это возможно, мне не понятно.

Одним из критериев различения помыслов является их действие на душу, но при этом нельзя ориентироваться только на мир в сердце, надо все поверять с Законом Божиим и с жизнью святых (мир является и одним из главных критериев для отличения доброго помысла от лукавого: «Ангел добрый тих, кроток и безмолвен. Когда он войдет в сердце человека, то говорит с ним о правде, чистоте, честности, спокойствии… а дух лукавый острожелчен, жесток и безумен» [28]. При всей ясности этого критерия, преподобный, тем не менее, призывает проверять себя: «Проходящий путь внимания не должен только одному сердцу своему верить, но должен сердечные свои действия и жизнь свою поверять с Законом Божиим и с деятельной жизнью подвижников благочестия»).

Так же важен совет духовно опытного наставника (главным способом и последним критерием различения помыслов в учении преподобного Паисия является старец, точнее, откровение помыслов старцу, которое есть основное средство духовного делания монаха).

Жан-Клод Ларше. Старец Сергий. Различение помыслов http://azbyka.ru/tserkov/duhovnaya_zhiz … -all.shtml :

... С помощью молитвы и чтения Священного Писания нужно приучиться различать помыслы – эта способность позволит нам во всех обстоятельствах нашей жизни принимать добрые помыслы и отвергать дурные, так чтобы они не смогли перейти в слова или дела.

  Старец Сергий говорил: «Нужно постоянно подвергать помыслы досмотру, который показал бы, откуда они происходят: от Бога или от дьявола, а те, которые исходят от дьявола, отвергать энергично, безусловно и беспрекословно». Еще одним условием этой способности к различению является внутренняя чистота, ибо если мы пребываем во грехе, то теряем способность различать помыслы и видеть собственные грехи и страсти.


Значит, способность человека различать помыслы утрачивается при греховной жизни, принятии греховных помыслов и отсутствии покаяния. Для ее возвращения необходимы молитвы, чтение Священного Писания, искреннее стремление жить по Заповедям и решительное отвержение греховных помыслов, которые уже были опознаны как греховные - поддержание внутренней чистоты души, сердца.

5

Да Оль, Лучше отсекать все помыслы.

6

Не могу представить голову без помыслов - как это? Ведь все время в голове что-то крутится, если все отсекать, что будет? Тишина?

7

Ольга79 написал(а):

Не могу представить голову без помыслов - как это? Ведь все время в голове что-то крутится, если все отсекать, что будет? Тишина?

А там и до Бога не далеко! http://smayly.ru/gallery/kolobok/HD-Kolobok/qippda_ab.gif

Молю, Дево, душевное смущение и печали моея бурю разорити: Ты бо, Богоневестная, начальника тишины Христа родилa еси, едина Пречистая.

8

Jura написал(а):

Да Оль, Лучше отсекать все помыслы.

Сказал Юрий, мечтательно расположившись в гамаке между двух белых беёз:)

9

:)

10

Таня Р. написал(а):

Сказал Юрий, мечтательно расположившись в гамаке между двух белых беёз:)

http://smayly.ru/gallery/kolobok/HD-Kolobok/qippda_ag.gif
А почему прозой?

11

Ольга79 написал(а):

Не могу представить голову без помыслов - как это? Ведь все время в голове что-то крутится, если все отсекать, что будет? Тишина?

Вот еще Оль!
«Выйди и стань на горе пред лицем Господним, и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь». (3 Цар.19,12)

12

Спасибо, Юра. Мне очень нравятся эти слова "после огня веяние тихого ветра, и там Господь".

13

Статья понравилась:

Священник Димитрий Шишкин. Добро пожаловаться http://www.pravoslavie.ru/put/77757.htm .

Свернутый текст

Помню, сетовал своему духовнику, ныне уже покойному, схиархимандриту Ионе на то, что помыслы бесовские одолевают порою так, что просто сил нет. И понимаю, что главным образом происходит это по моей же вине, потому что где-то когда-то раньше допустил в свою душу те или иные греховные помыслы, согласился с ними, усладился, побеседовал с расположением, а там уже пошло-поехало… И неважно, что далек был тогда от веры и толком не понимал, что происходит. Просто законы духовной жизни неумолимы, и действуют они, уж поверьте, куда точнее и неотвратимее, чем законы человеческие. И посеянные врагом при нашем добровольном содействии плевелы, увы, рано или поздно дают свои всходы, бороться с которыми бывает ох как не просто. Словом, плакался я батюшке на бурю помыслов, а он так горестно руки воздел и говорит: «А ты жалуйся на них Богу!» И всё. Вот так просто. И как-то все вопросы сразу отпали…

Да ещё и в борьбе этой может незаметно выпестоваться в нас такая тонкая гордыня и тщеславие: вот, мол, какой я всё-таки борец несокрушимый и стойкий, помоги мне, Господи!.. Но Господь помогает (и это важно понять) только тем, кто подвизается законно, а самочинное и безрассудное воительство может очень даже легко оставить нас вовсе без Божьего благословения. Больше того, человек так втягивается в эту «благочестивую брань», что во всём и везде видит одни только происки бесовские, становится суров и жесток, склонен к гневу и осуждению, объясняя и оправдывая это тем, что «мир во зле лежит» и он, добрый воин Христов, пребывает в лютой и праведной брани.

Вот почему святые отцы единодушно говорят, что противоречие бесам и сознательная борьба с ними есть дело духовно опытных. А уж мы с вами вряд ли можем себя причислить к числу этих благословенных людей. К тому же, бесы ищут брани именно для того, чтобы отвлечь человека от молитвы, от Господа и под «благим» предлогом сделать его подозрительным, жестоким и злым. Впрочем, это утверждение вовсе не отвергает необходимости обличать и искоренять зло, но только призывает нас более пещись о прилежании Богу, нежели о самостийной борьбе со злом. Потому что и сама молитва тогда становится бесплодною, а точнее сказать, и вовсе перестаёт быть таковой, потому что цель молитвы – это приобщение свету, а без смирения это невозможно. И если человек одержим мраком по причине гордости, то и молитва его не является больше в полном смысле молитвой, потому что Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать.

Поэтому особенно важно нам уметь переключать внимание от общения с бесами, пусть даже неприязненного, к общению с Богом. Потому что именно «освящение наше» есть воля Божия, а не противоречие и борьба с чем бы то ни было. А освящение происходит только тогда, когда мы, отвращаясь от бесовских воздействий с презрением, всем умом, сердцем и душою, всем своим существом обращаемся к Богу. И молитвенное воздеяние рук в этом смысле очень символично, потому что означает оно исповедание совершенной своей беспомощности и всецелого предания себя в руки Божии.

Вот почему и другой святой, преподобный Варсонофий Великий говорит: «Не прекословь борющему тебя помыслу, потому что враги сего желают и (видя прекословия) не перестают нападать; но помолись на них Господу, повергая пред Ним немощь свою и Он может не только отгнать, но и совершенно упразднить их». (Добротолюбие, т. 2. стр. 567, §32)

Другое дело, что греховный прилог действует, как правило, не только через мысль, но и через некое духовное обстояние. Даже оторвавшись мыслью и обратившись ко Господу, бывает трудно оторваться от состояния некоего духовного одержания, которое особенно мучительно и которое более всего влечет к себе внимание человека, настолько, что он всё остальное престает замечать и осознавать. Вот здесь и важна та самая воля и твердость, о которой так много говорят всевозможные светские психологи, не то чтобы преувеличивая значение этих качеств, но зачастую придавая им неправильное значение и направление. Потому что назначение воли и твердости намерения состоит именно (и прежде всего) в том, чтобы предавать себя в руки Божии, несмотря ни на что и вопреки всему. И тогда уже, получив от Господа благословение, освященная воля и разум, все способности нашей души и тела начинают действовать правильно. То есть и воля, и твердость нашего намерения, будучи освящены Господом, помогают нам правильно служить Ему. Так и только так. А психология светская, оторвав эти наши способности от Бога, предлагает нам их каким-то образом воспитывать и укреплять, не понимая, что, укрепляя волю и то, что принято называть характером, без Бога человек сознательно и сам, по доброй воле пестует и укрепляет в себе гордыню и упрямство, способное не созидать, а разрушать полноту человеческой жизни.

