БЫТЬ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БЫТЬ! » Самое разное » Истории из жизни


Истории из жизни

Сообщений 1 страница 40 из 108

1

Ольга Рожнёва. Посреди тени смертныя. Рассказ http://www.pravoslavie.ru/jurnal/76060.htm :

В этой истории изменены только имена главного героя и его родных.


текст

Падал чудесный долгожданный снег, поля вдоль дороги становились белыми, чистыми, ёлочки вдоль обочины принаряжались к Новому году. Только Алексей этот Новый год не встретит. Автомобиль мчался вперед, а счет его жизни шел уже на минуты.

Маленький был, считал: вот наступит 2000 год, ему стукнет 30 лет – и начнется старость. Наступил 2000 – а старость не пришла, отодвинулась за горизонт. Недавно еще думал: вот и 2015 наступает… Прикидывал: сколько еще проживет – 20, 30? Пытался представить себя старым… Зря пытался. Умирать очень не хотелось. Сильно не хотелось ему помирать-то.

Бедная мама… Только отошла после смерти отца, снова улыбаться начала. Так радовалась за него – радовалась, что к Богу пришел, что помогает батюшке, что всей семьей в храм ходят. Помолодела даже. А теперь что?!

Очень жалко было Иринку, жену. Как она там без него будет? Но больше всех – как острое жало в сердце – Мишку, сына. Так ждал парень снег, хотел с отцом снеговика слепить, ёлку ждал к празднику – пятый Новый год в его маленькой жизни… Кто теперь ему этого снеговика слепит? Кто ёлку принесет? Кто его, маленького, смешного, белобрысого Мишку, в школу через пару лет поведет?

Эх, нужно было сопротивляться, драться или, может быть, бежать. А он не сделал ничего, сел в эту машину как овца на заклание. Полицейская форма парализовала сопротивление – привык быть законопослушным. Сказали: «Вы, гражданин, похожи на фоторобот подозреваемого, находящегося в розыске. Проедем в отделение».

И только в салоне, слушая развязные разговоры с четко уловимыми блатными интонациями, понял: оборотни. Бандиты в форме. Здоровые, мордастые, навыкшие к грабежам. Ждали его. Узнали как-то, что с деньгами – он вез крупную сумму на строительство храма. Люди миром собирали, и сам вложился.

И ни в какое отделение они не поедут. И живым из этой машины он не выйдет. Сжали с боков тесно. Он и сам не слабак, но – с троими не справиться. Сидящий справа, помоложе, скомандовал хриплым, злым басом, уже не скрываясь:

– Деньги давай! Сами найдем – хуже будет!

Подумал: даже если отдаст деньги – живым не отпустят.

Слева, постарше, рявкнул:

– Затихни, малой! Балаболкой кумекай!

Потом спокойно, властно добавил:

– Всему свое время. Чего ты мне человека пугаешь?! Как Баба-Яга говорила? Напои, накорми, а потом уже и спать уложи. Как там тебя по паспорту? Алексей? Лёха, у меня седня день рождения. Родился я седня, Лёха. Ты ведь выпьешь за мое здоровье? Проявишь уважение? Всё по понятиям.

Водитель обернулся, весело пошутил:

– Он богомольный, понятий не знает, с попами дружит. Лёха, как там у вас? Кто попросит у тебя верхнюю одежду, отдай ему последнюю рубаху? Видишь, мы люди тоже подкованные!

Да, точно по наводке, знают о деньгах на храм. Значит, вот так всё будет: его найдут где-нибудь на обочине, раздетым, мертвым, с полным желудком паленой водки. Страха не было. Только жалко всех: маму, жену, сына. Людей, которые доверили ему эти деньги. Батюшку. Храм недостроенный… Сейчас они вольют в него эту водку, и он умрет пьяный, без исповеди, без причастия, без молитвы…

Молодой закопошился, достал бутылку:

– Из горла будешь, Лёха? Не в ресторане, чай!

Старший сказал:

– Подожди до остановки автобусной.

– Зачем до остановки-то? В лесу пусть пьет!

– Нишкни! Здесь остановки все пустые – чисто поле. А в лесу чего он пить будет – ты подумал? На остановке выпил – и… А в лесу – это неестественно… Лёха, выпьешь за мою днюху – и отпустим.