При нападении помыслов, любых, греховных, сообразных восьми основным страстям с их подразделениями, человека обуревает зачастую совершенное смущение и растерянность. И к этому надо быть всегда готовым. То есть знать, что именно так действует враг рода человеческого. И первым долгом не теряться, не впадать в панику. Потому что паника – это как раз именно то, чего более всего хочет от нас враг. Но как бы ни было смутно, беспокойно и страшно, станем приводить себе на ум простые слова из Священного Писания и даже повторять их как молитву. Например, апостол Павел говорит в одном месте: «Дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия» (2 Тим. 1: 7). Какие простые и вместе с тем исполненные духовной силы слова, способные утвердить человека в минуту духовной растерянности и страха! Или вот ещё замечательные слова: «Покоритесь Богу; противостаньте дьяволу и убежит от вас» (Иак. 4: 7). Заметим, что противостояние здесь именно предполагается в единении с Богом, поборающим всякую нечисть. Приведение на ум таких простых и сильных высказываний в трудные моменты нападения бесовского, помогают человеку укрепиться духовно и как бы установиться на твердом фундаменте для предстоящей молитвы. А дальше уж нужно предавать себя всецело в Божии руки и крепко «жаловаться» ему на досаждающих нам бесов. И Господь, любящий нас, обязательно оградит, заступит, очистит и освятит нашу душу и тело. Только нужно помнить, что освобождение это от обстояния бесовского случается не всегда сразу. Иногда нужно нам в этом своем обращении и жалобе Богу, в предстоянии Ему побыть, помучиться и потерпеть какое-то время от злобы бесовской. И даже зачастую именно так и бывает потому, что велика роль искушения, скорби и терпения. В искушении и скорби укрепляется наша вера и добрая воля, а значение терпения столь велико, что Сам Господь призывает нас к тому, чтобы мы «терпением нашим спасали души наши» (См. Лк. 21: 19). То есть даже если нападают на нас бесы, как волки мысленные, и мучают, и терзают человека в бесчисленных страстных помыслах, главное – отвергая их со всей решимостью в первый момент, в следующий миг отвращаться от них с презрением и всё внимание своей души, все силы обращать ко Господу, предстоять к Нему в крайнем напряжении и смирении.

Ещё одна очевидная причина усиления брани и нападения на нас тех или иных греховных помыслов, сообразных с одолевающими нас страстями – это наше превозношение, тщеславие и гордость. Так что можно даже сказать, что всякой почти буре греховных помыслов предшествует тайное или явное превозношение. Святые отцы так и говорят: «Благодати предшествует смирение, а наказанию предшествует самомнение» (Добротолюбие, т.2, стр. 732; §229). Таким образом – через нападения злых духов – Господь смиряет человека и напоминает ему об истинном его беспомощном и падшем состоянии. Поэтому первое, что нужно сделать, когда после молитвы и обращения к Богу брань немного поутихнет или совсем упразднится, – привести себе на память, где и когда мы превознеслись, хоть в малом чем, погордились или испытали надмение, осудили кого, а припомнив – от души исповедовать свой грех перед Господом и попросить от сердца прощения, не дожидаясь исповеди, потому что до исповеди, возможно, мы просто забудем то, в чём хотели покаяться. Поступая таким образом, мы не лишим себя и прощения, подаваемого в Таинстве исповеди, когда священник во время разрешительной молитвы говорит: «Господь и Бог наш Иисус Христос… да простит вся согрешения твоя», подразумевая и те прегрешения, которые хоть и не были названы на исповеди по забвению, но были покаянно исповеданы в сердце ранее.

Может подуматься кому-нибудь, что всё, о чём идет речь – это какое-то сугубо специфическое занятие, что называется, для «посвященных», в то время как простому человеку, христианину вовсе не надо об этом знать, а просто «жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем – мое почтение», как говаривал блаженной памяти преподобный старец Амвросий. Но вот в том-то и дело, что, призывая нас к такой простоте, батюшка предлагает нам всем сердцем, и всей душой, и всеми помышлениями своими приближаться и устремляться к Богу. И только от такого всецелого устремления и может объять нас, да и то не сразу, эта блаженная простота. А пока её нет – будем стремиться к стяжанию, приобретению её, внимательно наблюдая за внутренней нашей духовной жизнью, решительно отвергая от себя всякий греховный прилог и всецело обращаясь к Богу, прося у него со смирением защиты и помощи.

14

О борьбе с помыслами примерно в 2ч.20 мин. (по ходу ответов на вопросы): predanie.ru/agapov-aleksey-svyaschennik/kanon-andreya-kritskogo-chitaem-razmyshlyaem-uchimsya-ponimat/#/video/ .

15

спасибо, Оля!
Про чистоту помыслов и их отсутствие - почитай житие еп. Игнатия (Брянчанинова). Я так вообще в шоке была... В первом томе собрания его сочинений точно есть.

16

Спасибо, Иришка, посмотрю.

Пока искала житие, встретилось:

Полное жизнеописание святителя Игнатия Кавказского. Глава 10 http://azbyka.ru/otechnik/Zhitija_svjat … azskogo/10 :

Вот мнение самого архимандрита Игнатия об исповеди помыслов, основанное на строгом следовании учению святых отцов: «Все отцы согласны в том, что новоначальный инок должен отвергать греховные помыслы и мечтания в самом начале их, не входя в прение, ниже в беседу с ними. В особенности надо так поступать по отношению к блудным помыслам и мечтаниям.
   Для отражения греховных помыслов и мечтаний отцы предлагают два орудия: 1) немедленное исповедание помыслов и мечтаний старцу, 2) немедленное обращение к Богу с теплейшей молитвой о прогнании невидимых врагов. Преподобный Кассиан говорит: завсегда наблюдай главу змия, т. е. начала помыслов, и тотчас сказывай их старцу. Тогда ты научишься попирать зловредные начинания змия, когда не постыдишься открывать их, все без изъятия, своему старцу. Этот образ борьбы с бесовскими помыслами и мечтаниями был общий для всех новоначальных иноков в цветущее время монашества.
   Новоначальные, находившиеся постоянно при своих старцах, во всякое время исповедовали свои помышления, как это можно видеть из жития преподобного Досифея, а новоначальные, приходившие к старцу своему в известное время, исповедовали помышления однажды в день, вечером, как это можно видеть из Лествицы и других отеческих книг. Исповедание своих помыслов и руководство советом духоносного старца древние иноки признавали необходимостью, без которой невозможно спастись.
   Наставления духоносного старца постоянно ведут новоначального инока по пути Евангельских заповедей, и ничто так не разобщает его с грехом и началом греха — демоном, как постоянное и усильное исповедание греха в самых его началах. Такое исповедание уставляет между человеком и демоном спасительную для человека непримиримую вражду.
   Такое исповедание, уничтожая двоедушие или колебание между любовью к Богу и любовью ко греху, дает благому произволению необыкновенную силу, а потому преуспеянию инока — необыкновенную быстроту, в чем можно убедиться опять из жития преподобного Досифея. Те иноки, которые не могли действовать против греха постоянной и учащенной исповедью греховных помыслов, по неимению старца, действовали против него постоянной и учащенной молитвой».108

Из этой же книги: 

Святой Великий Варсонофий некоторому иноку сказал: «Знай, брат мой, что всякий помысел, которому не предшествует тишина смирения, не от Бога происходит, но явно от левой стороны. Господь наш приходит с тихостию. Все же вражеское бывает с смущением и мятежем. Хотя бесы и показываются облеченными в одежду овчую, но, будучи внутренно волками хищными, обнаруживаются посредством производимого ими смущения, как сказано: по плодам их узнаете их (Мф. 7; 16). Да вразумит Господь всех нас, чтоб не увлечься их правдою» (Ответ 21).

Преподобный Макарий Великий говорит: «Человеку, любящему добродетель, надлежит весьма много заботиться о различении вещей, чтобы он в совершенстве знал различие между добрым и злым и мог распознавать и понимать различные демонские козни, которыми враг обычно развращает под видом многих представлений, предлагаемых уму; ибо во всех случаях полезно быть осторожным во избежание опасных последствий.
   По причине слабости ума, опасаясь прельщения, не подчиняйся побуждениям духов, которые могут быть устроены так, будто бы они были и небесными Ангелами. Но стой непоколебимо, подвергая все прилежнейшему исследованию, и тогда, если усмотришь благое, принимай, а если явится зло, отринь его. Ибо не неизвестны действия благодати, и грех, даже если бы и принял вид благого дела, подать их никак не может.
   Так, хотя по апостолу, и может сатана преобразиться в светлого ангела (2 Кор. 11; 14), чтобы таким образом прельстить человека, но даже если бы он и светлые видения представлял, однако благого действия, как уже сказано, подать отнюдь не сможет. Это и служит известным знаком его дел. Ибо ни любви к Богу или ближнему, ни кротости, ни смирения, ни радости, ни мира, ни обуздания помыслов, ни того, чтобы возненавидеть мир, ни спокойствия духовного, ни пожелания небесных действий подать он не может, не может также укротить страсти и похоти, что является явным действием благодати. Плод духовный, - говорит апостол, — есть любовь, радость, мир и проч. (Гал. 5; 22). Враг особенно удобно может вложить в человека гордость и высокоумие, поскольку он к этому весьма склонен и в этом весьма силен. Итак, по действию познаешь воссиявший в твоей душе умный свет — от Бога он происходит или от сатаны».184

... Всякого блага начало — правильная мысль. Всякого бедствия начало — мысль ложная, по свидетельству Евангелия, которое показывает неразрывную связь лжи с гибелию человечества (Ин. 8; 44).

Отредактировано Ольга79 (2016-03-24 15:48:58)

17

Монахини Феодосия (Тимашева). «Фабрика добрых помыслов» http://www.pravoslavie.ru/92015.html :

Свернутый текст

Подобно тому, как грех овладевает человеком через злые мысли, любовь, а вместе с ней и Христос, поселяется в сердце того, кто творит помыслы добрые. Учению о «фабрике добрых помыслов» святого Паисия Святогорца посвящена статья монахини Феодосии (Тимашевой).

Пока помысел Адама был чист, он жил в гармонии с окружающей природой, и она служила ему. После грехопадения этот порядок нарушается. Природные стихии, животный мир ополчаются против наших прародителей. Грех посеял эту вражду. Для того чтобы вернуться к мирному устроению, человек должен преодолеть в себе грех, который начинается с греховного помысла.

«Властвуй над своими мыслями, чтобы стать властителем над всеми существами», – говорит святитель Василий Великий. Аналогичные рассуждения находим и у святителя Григория Нисского: «Управляй мыслями в себе, чтобы стать тебе правителем всех вещей».

Святитель Николай Сербский более подробно раскрывает эту взаимосвязь:

«Как какое-либо желание, мысль или страсть действуют на все тело человека, так и его характер, настроение, вера и нравственность воздействуют на природу. Человеческая злоба может наполнить природу злобой, а милость – милостью… К святым людям природа всегда милостива, к нечистым и злонамеренным – беспощадна… По мере добра в человеке и природа дарит свою меру плодов и здоровья… Если бы исчезли наши дурные качества, грехи и страсти, исчезли бы и соответствующие им в природе образы».

«Добрый помысел обладает великой силой – он духовно изменяет человека. Когда человек изгоняет злые и возделывает добрые помыслы, его ум и сердце очищаются и в нем живет Божественная Благодать», – пишет Афонский старец Паисий Святогорец.

Добрые помыслы в учении преподобного способны возникать при четырех условиях: подвижник должен видеть в ближних образ Божий; сострадать; сорадоваться; во всем видеть благой Промысл Божий. При этом каждый раз происходит отсечение собственного «я».

Конечно, способность видеть все свято и чисто приходит не сразу. Как и в любом деле, здесь требуются внимание, трезвение и время, чтобы добродетель перешла в навык. Святой Паисий различал несколько стадий творения добрых помыслов:

«Вначале человек подвизается, стараясь не осуждать других. Вступив во вторую стадию, противодействуя помыслу осуждения, он старается включать в работу добрые помыслы. Находясь в третьей стадии, он все, что видит, истолковывает в добром смысле. Появляются любовь и смирение. Когда душа очистится, уцеломудрится, то она не только не утруждается над тем, чтобы включать в работу добрые помыслы, но помыслы «слева» к ней даже не приходят. То есть то, что кажется достойным осуждения, она видит достойным оправдания».

Далее старец показывает, как творить добрые помыслы в повседневной жизни:

«Например, гостиничная просит у поварихи немного салата, та говорит, что у нее нет, но первая знает, что есть. Если у гостиничной нет добрых помыслов, то она скажет: «Вот лгунья!» Однако если у нее есть добрые помыслы, она скажет: «Бедняжка, замоталась с работой и забыла, что у нее остался салат». Или же она может оправдать сестру таким помыслом: «Видимо, она решила приберечь салат для какого-то другого более важного случая…» Тот, у кого есть добрые помыслы, духовно здрав и зло претворяет в добро».

Человек, научившийся включать в работу добрый помысел, всему находит оправдание. Как учил преподобный Паисий:

«Подвизаясь подобным образом, ты возделываешь свое внутреннее духовное расположение и делаешь его добрым. И тогда, взирая на твое доброе расположение, Бог умилосердится над тобой и поможет тебе, после чего худые помыслы уже не найдут в тебе места. Они будут уходить, а для тебя уже совершенно естественным станет иметь в себе помыслы добрые. Ты приобретешь привычку к доброму, в твое сердце войдет доброта, и тогда в своей внутренней храмине ты примешь небесного Гостя – Христа. Однако это дело не одного-двух дней. Необходимо время и непрестанная борьба, для того чтобы душа увенчалась победным венцом. Когда это произойдет, брань прекращается уже насовсем».

Правильный духовный путь таков: не смотреть на других, а следить за собой. Если же поведение ближних нас соблазняет, значит, с нами еще не все в порядке.

Старец Паисий учит, что если диавол подкидывает нам лукавый помысел в отношении кого-то из ближних, то уместно и самому поискать в себе тот же недостаток, так как душа узнает только то, что ей знакомо. Например, если мы видим в человеке раздражительность, то замечем ее только потому, что знаем, что это такое, так как сами раздражаемся. Если человек чего-то опытно не познал, то при встрече с этим предметом или явлением он не сможет его узнать. В этой связи святой Паисий советовал «смотреть в ближних как в зеркало», такие помыслы учат смирению и предостерегают осуждать.

С другой стороны, лукавый человек даже добродетели ближних истолковывает лукаво. Если он увидит ночью прохожего, который творил тайную милостыню и поэтому поздно возвращается домой, то будет думать о нем примерно следующее: «Ну вот, всю ночь где-то гулял». Как объяснял старец, такие люди не получат помощи даже от святого, так как и добродетели они будут истолковывать лукаво. А человек, включающий в работу добрый помысел, даже если видит преступника, жалеет его: «Кто знает, как сложилась его жизнь, может, его с детства учили воровать, много лет он провел в тюрьме и не видел ничего хорошего. Если бы я оказался на его месте, то совершил бы еще худшие преступления».

Молитва и творения добрых помыслов о человеке буквально возрождают его, изменяя к лучшему. Святой Паисий замечает, что даже вещи, рукоделия «пропитываются» тем или иным духом, в зависимости от того, в каком духовном состоянии находился человек, изготовляющий вещи. Если он имел внутренний мир и творил молитву, то доброе духовное состояние «отпечатывается» на рукоделии, и наоборот, вещь, выполненная в спешке или в то время, когда человек гневается, нервничает, несет на себе нечто отрицательное. Человеку, который в дальнейшем будет пользоваться этой вещью, будет передаваться либо благая, либо негативная энергия.

Если молитва и доброе внутреннее расположение так благотворно влияют даже на бездушные вещи, насколько же большее воздействие они оказывают на душу человека, которого мы любим и которому желаем добра.

«Добрый помысел содержит в себе любовь. Он обезоруживает человека и подвигает его отнестись к тебе по-доброму», – говорит святой Паисий. Чтобы показать, как это происходит в жизни, старец рассказывал случай про разбойника, который проник ночью в монастырь, чтобы его ограбить, при этом монахини приняли его за старца. Добрый помысел монахинь привел разбойника к покаянию, и он изменил свою жизнь.

Огромное влияние на события помыслов иллюстрирует и случай, происшедший со святым Макарием. Когда авва возвращался со своим учеником в монастырь, им встретился язычник. Ученик преподобного шел впереди, а потому увидел его раньше и обругал. Язычник пришел в ярость и избил ученика. Спустя некоторое время и святой Макарий встретился с язычником, но он сотворил о нем добрый помысел, – увидев его несшим бревно, святой похвалил его трудолюбие и пожелал Божией помощи. Это тронуло сердце язычника, он пошел за аввой и сделался его учеником.

Также приведем пример из жизни самого преподобного Паисия, когда сострадание и доброта к ближнему преображают духовно. Однажды, сидя во дворе своей бедной каливы, старец заметил неизвестного, который прятался в лесу и следил за ним. Было похоже, что этот человек ищет удобного случая, чтобы обворовать келью старца. Но старец сказал себе: «Должно быть, несчастный испытывает нужду». Не медля ни минуты, он ушел из каливы, оставив дверь открытой. Вор свободно зашел внутрь, но, к своему огорчению, не нашел в жилище старца ничего «достойного» воровства… «Хотя, – рассказывал старец, – вор и был человек дикий, неотесанный, но увиденное тронуло его сердце. Потом он уже сам принес мне продуктов». Раскаявшись, вор попросил у старца прощения, и тот простил его от всего сердца.

«Доброе расположение – это все», – часто повторял в беседах святой Паисий. Поистине чудотворец тот, кто видит все чистым и на все смотрит через призму доброго помысла. Добрый помысел несет в себе любовь, а любовь – это Христос. Поэтому, когда о ком-то творят добрые помыслы, к нему направляется любовь и в эту душу тоже приходит Христос, в каком бы падшем состоянии ни находился человек. Стоит ему лишь на секунду свою свободную волю направить к Богу, Господь тут же ему поможет.