Алексею стало жутко: это его последние минуты. Лица сидящих рядом напряглись, превратились в злобные гримасы. Говорят, перед смертью духовный мир приоткрывается. И он увидел: странные тени замелькали в машине, какие-то неправильные зловещие тени. Как же он забыл помолиться перед смертью?!

– Господи, Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй меня, грешного!

В голове проносилось лихорадочно:

– Аще бо и пойду посреди тени смертныя – не убоюся зла. Яко Ты со мною еси… Богородице Дево, радуйся…

И вдруг четко и ясно, как озарение от ангела-хранителя:

Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него.

Он еще не успел дочитать псалом – а в машине что-то уже неуловимо изменилось. Тени исчезли. Гримасы злобы на лицах его соседей сменились недоумением, непониманием, опасением, страхом.

– Ты чего там бормочешь? Заклинания какие-то?! Аж мурашки по коже забегали… Слушайте, а нас не видели, как мы его в машину сажали, а? Чего-то мне внезапно в голову пришло… Вспомнил чего-то… Не, нас точно видели! Слушайте, да на что он нам, этот богомольник, сдался?! С ними только свяжись!

– Да… Мой зёма с одним попом связался – до сих пор жалеет…

– Так этот же не поп…

– А всё равно – смотри: сидит бормочет тут. Слушай, останови машину. Останови – тебе говорю! Пошел вон отсюда! Вали-вали! Поехали, братаны!

Машина унеслась, скрылась среди падающего снега. Белая дорога уходила вдаль, медленно падали снежинки. Тень смертная отступила. И он закончил:

– Воззовет ко Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое.

2

Ипатия Александрийская

Ипатия, Ипатия, от Бога дева мудрая,
Ни гневом, ни апатией встречала солнце утрами,
И, чудом удивлённая, следила за движением,
Коленопреклонённая в немом благоговении.
Воспитанная в честности и благородном звании,
В стремленьи к неизвестности нашла своё призвание -
Призвание от Господа, которого не ведала.
Ты шла к Нему по мостику меж солнышком и бездною,
Уже такая близкая, Им чисто сохранённая,
Жена Александрийская, во истину влюблённая.
Дитя своего времени, наученная грамоте,
Пыталась ум из темени вести к премудрой памяти…
О, если бы ты, мудрая, страну свою оставила,
К Иоанну Златоустому стопы свои направила!
Уж он бы не разгневался на мысли устремление,
На деву в чистой ревности, сам жаждущий спасения.
Нет! Божьей благодатию Христовой, преумноженной,
Он хрупкую Ипатию принял бы с осторожностью,
Учтивою премудростью, отеческой любовию,
Не обломал бы прутика, не обагрил бы кровию…

Я за тебя, Ипатия, языческая женщина,
С участьем и симпатией поставлю в церкви свечечку.
Бог – без лицеприятия и щедр в Своих обителях!
Прощу с тобой, Ипатия, и я твоих гонителей…

3

Ольга79 написал(а):

Ольга Рожнёва. Посреди тени смертныя. Рассказ http://www.pravoslavie.ru/jurnal/76060.htm :

Спасибо, Оленька! Так это естественно кажется :).  Да, чудо в православии это, как бы естественный духовный закон. Как один Батюшка говорил, когда ему рассказывали про различные "совпадения" чудеса : "а чему удивляться, это нормально")) .

4

"В прошлом году наша соседка, занимающая довольно жирную должность, бросила работу, сдала свою прекрасную трёхкомнатную квартиру успешной молодой семье и уехала жить на дачу. Навсегда.

До пенсии ей оставалось ещё лет 15-20.

Окружающие недоумевали и крутили пальцем у виска. Бросить такую работу? Такую квартиру? Променять всё на деревянную халупу с сиренью под окном и видом на болотце? Это ненормально. Да все мечтают добиться такого успеха!

А она абсолютно счастлива.

И остаток жизни собирается провести на маленькой деревянной террасе, читая книги, сажая на выделенном под огород квадратном метре петрушку и готовя детям борщи.

Конечно, я немного утрирую.

Она куда-то что-то пишет. Где-то читает какие-то лекции. Что-то делает и что-то зарабатывает. Но это настолько незначительно и неутомительно по сравнению с её прошлой жизнью, что даже упоминания не стоит.

С каждым годом таких людей становится всё больше.