Добрый помысел «уничтожает» врагов любовью, превращая их в друзей. В то же время нельзя считать, что человек, имеющий добрые помыслы, оправдывает буквально все. Наоборот, в таком подвижнике нет безрассудного равнодушия. Существует такое понятие, как «праведный гнев». Человек, непрестанно творящий добрые помыслы, привел раздражительную силу души в правильное духовное устроение, научился пользоваться своим гневом во славу Божию, направляя его на врагов – демонов. Это то, о чем сказал пророк Давид:

«Гневаясь, не согрешайте» (Пс. 4:5), и тот случай, когда святитель Николай заушил (дал пощечину. – Ред.) еретика Ария. Святой Паисий объясняет это духовное состояние следующим образом: «Вопиять и гневаться от действительной боли, когда обижают других, – это «праведнейший гнев». Гневаться, когда обижают тебя самого, – это гнев нечистый».

В заключение еще раз заметим, как важно творить добрые помыслы. По слову святого Паисия, «эту добрую привычку мы можем передать по наследству». От добрых людей происходит и поколение доброе. Хорошие, добрые традиции пропитывают все вокруг – землю, воздух, людей – и продолжают жить в потомках. Старец замечал, что если в какой-нибудь деревеньке держатся доброго предания, то, расспросив старчиков той местности, всегда можно услышать, что когда-то там жили добрые люди, которые и оставили им это предание в наследство.

«Не будь побежден злом, но зло побеждай добром» (Рим. 12:21), – наставляет апостол Павел. Согласно этому высказыванию, учит и преподобный Паисий. Преодоление зла в самом себе и в окружающих – это взаимосвязанный процесс. Потому что зло в самом себе обнаруживается через мысленные и действенные реакции, которые возникают у человека при соприкосновении с окружающим миром: с людьми, ситуациями. Совершенствуя себя, человек изменяет окружающий мир. Подвижнику, который отстраняется от недостатков ближних, Господь будет открывать все больше и больше их достоинств. Добрый помысел и молитва, по учению преподобного Паисия, два чудодейственных средства, которые помогают преодолеть зло как в самом себе, так и в окружающих. Когда мы творим о ком-то добрые помыслы и молимся с болью, то это преображает нас самих, помогая тому, за кого молимся.

18

святитель Игнатий (Брянчанинов). Избранные письма
http://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Brjan … ma/2#2_111 :

Письмо 112
К больной старице, вступившей в монастырь с двумя дщерями своими. Об ответственности родителей за воспитание своих детей, благодарение Бога в скорбях
... Положите себе за правило ежедневно благодарить Господа за Вашу чашу, т. е. за недуги, за все скорби Ваши, за жребий дщерей Ваших; в особенности благодарением Богу отгоняются помыслы скорбные: при нашествии таких помыслов «благодарение» произносится в простых словах, со вниманием и часто, — доколе не принесется сердцу успокоение. В скорбных помыслах никакого нет толку: от скорби не избавляют, никакой помощи не приносят, только разстраивают душу и тело. Значит: они от бесов — и надобно их отгонять от себя. Отгоняются же скорбные помыслы «благодарением» Богу. «Благодарение» сперва успокоивает сердце, потом приносит ему утешение, впоследствии принесет и небесное радование — залог, предвкушение радости вечной. Будете благодарить — венчик примеряете. Мне бы хотелось увидеть на душе Вашей примерянный венчик Небесный, венчик радования духовного! — «Благодарение» из простеньких и немногих слов, а дела наделает больше, нежели сделают его тысячи умнейших книг. «Благодарение» — оружие, завещанное христианам Духом Святым чрез Апостола. «Благодарение» — Апостольское, Божие учение и предание, благодарение Богу совершает чудеса и знамения! И зрятся эти знамения не очами телесными, — несравненно превосходнейшими их очами душевными — и в душевной клети: там от Божественнаго прикосновения оставляет болезненный огнь скорби тещу Петрову, — она начинает услуживать Господу. Петр — образ веры: теща его — образ души, ближайшей родственницы Петру. Благодарение — сильно Богом всесильным, Которому оно приносится! Благодарение — сильно верою, которая одна, решительно одна, способна восприять и объять неограниченную силу Божию: у веры нет границ, как нет их у Бога и у всего, что относится к Богу. Разум, как ни разумен, — ограничен: не годится для дел Божиих. Все Божие, всякое знамение он встречает отталкиванием: «как? неужели? почему?» — Прочь — непотребный отверженный Богом!... Придите — святая вера и буйство проповеди Христовой — спасите нас!


Письмо 114
К отцу, постигнутому скорбными обстоятельствами. О борьбе с помыслами
... Вот оружия, которыя святое буйство проповеди Христовой вручает рабу Христову для борьбы с сынами Енаковыми — мрачными помыслами и ощущениями печали, являющимися душе в образе страшных исполинов, готовых стереть ее, поглотить ее:
   1-е — слова: «Слава Богу за все».
   2-е — слова: «Господи! предаюсь Твоей Святой Воле! буди со мной Воля Твоя».
   3-е — слова: «Господи! Благодарю Тебя за все, что Тебе благоугодно послать на меня».
   4-е — слова: «Достойное по делам моим приемлю; помяни мя. Господи, во Царствии Твоем».
   Эти краткия слова, заимствованныя, как видите, из Писания, употреблялись преподобными иноками с превосходным успехом против помыслов печали. Отцы нисколько не входили в разсуждение с являвшимися помыслами; но, только что представал пред ними иноплеменник, они хватались за оружие чудное, и им — прямо в лице, в челюсти иноплеменника! От того они были так сильны, попрали всех врагов своих, соделались наперсниками веры, а чрез посредство веры — наперсниками благодати, мышцею благодати, совершили подвиги вышеестественные. При явлении печальнаго помысла или тоски в сердце, начинайте от всей души, от всей крепости Вашей произносить одно из вышеозначенных предложений; произносите его тихо, не спешно, не горячась, со вниманием, во услышание одних Вас, — произносите до тех пор, доколе иноплеменник не удалится совершенно, доколе не известится сердце Ваше в пришествии благодатной помощи Божией. Она является душе во вкушении утешительнаго, сладостнаго мира, мира о Господе, а не от какой другой причины. По времени иноплеменник опять начнет приближаться к Вам, но Вы опять за оружие, и, как завещал своим воинам гениальный полководец Цезарь, метьте прямо в лице врага: ни в какую часть тела так не тяжки, так не выносимы удары, как в лице. Не подивитесь странности, ничтожности по видимому, оружий Давида! употребите их в дело и увидите знамение! Эти оружия — палица, камень — наделают дела более, нежели все вкупе собранныя, глубокомысленныя суждения и изыскания Богословов-теоретиков, сказателей букв — Германских, Испанских, Английских, Американских! Употребление этих оружий в дело постепенно переведет Вас со стези разума на стезю веры, и этою стезею введет в необъятную, дивную страну духовнаго. Там трапеза манны сокровенной; к ней, по свидетельству Писания, Христос допускает одних победителей. Вы введены в невидимую войну для того, чтоб иметь случай соделаться победителем, и в достоинстве победителя наследовать духовныя сокровища. Все же это доставляет Вам Христос, возлюбивший Вас, явственно отделяющий Вас в число «Своих». И так, — уже с самаго берега глядя на темное, глубокое море скорбей, на даль, где синева вод сливается с синевою небес, на эту безпредельную даль, пугающую веру, — прислушиваясь к гневному говору волн, к их плесканию однообразному и безчувственному, — не предавайтесь унынию, не впустите в душу Вашу море грустных дум. Тут гораздо более опасностей! В этом море потонуть гораздо удобнее, нежели в море скорбей наружных. Радуйтесь! — и паки реку: радуйтесь! Вы для того на берегу моря скорбей, чтоб преплыть в страну радостей: даль моря имеет противуположный берег, хотя и невидимый для очей человеческаго разума. Этот берег — рай умственный, преисполненный духовных наслаждений. Достигшие этого блаженнаго берега забывают, в упоении наслаждением, все скорби, претерпенныя ими на море. Становитесь безтрепетною ногою в легкую ладью веры, носитесь, как крылатый, по влажным буграм! Скорее, нежели предполагаете, нежели можете себе представить, перенесетесь чрез море, перенесетесь в рай. — Но между духовным раем и жизнию плотскою, душевною, обыкновенною, которою живут вообще все люди, положены в разграничение, — как бы обширное море, — крест и распятие. — В рай нет другаго пути! Кого Бог хочет возвести в рай, того начинает сперва наводить на путь к нему, — на крест. «Признак избрания Божия, — сказал некоторый святый аскетический писатель, — когда пошлются непрестанныя скорби человеку». Претерпим умерщвление миру скорбями, чтоб сделаться способными принять в себя существенное оживление для Бога, явственным, вполне ощутительным действием Духа. Пожертвуем тлением для Духа! — Вполне отдайтесь Богу! киньтесь в спасительную бездну веры, как бы в море — с утеса! ...

Письмо 118
О келейном правиле, о страхованиях, о занятии молитвою Иисусовою
   Милость и благословение Господа нашего Иисуса Христа, чрез меня недостойнейшаго служителя Его, да осенит Вас, да укрепит Вас в деле благом спасения, едином на потребу! — Пишите, что не всегда исполняете правило, то по слабости, то по причине посещения ближних, и потом чувствуете скорбь. На это Вам повторяю, что не человек для правила, а правило для человека. И потому, в чем согрешили по немощи тела, или души, или разсуждения, вся сия да простит Вам премилосердый Господь Бог, пред Коим и правды наши нечисты. И я многогрешный именем Господним Вас прощаю и разрешаю, и впредь завещаваю в таких случаях держаться разсуждения, т.е. когда замечаете, что немощь естественная, происходящая от занятия с посетителями или от недуга, обнаруживающагося уменьшением аппетита, бессонницею и тому подобным, тогда полезно послабить телу, дабы оно до конца не изнемогло и не повредилось, будучи понуждено сверх сил. — Тогда поклоны оставьте, и прочитав сообразно немощи сполна или не сполна вечерния молитвы, пребывайте мирны. Не дивитесь, что услыхали стук; это страхование, а страхованию не должно предаваться, зная, что диавол весь во власти Божией и только то может сделать и делает, что Бог ему попущает для нашей пользы. — Кто бывающий на брани, бранных труб и стуку неприятельских оружий не слышит? — Заслышавши их, храбрый воин веселится, ибо зрит и заключает, что близко сражение и близок конец. Некоторая девица, мне известная, шла по уединенной дороге недалеко от нашего монастыря, переходя через мост; вдруг из-под мосту выскакивает разбойник с огромными усами и, приставляя пистолет к ея груди, кричит: «убью!» Девица обнажает грудь и отвечает, знаменуясь крестным знамением: «Если есть на то воля Божия, — убивай». Едва она произнесла эти слова, как страшилище исчезло. Это пишу Вам, дабы Вы мужались и страхом Божиим побеждали страх бесовский. У нас, с кем случится страхование, тот приходит и сказывает, и страхование уничтожается благодатию Божиею, покрывающею смиренных, т.е. открывающихся, ибо смирение новоначальнаго состоит в том, когда он с охотою, свободно открывает свои помыслы....


Страхование http://azbyka.ru/straxovanie .

19

Дмитрий Трибушный. Павловский патерик. Памяти схиархимандрита Гавриила (Стародуба). Отец Гавриил о любви, подвиге, молитве http://www.pravoslavie.ru/92261.html :

Помыслы открывать, каяться в них, но не пытаться в них разбираться. Разбираться в помыслах – удел совершенных.

Как отличить рассуждение от осуждения? Необходимо следить за сердцем. Если мы видим грех и у нас болит душа за человека – это рассуждение. Если же мы не сопереживаем, превозносимся или даже злорадствуем – это осуждение.

20

Александр Ткаченко. Секунды свободы от греха http://www.pravoslavie.ru/92487.html :

Свернутый текст

Лет пять назад, после прочтения одной очень неожиданной для меня мысли святого Марка Подвижника (о которой расскажу здесь чуть позже), я вдруг стал замечать, что в каких-то острых ситуациях, когда вроде бы есть все поводы разгневаться, обидеться, начать спорить, всегда бывает очень короткий промежуток времени, буквально одна-две секунды, когда ты еще не дал волю страсти. И если за эти секунды ты принимаешь решение — не поддаваться, то через пару минут с удивлением чувствуешь, что никакого действия в тебе эта острая ситуация не вызвала, что пожар, который мог в тебе полыхать несколько часов, а то и дней, не разгорелся вовсе. Эти секунды — удивительный дар Божий каждому крещеному человеку. Жаль, что многие о нем просто не знают.

Гнев, обида, зависть – все это принято считать неким подобием стихийного бедствия, с которым невозможно бороться. Мол – уж если случилось, то – случилось, налетело откуда ни возьмись, словно тайфун, что уж тут поделаешь. Остается только ждать, когда все закончится, и после приниматься за подсчет ущерба. То же самое часто можно услышать и про выпивку или курение – «…и не хотел ведь, а ничего с собой поделать не мог».

На самом же деле, в любом таком искушении для христианина всегда есть этот момент сознательного принятия решения. Он – словно развилка двух дорог, когда можно пойти как по одной, так и по другой. Чем дальше будешь продвигаться по любой из них, тем дольше и затруднительней будет обратный путь, если вдруг захочешь вернуться. Но это уже потом, когда ты выбрал дорогу и пошел по ней. А вот когда ты еще только стоишь на перепутье, то никаких особых усилий для выбора от тебя не требуется. Нужно лишь понять, чего ты хочешь на самом деле, к чему стремится твоя душа. И сделать выбор.

Можно представить себе это в виде сказочного образа: лежит себе на такой «развилке» большой камень. На нем – указатель. Ну, к примеру, такой: «Налево пойдешь – разгневаешься на старого друга, который только что непонятно почему тебя оскорбил. Будешь говорить ему всякие обидные, но справедливые вещи, вспоминать его старые грехи, объяснять ему, кто он есть по этой жизни. И испытаешь от всего этого чувство хотя и нездорового, но зато очень глубокого удовлетворения.

А направо пойдешь – ничего не скажешь ему в ответ. Проглотишь это оскорбление как горькую пилюлю, поморщишься, и будешь жить дальше. Это ведь друг твой. Сколько всего вы вместе пережили, сколько раз он тебя выручал, терпел твою дурь, просто был рядом, когда тебе было плохо. Да, сейчас он явно не в себе. Но разве от этого ты стал любить его меньше?» А ты стоишь такой, перед этим камнем. И слушаешь свое сердце.

Повторюсь, момент этого выбора совсем короткий, но он есть. И если моему сердцу милее болезненное удовольствие от ощущения себя незаслуженно обиженным, если я выбираю скандал и выяснение отношений, если душе моей – ну очень хочется тут «назвать вещи своими именами», — то это никак не стихия. Это – мой личный выбор зла. Пусть не всегда осознанный, но вполне реальный. Потому что Господь каждому из нас в святом крещении дает такую свободу – выбирать добро и следовать ему там, где нас искушает дьявол. Именно об этом писал в так поразивших меня словах преподобный Марк Подвижник: «...диавол не имеет власти приводить в движение наши помыслы, иначе бы он не пощадил нас, наводя понудительно всякую злую мысль и не давая помышлять ничего благого. Он имеет власть внушать превратное учение в помысле только первой мысли, чтобы искушать наше внутреннее расположение, куда оно клонится: к его ли совету или к заповеди Божией. Если в нашем сердце есть пристрастие к греху, мы тотчас возбуждаем наши помыслы к этому вражьему указанию и беседуем в мысли с предложенным им. А если предложенный грех нам противен, мы от него отвращаемся, не можем медлить, но ненавидим и само это предложение».

Потом, в трудных ситуациях, я много раз замечал эти секунды свободы перед принятием решения. И даже иногда успевал ими воспользоваться во благо. Но, наверное, так и не дерзнул бы поделиться этим скудным опытом, если бы недавно не прочел в сетевом дневнике у одного очень уважаемого мною священника буквально следующее:

«Замечали ли вы, что когда мы сознательно совершаем грех, то в какой-то решающий момент, как бы стремительно не развивалась ситуация, вдруг происходит секундное замедление реальности. В этот миг ты стоишь перед выбором — продолжить или нет? Совесть предельно откровенно ставит тебя перед фактом понимания происходящего выбора. Стоит два-три раза решительно сказать греху — нет, и формируется пока еще слабый навык. Тот же навык, но со знаком минус, появляется если не сопротивляться. Это важно знать».

21

Священник Димитрий Шишкин. Клин клином. Как противостоять бесовским помыслам? http://www.pravoslavie.ru/92762.html

22

Фрагмент из книги «Страсть осуждения»

    В наши дни мы часто сетуем, сколько усилий требует от нас жизнь по Богу. Мы считаем, что являемся настоящими христианами в том случае, если соблюдаем посты, молитвенные правила, подаем милостыню и совершаем прочие добродетели. Размышляя о трудах, которые мы должны понести ради добродетелей и жизни во Христе, мы робеем и отступаем. Христос показал нам очень простой и легкий способ стать угодными Богу и избежать осуждения на Страшном суде. Он сказал: не судите, да не судимы будете.

В «Отечнике» — книге, в которой описаны праведные дела и слова святых подвижников, повествуется следующая история:

Кто-то из братьев спросил авву Иосифа:

— Отче, что мне делать, если я не могу переносить страданий любви Христовой ради, но и не могу работать и подавать милостыню?

— Если ты, — ответил старец, — не можешь делать ничего из этого, храни по меньшей мере свою совесть от помыслов и осуждения своих братьев, не унижай их, и тогда непременно спасешься.

Слова Христа, о которых мы упомянули, и разговор двух подвижников дают нам повод поговорить о раковой опухоли духовной жизни — порицании и осуждении. Этот вопрос касается нас всех, потому что мы все легко осуждаем наших братьев за их дела, а самих себя всегда оправдываем. Мы теряем таким образом Божественную благодать и мучаемся, хотя могли бы, избегая осуждения, жить во Христе без большого труда.