Конечно, не все бросают всё и уезжают в глушь. Но меняют жизнь существенно. Например, из врачей уходят в свободные фотографы, из бухгалтеров — в журналисты.

Обратите внимание: почему с каждым годом становится всё больше и больше фрилансеров? Да, в век интернета и высоких технологий нет необходимости быть привязанным к конкретному рабочему месту и жесткому графику с девяти до шести. Но есть и другое.

Есть уставшие от жизни люди.

Слишком настойчиво нам пытаются навязать успешность. Успешность. Вы можете дать чёткое определение этому слову?
С детского сада человек загружен под завязку. Бесконечная обязаловка. Ранние подъёмы. Манная каша. Тихий час. Сиди тихо. Кружки. Суббота. Ранние подъёмы. Английский и рисование. Школа. Ранние подъёмы. Уроки. Домашние задания. Экзамены. Снова экзамены. Институт. Ранние подъёмы. Лекции. Экзамены. Работа. Ранние подъёмы. Совещание. Отчёты. Планёрки. Авралы.

Бейся головой о стену. Будь успешен. «Высокоэффективные люди». Слыхали? Не ленись, не болей, отработал — умирай. Отличный работничек. Мечта каждого руководителя. Не простывает, не устаёт, не ходит в отпуск и на детские утренники, работает сверхурочно и по выходным. Он же хочет быть высокоэффективным и успешным. Надо. Точно надо?

На протяжении всех лет обучения отчаянно пугают и угрожают. Учись, а не то ничего из тебя не будет. Учись, а не то, кроме как в дворники, никуда не возьмут. Учись, а не то…

Стандартный набор. Два высших образования. Удачное замужество. Престижная работа. Квартира, машина и дача. Море пару раз в год. Париж на годовщину свадьбы. Дети в гимназии. Двадцать сапог, тридцать сумок. На сезон. Всё как у людей. Точно надо?

Кто-то когда-то решил, что именно вот это вот всё и есть успешность. А вы уверены, что именно в этом она измеряется? И нужна ли она вообще?

Успешность. На самом деле, это одно из самых больших надувательств нашей жизни.

Все это неважно.

Понимают сию простую истину, как правило, глубоко уставшие от жизни люди, для которых на первое место выходит душевный покой. Возможность никуда не бежать. Никому ничего не доказывать. Жить, а не выживать.

Есть люди, которые бежали, бежали, потом упали и поняли, что больше не могут. Тем более, когда речь идёт о новом поколении молодых людей, которые уже с двадцатилетнего возраста успели побывать на серьёзных руководящих должностях, тянущих за собой непомерный груз забот и ответственности. Они уже всё видели, всё умеют и больше ничего не хотят, кроме покоя. Этакая ранняя старость.

Тогда они вдруг начинают видеть жизнь в другом свете. Чаще это случается на фоне серьёзного переутомления и сильного стресса. Валяясь в больничке, можно многое понять.

Уставшие люди постепенно меняют всё и меняются сами. Они учатся жить заново, полностью подстраивая обстоятельства под себя, под свои потребности, желания и биологические часы. Полностью контролируя свою жизнь, не доверяя её настроениям и решениям работодателей. Они рисуют акварелью и много читают. Варят борщи и пекут пироги. Гуляют в парке и играют с детьми в мяч. Просто дышат воздухом. Понимают, что одной сумки, оказывается, вполне достаточно.

Учатся жить сегодня и сейчас, чувствуя каждую минуту.

Именно поэтому уже достаточно давно появились такие понятия, как дауншифтинг и общества борьбы с чрезмерным потреблением, стали так популярны фриланс и зимовки в индийских хижинах.

Дворник.

С детства пугали. А сейчас кажется, что хорошо на свежем воздухе метлой махать.

Во всяком случае, эта работа представляется мне привлекательнее редакторской должности в ежемесячном журнале объёмом более ста страниц. Когда нет времени поесть и выпить чашку кофе. Когда в десять вечера вдруг вспоминаешь, что ещё в обед хотел сходить в туалет. Когда в одиннадцать вечера звонит рекламодатель и просит срочно переделать макет. А в девять утра журнал уже должен быть в типографии. А потом спускаешься вниз по тёмной лестнице, потому что лифты в здании давно не работают. И не вызываешь такси, а идёшь пару остановок пешком, чтобы немного прийти в себя. И думаешь о том, что к утру надо дописать статью и в восемь уже быть в редакции. А дома голодный ребенок и его недописанное сочинение. А в полпервого ночи внезапно звонит проснувшийся автор и просит внести правки в текст. И утром снова эта круговерть. И за полчаса до сдачи в типографию придёт главный и скажет переделывать всё к чертовой матери. Как? Ему плевать. Выходите в выходные.