Каждый человек легко замечает ошибки ближнего и преувеличивает их, а свои видит с великим трудом. Если и увидит, то пытается преуменьшить их значение. Поэтому Церковь определила, особенно во время Великого Поста, читать молитву преподобного Ефрема Сирина: «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Действительно, когда мы видим наши грехи и сознаем, насколько мы ими огорчили Бога, у нас пропадает всякое желание заниматься грехами ближних.

В «Отечнике» рассказывается следующий случай:

Однажды некий брат из Скита пал. Отцы собрались, чтобы его судить, и пригласили авву Моисея присоединиться к ним, но тот отказался пойти на собрание. Поскольку все его ждали и у них было обыкновение не начинать собрания, пока все подвижники не соберутся, священник послал за Моисеем. Моисей поднялся, взял дырявую корзину, наполнил ее песком и отправился на собрание. Монахи, вышедшие ему навстречу, спросили: «Что это такое, отче?» Старец ответил: «Мои грехи сыплются сзади меня, и я не вижу их, а я пришёл сегодня, чтобы судить прегрешения другого!» Услышав это, отцы раскаялись, не сказали ничего виновному брату и простили его.

* * *
Способы, с помощью которых мы осуждаем наших ближних, весьма многообразны. Мы можем заметить большинство из них, если будем наблюдать за собой. Здесь мы приведём два достаточно незаметных способа, которыми мы можем согрешить, совсем того не осознавая.

Часто человек ловко смешивает осуждение с похвалой. Преподобный Максим Исповедник замечает: «Кого вчера хвалил, как доброго, и превозносил, как добродетельного, не поноси ныне, как порочного и злого, по причине превращения твоей любви в ненависть… Когда говоришь с другими, смотри, чтобы из-за скрывающейся в тебе досады не смешать обычную похвалу брату твоему, вмешивая в слова свои неприметно порицание».

Нередко осуждение маскируется под видом любви к брату, который согрешил, либо продиктовано якобы желанием исправить согревшившего. Однако по скверному пути не добраться до доброй цели.
Иоанн Лествичник пишет: «Услышав, что некоторые злословят ближних, я запретил им; делатели же сего зла в извинение отвечали, что они делают это из любви и попечения о злословимом. Но я сказал им: «Оставьте такую любовь», чтобы не оказалось ложным сказанное: тайно клевещущего на ближнего своего изгоню. Если ты истинно любишь ближнего, как говоришь, то не осмеивай его, а молись о нём втайне; ибо сей образ любви приятен Богу».

23

Тит Коллиандер. О смирении и бдительности http://www.pravoslavie.ru/108626.html

... Сперва возникает представление помысла или предмета — прилог, объясняют отцы. Когда мы начинаем сочувствовать прилогу — это уже сочетание. Третий шаг — согласие (сосложение) и четвертый — совершение греха. Эти четыре ступени могут мгновенно следовать одна за другой, но могут и сменяться постепенно, так что ты успеваешь отличать одну степень от другой. Помысл стучится в дверь, подобно коробейнику. Стоит впустить его, как начинается разговор о предлагаемых товарах и трудно уже указать человеку на дверь, ничего не купив у него, хотя и видишь, что товар плохой. Так доходишь до согласия на покупку, часто даже против собственного желания: мы оказались побежденными вражьим соблазном.

О прилогах говорит Давид: С раннего утра буду истреблять всех нечестивцев земли, дабы искоренить из града Господня всех делающих беззаконие (Пс. 100: 8). Не будет жить в доме моем поступающий коварно (Пс. 100: 7). И Моисей говорит о сложении: не заключай союза с ними (ср.: Исх. 23: 32). Первый стих первого псалма содержит ту же мысль, говорят отцы: Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых (Пс. 1: 1). Важно начать говорить с врагами в воротах (Пс. 126: 5). Так как наплыв врагов у ворот твоего сердца большой, то знай, что сам сатана принимает вид Ангела света (2 Кор. 11: 14). Потому святые советуют нам очищать наши сердца от прилогов, случайных настроений и мечтаний, какого бы рода они ни были. Не в человеческих силах различать злые побуждения от добрых, только Господь один может это сделать. Поэтому возложим упование всецело на Господа, зная хорошо, что если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж (Пс. 126: 1).

Все же от тебя зависит беречься, чтобы не вошла в сердце твое беззаконная мысль (ср.: Втор. 15: 9), и следить за тем, чтобы сердце не сделалось местом ярмарки, где, как волны, сменяются всякие впечатления, пока ты совсем не теряешь надзора над происходящим. Ярмарка является любимым местом пребывания разбойников и воров, но никак не Ангела мира, которого ты ищешь. Мир и тем самым Господь мира избегает таких мест.

Поэтому Он сказал нам через своего апостола: исправьте сердца ваши (Иак. 4: 8) и Сам призывает нас: Смотрите, бодрствуйте (Мк. 13: 33). Ибо если Он, придя, найдет наши сердца нечистыми, а нас — спящими, то скажет: не знаю вас (Мф. 25: 12). И этот час всегда тут, если не в этот момент, то в следующий, ибо как Царство Небесное, так и час судный всегда в наших сердцах.
Значит, если стража не бодрствует, то не сохранит и Господь, но если Господь не сохранит, напрасно бодрствует и стража. Поэтому будем бодрствовать у дверей нашего сердца, неусыпно взывая ко Господу о помощи.

Не направляй свой взор на врага, не входи с ним в пререкание, потому что ты не имеешь возможности противостоять ему; со своим многотысячелетним опытом он знает достаточно уловок, чтобы обезоружить тебя. Нет, стой на страже своего сердца, и пусть взор твой будет устремлен ввысь; тогда сердце будет всячески ограждено: Господь Сам пошлет Своих Ангелов охранять его.
Понимай это так: если подвергаешься искушению, не занимайся рассматриванием и взвешиванием его или размышлением о нем; этим ты омрачишь свое сердце и потеряешь время, к чему враг и стремится. Обратись вместо этого без замедления ко Господу с молитвой: «Боже, милостив буди мне грешному!» (ср.: Лк. 18: 13). И чем скорее ты отклонишь твой помысл от искушения, тем скорее придет помощь.

Никогда не полагайся на себя. Не принимай никогда благое решение, думая: конечно, я справлюсь! Не надейся никогда на свои силы и способности противостоять какому-либо искушению, будь оно большое или малое. Думай наоборот: я сам не устою, если подвергнусь искушению. Самоуверенность — плохой товарищ: чем меньше надеешься на свои силы, тем крепче ты стоишь. Чувствуй себя слабым и совершенно лишенным возможности противостоять даже малейшему мановению злого духа, тогда ты, к удивлению, заметишь, что он не имеет никакой власти над тобой. Ибо, избрав Господа своим прибежищем, ты вскоре убедишься, что не приключится тебе зло (Пс. 90: 10). Единственное несчастье, которому подвергается христианин, — есть грех.

Если тебе досадно, что ты все же впал в искушение, и потому бичуешь себя и решаешь никогда больше так не поступать, то это верный признак, что ты на неправильном пути: это уязвлена твоя самоуверенность.

Тот, кто не полагается на себя, с благодарным чувством удивляется тому, что не пал еще глубже; он восхваляет Господа за данную Им своевременную помощь, ибо иначе он еще и сейчас не поднялся бы. Быстро воспрянув, он творит молитву, начиная ее троекратным: «Благословенно имя Господне».

Избалованный ребенок, упавши, долго лежит и плачет. Он ищет сочувствия и ласки для своего успокоения. Ты же не жалей себя, как бы ни было тебе больно. Восстань сейчас же и продолжай брань. В борьбе всегда получают ранения. Только Ангелам свойственно никогда не падать. Но молись Господу, чтобы Он простил тебя и не попустил тебе вновь впасть в нерадение.

Не поступай по примеру Адама и не вини женщину, или диавола, или какое-либо внешнее обстоятельство. Причина твоего падения в тебе самом: в тот миг, когда хозяина не было в твоем сердце, ты позволил ворам и разбойникам войти и господствовать там. Молись Господу, чтобы это не повторялось.

«Что вы делаете там, в монастыре?» — спросили одного монаха. Он ответил: «Мы падаем и восстаем, падаем и восстаем и опять падаем и восстаем».
Ибо немного минут в твоей жизни проходят без того, чтобы ты по крайней мере один раз не пал. Так молись Господу, чтобы Он смилостивился над всеми нами. ...

24

«Через обстоятельства жизни Господь разговаривает с нашей душой». Беседа с игуменией калужского Казанского девичьего монастыря Анастасией (Мордмиллович) http://www.pravoslavie.ru/113672.html :

... Мысль и помысл – это очень важно. Мы не понимаем иногда, почему с нами происходят те или иные события, потому что не следим за своими мыслями, а через эти обстоятельства жизни Господь разговаривает с нашей душой, ведет с ней диалог.

Когда кто-то из сестер спотыкается, обжигается, падает, я всегда спрашиваю: о чем вы думали в этот момент? Ведь этот момент – очевидный болевой. И сестры это уже знают, и понимают, что чаще всего такое обстоятельство было предупреждением Господа о неправильности наших мыслей.

Если мы будем внимательно относиться к мыслям, если будем проверять каждую мысль, как учат святые отцы: Наш ли ты или от супостат наших? (Нав. 5, 13), если мы будем стараться твердо держаться мыслей Божиих, а мысли не Божии отвергать, то большая часть наших жизненных проблем уйдет сама собой. Об этом же пишет Паисий Святогорец, он называет это духовное делание «Фабрикой добрых помыслов».

Проблемы уйдут, поскольку, когда очищаются наши мысли, постепенно очищается наше сердце, а в чистое сердце вселяется Господь. Когда человек старается следить за своими мыслями и твердо стоять против плохих помыслов, Господь помогает ему с ними бороться. ...

25

Святые отцы говорят, что мы должны быть внимательны, быть на страже, должны понимать, что всякая мысль, которая нарушает наш внутренний покой, исходит из ада..... От одного адского помысла рождается целый рой, и человек уже не видит, куда зашел и что наделал. Одно зло цепляется за другое, и, когда человек опомнится, говорит: «Зачем мне это было нужно? Мне было так хорошо, спокойно, и вдруг все разрушилось». А разрушилось потому, что мы были невнимательны.

Архимандрит Фаддей Витовницкий

https://pravzhizn.ru/pravme/wp-content/uploads/2017/12/vitovits3.jpg

26

Архимандрит Андрей (Конанос). Пустые мысли изнуряют душу http://www.pravoslavie.ru/114870.html

Свернутый текст

Очень многие наши проблемы начинаются с наших собственных мыслей. Вот сейчас я ехал к вам, и по дороге GPS перестроил маршрут. Я сразу стал нервничать: теперь я собьюсь с пути, не доеду, встреча сорвется, что обо мне скажут?.. Так пустые мысли сводят с ума. Доводят до болезней. Как в песне поется: всему виной твое воображение. А воображение – это и есть наши мысли, помыслы, домыслы. Это энергия ума, которая нас мучает, часто без всякой причины.

Пустые мысли изнуряют душу

Многие наши «проблемы» – это не проблемы вовсе. Проблема – это у тебя сильно болит зуб. Ты идешь на операцию. У тебя онкология, и ты мучаешься.

Большинство же из нас страдает не от реальных проблем, а задолго до их появления – от своих мыслей. В четверг вечером в пять тебе идти к зубному врачу, но уже со вторника ты начинаешь придумывать всевозможные негативные сценарии: анестезия не подействует, я не выдержу, мне будет очень больно… Тревожность, страхи. И заранее, когда еще ничего плохого не произошло, мы в своих мыслях раздуваем это гипотетическое «плохое» до огромной величины и настраиваемся на худший исход.

Когда твой ребенок вечером опаздывает домой, о чем ты думаешь? О самом плохом! «Что с ним? С ним что-то случилось! Он связался с дурной компанией. А может, он сам принимает наркотики? Вчера от него пахло, позавчера я что-то нашла у него в кармане, а еще был этот звонок…» То, другое… разные сценарии, надуманные нами. Пустые мысли, которые изнуряют душу.

Мы – трудные люди с замороченными мозгами

Многие из нас приходят в Церковь, я хочу особо это подчеркнуть, и вместо того чтобы исцелиться от подобных мыслей, их преумножают. Вместо того чтобы наша душа освободилась, ум успокоился, а мы бы доверились Богу, мы становимся трудными людьми с замороченными мозгами. Об этом все время говорил святой старец Порфирий: «Люди заморочены. Их ум не ровный. Невозможно просто говорить с людьми и находить взаимопонимание. В них все запутано». Для некоторых путанность мысли уже стала привычкой. Есть те, кто привык, чтобы их мозг постоянно находился в терзаниях, страхах, неуверенности. Такие люди не знают покоя.

Спрашиваешь: «Как дела?» И человек в ответ готов засыпать тебя своими проблемами. Он не скажет: «Все хорошо, слава Богу». Проблемы, помыслы, домыслы, мучения. И этого же он ждет от тебя. А если у тебя нет проблем, то что с тобой разговаривать?! В компании ты должен о чем-то рассказать! Ну не о том же, какой сегодня прекрасный день. Расскажи, что с тобой случилось, как с тобой обошлись…

У меня был друг – с реальными проблемами, но спокойным умом. Он никогда мне не жаловался.

– Как дела?

– Лучше не бывает, слава Богу!

А у него пятеро детей, долги, расходы… «Лучше не бывает, слава Богу!» И ни слова негатива.

Но когда ты идешь пить к кому-то кофе, ты должен рассказать о двух-трех проблемах. Мы их обсудим, посоревнуемся, чья больше.

– А со мной позавчера, знаешь, что было?

– Мне бы твои трудности!

И начинается состязание в проблемах, которые есть не что иное, как мысли о том, что уже прошло.

Наши помыслы – это не мы

Я хочу, чтобы вы знали: наши помыслы – это не мы сами. Когда ты думаешь о чем-то плохом, это не ты думаешь о плохом. Эти мысли приносит искушение. А поскольку их приносит искушение, не надо мучиться один на один со своим помыслом. Что бы плохое ты ни подумал, если ты еще это замечаешь, значит, это не ты. Это как в театре: ты видишь актеров. Так и в твоем мозгу идет спектакль по некоему сценарию. Как только ты это поймешь, ты успокоишься, потому что посмотришь на ситуацию с расстояния. И скажешь: это не я, а искушение внутри меня, это мой ветхий человек, моя страсть. А не моя душа в ее сути. Моя душа создана Богом. Она добрая и благая. Поэтому не может быть дурной. И дурных людей нет, есть те, кто имеет дурные помыслы. Если ты это поймешь, тебе сразу станет легче.

Посмотри, какие мысли приходят тебе на ум! Но это не ты, а мысли, которые тебя одолевают. Не отождествляй себя с ними, не прилепляйся к ним, иначе заболеешь!

Некоторые приходят на исповедь и говорят:

– Отче, я пропащий человек. Мне в голову лезут такие мысли!

– Скажу тебе честно: и мне в голову приходили такие мысли. Но мысли, они приходят и уходят. Вопрос в том, как эти мысли не сделать своими. Гони их прочь!

Многие страхи из детства

Кого-то гложет тревога о завтрашнем дне: «Что я буду делать? Где найду работу? Я сбился с пути… Я не справлюсь… Я никогда не женюсь…» Это, конечно, связано и с тем, как ты рос… Бывают родители, которые с детства культивируют в ребенке страхи и тревоги. Как мама, которая говорила тебе, когда ты отправлялся на экскурсию с одноклассниками не «молодец», а «будь осторожен, смотри, чтоб у тебя не украли деньги…», то есть заставляла твой ум бояться. Покажи мне твой дом, и я скажу, почему ты такой, какой ты есть. Все связано с мамой, отцом, бабушкой, тетей, соседями, учителями, священниками, которых ты встречал на пути.

Мы делаем ошибки, когда, растя ребенка, наполняем его страхами, обвиняем, наказываем. Естественно, тогда у ребенка формируется недоверие к жизни. Если отец говорил не «все в руках Божиих», а «мы пропали, денег нет», если дома царил сплошной пессимизм, то что будет в голове у ребенка, когда он вырастет? Страх ко всему. Готовность к неудаче. Тревога.

Отвертка для гаечек мозга

Другой чувствует себя недостойным и постоянно думает о своем недостоинстве. «Я не заслужил, я не такой красивый, я не такой высокий, я не такой стройный, у меня не такой нос, у меня прыщи, у меня плохие волосы…» Священник слышит это все, так как каждый исповедует ему свои мысли. Один человек мне написал: «Я наложу на себя руки, потому что мне не нравится мой нос». Нос был немного крючком, и человек не мог успокоиться! Каждый сходит с ума по-своему.

Спрашиваю:

– Как ты видишь прыщик на спине?

– В зеркало.

Находит у себя прыщик и заболевает на этой почве. Ищет травы, соли, крема, целый день рыщет по интернету, заказывает средства из-за границы…

Старец Паисий говорил:

– Я на Святой Горе поступаю так: у меня есть мысленная отвертка. Ею я пытаюсь закрутить или открутить людям в мозгу гаечки, которые их мучают. Кому-то надо закрутить, кому-то – открутить.

О чем думает женщина?

А о чем думают женщины, кто поймет?!

Бог говорит одному человеку:

– Проси у Меня чуда, и Я сотворю его тебе.

– Каждый день я еду по трассе Патры–Афины. Господи, поправь эту трассу.

Бог отвечает:

– Это слишком трудно.

– Хорошо, Господи, попрошу о другом: помоги мне понять мысли моей жены!