Есть люди, которые реально получают от всего этого удовольствие. До конца жизни не уставая от сумасшедшего ритма. И могут чувствовать при этом жизнь во всех её проявлениях. Ну и отлично. Не могут же все быть супер успешными. Не могут все занимать престижные должности и руководить супер успешными компаниями. Кто-то должен и опавшие листья мести.

Уставшие от жизни люди и люди, гоняющиеся за успехом, никогда не поймут друг друга. Ясно, что каждому своё. Но если вы чувствуете, что больше не можете, не бойтесь всё изменить. Не надо относиться к жизни слишком серьёзно. Она для этого слишком коротка."
http://sf.uploads.ru/t/jIFSx.jpg

5

Протоиерей Павел Недосекин. Чудо Двухсабельника. Из цикла «По Востоку» http://www.pravoslavie.ru/put/75712.htm .

Свернутый текст

... В Каире в монастыре святого великомученика Меркурия нам поведали историю, которая, по словам рассказчиков, произошла совсем недавно перед нашим приездом, но остротой и реальностью сюжета напоминает рассказы древних патериков.

Монастырь имеет участок земли на берегу Средиземного моря в районе Александрии. Там жило несколько монахинь, охраняя эту землю как монастырское подворье. Случилось так, что этот участок облюбовал министр обороны Египта. Земли военного ведомства как раз находились по соседству с монастырскими. Желая построить большой дом отдыха для офицеров, он через министерство землеуправления конфисковал землю монастыря. Эти документы лично подписывал президент Мубарак.

Когда игуменья Ирина (Тамав Эрини, т.е. мать Ирина по-коптски) получила об этом извещение, было уже поздно: земля считалась переданной в ведение Министерства обороны.

В самом монастыре святого Меркурия в Каире проживает более сотни монахинь. Монастырь занимает целый квартал, закрытый со всех сторон глухими стенами, имеющими только один подъезд через высокие ворота. Это явление довольно типично для стран Востока, где большинство населения не христиане. Игуменья созвала всех сестёр и объяснила им ситуацию, сказав: «На нашей стороне никого нет. Все сильные мира сего против нас. За нас только Бог и Его верный служитель, наш небесный покровитель святой Меркурий. Будем молиться Богу и святому Меркурию, чтобы нам добиться правды и не упустить монастырскую землю».

В монастыре был объявлен пост. Всем монахиням рекомендовалось воздерживаться он многословия и творить Иисусову молитву. Так прошло несколько месяцев. Из Александрии доходили слухи, что на участок уже завезена строительная техника и весь периметр огорожен новым забором.

В центре этого каирского женского монастыря стоит большая статуя святого мученика Меркурия. Она сделана весьма необычно: святой сидит на коне во всех воинских доспехах, а в руках у него две сабли, высоко поднятые над головой. Эта скульптура выполнена в непривычном реалистическом стиле и расписана под натуральное изображение. Когда впервые видишь скульптуру, понимаешь, что святой, выполненный вместе с конём в натуральную величину, стоит «как живой» — ему только движения и не хватает.

Далее идёт повествование в том виде, в каком я слышал его от разных людей в Каире около десяти лет назад.

Однажды ночью в келью к молящейся игуменье Тамав Эрини въехал всадник, имевший вид древнего воина, и сказал ей: «Спешно бери документы на землю и садись сзади меня на коня, надо ехать».

Через некоторое время игуменья оказалась в большом дворце. Везде стояла полная тишина, только гулко отражался от стен звук металлических подков, бьющих о мрамор. Всадник знал дорогу. Проскакав несколько коридоров, наездник со спутницей оказался в просторной, тихой и малоосвещённой комнате. Это была чья-то спальня. Спутники спешились. Всё это происходило довольно шумно.

— Кто здесь? — раздался голос со стороны обширной кровати. Воин подошёл к лежащему и сказал:

— Я привёз к тебе эту монахиню. Вы несправедливо захватили их монастырскую землю. Ты должен это исправить.