– Э, говори, сколько полос ты хочешь на трассе Афины–Патры: пять, шесть? Лучше Я поправлю тебе трассу.

Даже Господь не может понять, что в голове у женщины. И мужчины, конечно, иногда думают путано, но не так. По слову святого Паисия, женщина производит микробиологический анализ; она, как иголочка для вязания, цепляет все детали. И потом мужчина удивляется: «Откуда ты все это знаешь? Я ничего не заметил!»

Конечно, мы все не в полном ладу с нашими мыслями, но если с ними не работать, то лучше со временем не станет. Надо понять, в чем причина!

Нельзя изменить жизнь, можно изменить свой взгляд на нее

Жизнь такая, какая она есть. Ее не изменить. Изменить можно только свой образ мысли. Ты наденешь зеленые очки – и повсюду увидишь сады и луга. Сам Христос не изменил мир. Он изменил наш взгляд на мир. И сказал: «Смотрите на птичек небесных и думайте о любви Божией».

С тех пор ничего не переменилось. Мы болеем, умираем, страдаем, происходят войны, землетрясения. Поэтому ты сам посмотри на мир другими глазами. Твой муж не станет таким, каким ты его хочешь видеть, поэтому лучше посмотри на него иначе. И твоя жена сегодня, когда ты от нее этого ждешь, не изменится, но ты посмотри на нее иначе. Зайди в мастерскую добрых помыслов. Научись думать о том же самом по-другому. Как?

Вот полстакана вина. Один скажет: «Эх, лишь полстакана вина, а половины нет». Другой: «О, полстакана вина! Сейчас выпьем!» Где правда? И там, и там. Вопрос в тебе: как смотришь на вещи ты? Ты хочешь смотреть мрачно или светло?

Автобус Урануполи–Фессалоники. Отец Паисий сидит в автобусе. Водитель за рулем, радио на полную катушку. Водитель не обращает внимания, старец Паисий молится.

Кто-то говорит:

– Тут же старец Паисий! Выключи это безобразие!

А старец просит:

– Не беспокойтесь, меня музыка не раздражает, я здесь, но в то же время и не здесь. Я молюсь, и эта музыка словно исон для моей молитвы. Я ее не замечаю.

Один ворчал: «Какое безобразие!», а другой даже внимания не обратил! Вот два взгляда на одно и то же.

Посмотри на мир в свете Христа, не погружайся во мрак

Посмотри на мир с благодарностью, в свете Христа, как говорил старец Паисий, не погружайся во мрак. Возделывай в себе добрые помыслы. А то все вокруг будут виноваты, кроме нас.

Один монах сменил пять-шесть монастырей – все ему было не так. В одном мешала влажность, он ушел, пришел в другой, где было сухо, но летом его сводили с ума цикады, нарушавшие его покой. Он удалился снова в другой монастырь. Но свой помысел, куда бы ты ни шел, ты тащишь за собой! Как те, которые встречают «другую любовь», не понимая, что любовь другая, а ты сам остался тот же. Не забывай об этом!

Итак, тот монах пришел в новый монастырь, и снова – толпы паломников, шум, он ушел. Отправился к старцу Паисию за советом. А старец говорит:

– И пчелка, чтобы выработать мед, сидит спокойно в улье, а ты бежишь. Как ты выработаешь мед? Как принесешь плод, если все вокруг тебя виноваты? Проблема не в том, где ты, а как ты.

Если ты хорош, тебе везде хорошо. Если ты сам трудный, то и в рай тебя помести, а тебе там будут мешать сонмы ангелов, слишком громкие песнопения, слишком сильное благоухание, слишком большая радость.

Путаные мысли запутывают жизнь

Путаные мысли запутывают жизнь. Во время нашей беседы девочка встала, и я подумал: «Так, ей не нравится». А она встала, чтобы пересесть на другое место или выпить воды. Другой раз юноша все поглядывал на часы. И я думал: «Ждет не дождется, когда я кончу». После беседы он подошел ко мне, и я говорю:

– Я так разочаровал вас сегодня, что вы все время смотрели на часы?

– Что вы, отче! Я смотрел на часы и говорил про себя: «Только бы эта беседа подольше длилась!»

Он про себя говорил: «Пускай батюшка не кончает», а я думал: «Он смотрит на часы, чтобы скорее отсюда уйти». И мучился.

Поэтому стоит в некоторые мысли вложить ум и посмотреть, они логичные или нет. Логика помогает. Кого-то пугает предстоящий полет на самолете. Кому-то кажется, что его постоянно преследуют, недолюбливают. А тебе не приходило в голову, что то, о чем ты думаешь, нелогично? Вырви домыслы из своего сердца: они тебя только изнуряют, и ты изнуряешь ими других.

Есть выход: не придавай слишком большого значения своим проблемам. Займись другим, не раздувай свои проблемы, не говори только о них, иначе последует масса новых, плохих и досужих домыслов.

Не позволяйте уму жить прошлым

Реально то, что есть сейчас. Все остальное либо воспоминания о том, что было, либо ожидание того, что будет и чего пока нет. Я причащал дедушку (он уже умер), который до самой смерти исповедовал случаи из прошлого. У него была болезнь Альцгеймера, и он постоянно вспоминал одно и то же: как один раз в 1942 году (а год уже был 2005!)… Я ему предлагал поговорить о сегодняшнем дне, но он продолжал жить в прошлом. Не позволяйте этого своему уму. Мы живем сегодня и сейчас.

Один монах переходил через реку, и с ним был другой. На берегу стояла молодая женщина – она не могла перебраться через реку самостоятельно. Одета она была не вполне благопристойно. Попросила монаха ей помочь. И монах перекрестился, взял ее на спину, перенес и с ней простился. Через три часа монахи достигли монастыря. Зашли, и вот другой монах говорит:

– Отче, меня замучили помыслы, как это ты согласился перенести на другой берег эту красивую девушку. Я всю дорогу об этом думал.

И тот ему ответил:

– Я перенес ее и оставил там, а ты принес ее своим помыслом сюда и все не расстаешься с ней. Для меня ее нет, а ты мучаешься.

Один пожилой человек умирал в старческом доме. Он был прекрасным человеком, с чистой душой. Вокруг него собрались люди, чтобы услышать, что он им скажет. А в это время повариха на кухне пекла пирог. И вот его просят:

– Господин Коста, вы сейчас уходите… Скажите нам что-нибудь, чтобы мы вас помнили.

И прежде чем закрыть глаза, он вдохнул аромат и произнес:

– Ах, я ухожу, а этот пирог, он так чудесно благоухает!

И умер.

Все огорчились:

– Как жаль, что он ничего духовного так нам и не сказал!

А один говорит:

– Он показал нам главное: человек может видеть красоту жизни до последнего мгновения. Ни слова горечи не вышло из его уст, но только радость.

Три дня без пустых мыслей и нытья

Попробуйте упражнение: три дня – или хотя бы три часа – прожить так, чтобы из вас не выходили пустые мысли, нытье, жалобы. Попробуйте всему находить доброе объяснение, иметь, по слову старца Паисия, светлые помыслы обо всем.

Раз я познакомился на Крите с женщиной, она произвела на меня огромное впечатление. Ее мысли были одна благодарность и свет. Ее оставил муж, хотя она была очень хорошая. Но муж этого не оценил.

Я ее спрашиваю:

– Ты сердита на своего мужа?

– Нет, я ему благодарна. Мы прожили с ним 17 лет. Это были лучшие годы моей жизни.

Ни сожаления, ни озлобления…

– А почему он тебя оставил?

– Не знаю. Наверное, полюбил другую.

Она не заболела, не приобрела рак, потому что переживания такого рода ведут к онкологии – многие переживания ударяют по телу. Вообще переживание – главный переносчик болезней.

Что же делать – сходить с ума? Нет. Жизнь продолжается.

– Меня оставил Манолис (Янис, Петрос…)

– Когда?

– Два года тому назад.

– И что ты делаешь?

– Живу мыслями.

–А он?

– Женился.

Он женился, а ты живешь мыслями! Нельзя жить мыслями.

К тому упражнению, о котором я сказал, прибавьте молитву: «Господи Иисусе Христе, спасибо, что Ты меня любишь, прощаешь и принимаешь таким, какой я есть». Чтобы ушли пустые мысли, важно почувствовать, что ты – любимое дитя Бога. Потому что если ты не ощутишь этого, тебе всегда будет чего-то недоставать. А то, чего тебе недостает, ты будешь превращать в проблему. Пустые мысли, которые разрушают твою жизнь, уйдут, когда ты насытишься любовью Божией.

Архимандрит Андрей (Конанос)
Перевела с новогреческого Александра Никифорова

Книги архимандрита Андрея (Конаноса) в интернет-магазине "Сретение"

Из беседы: https://www.youtube.com/watch?v=rEtDFzzMH9U&t=349s

6 августа 2018 г.


Вы здесь » БЫТЬ! » Сложные вопросы » Помыслы. Как различать помыслы