— Какую монахиню, какую землю? — быстро заговорил суетливо встающий с постели человек. — Я ничего не вижу, надо включить свет.

Таинственный гость повернулся к игуменье, которая стояла у стены. Та протянула руку к выключателю, и комната озарилась яркими огнями.

Опасливо озираясь на коня, разбуженный человек всё же совладал с собой и довольно спокойно спросил:

— Кто вы и как сюда попали?

— Я Маркорис Абу Сеифэн (Меркурий Двухсабельник — арабск.), — ответил мученик, — и ты знаешь кто это. Эти люди живут под моей защитой. Вот уже несколько месяцев они просят меня помочь им. Ты должен исправить эту ошибку и тогда останешься невредим. Вот все документы, беззаконно отнявшие у этих людей мою землю.

Игуменья думала, что она спит. Всё было так реалистично, что она начала бояться и желала как можно быстрей проснуться от этого странного сна в своей келье.

Черты человека, вставшего с кровати, показались ей знакомыми. Она находилась в волнении между раздумьем «кто это» и «как бы побыстрей проснуться». Но, совладав с собой, она положила на стол все документы перед проснувшимся человеком. Тот несколько минут вникал в суть дела, затем сказал:

— Да, здесь моя подпись. Я позволил прирезать этот пустырь в ведение земель Министерства обороны. Но что я могу сделать в этот ночной час?

— Пиши указ, — сказал мученик, — пиши, что ты отменяешь бывшее распоряжение! Вот, посмотри, здесь есть все необходимые номера документов. Пиши этот указ в двух экземплярах. Утром дашь распоряжение, чтобы все работы отменили и вернули мне мою землю. А этой женщине дай вторую бумагу с указанием, что данный участок есть собственность монастыря.

Проснувшийся повиновался. Он взял из стола чистый лист, взволнованно стал перелистывать поданные ему документы и что-то сосредоточенно писать.

Когда он окончил, то был весьма взволнован. Опасаясь воина в средневековых латах, он сказал игуменье:

— Подойдите, пожалуйста, сюда. Вот ваши бумаги. У вас все будет в порядке. Больше по этому вопросу не беспокойтесь. Всего вам доброго.

Говоря это, он, по-видимому, хотел быстрее сократить время этого странного визита.

Мощной рукой воина игуменья оказалась сидящей на коне позади него. Всадники направились к двери. Наступила пауза. В это время стоявший у стола человек, как бы желая культурно попрощаться, обратился к воину со странной фразой:

— Я знаю тебя, ты Абу Сеифéн, завтра я приеду и поблагодарю тебя.

Уже в дверях, вполоборота к хозяину спальни, мученик произнёс:

— Никому не мсти!

Потом были улицы Каира, коридоры монастыря, тишина ночи. Игуменья пришла в себя стоящей посредине своей кельи. В руках у неё были бумаги. Промелькнула мысль, не заболела ли она лунатизмом. Но её душа ликовала, а сознание говорило, что случилось что-то невероятное, что-то весьма важное.

Она позвала келейницу. Та спала как раз около прохода в её покои. По заспанному виду вошедшей она поняла, что сон её никто не нарушал, хотя этот приезд, как ей казалось, был весьма шумным. Попросила зажечь свет. Стала рассматривать бумаги. Всё было по-прежнему. Она их прекрасно знала, так как смотрела до этого много раз. Но вот в конце ей попался незнакомый лист. Она увидела, что это распоряжение об отмене захвата их земли. На бумаге были соблюдены номера всех приказов. В конце текста стояла подпись: «Президент Мубарак».

Игуменья спешно позвала благочинную, подняла всех сестёр на благодарственную молитву и дала распоряжение срочно навести в монастыре порядок, так как утром ожидается приезд правительственной делегации. Всю ночь монахини готовили монастырь к приезду гостей. Утром сообщили, что его хочет посетить Президент Арабской республики Египет.

Игуменья сама водила гостя. Показывала ему храмы, сад, подвела и к статуе Великомученика, стоявшей посреди деревьев. Члены правительства стояли поодаль и не могли расслышать, о чём так долго говорили игуменья и Президент, глядя на фигуру Двухсабельника.

Через некоторое время игуменья заболела и попала в больницу. Её очень почитали за высоту жизни. Многие приходили проведать ее. После смерти её стали почитать ещё больше. В монастыре на месте её погребения построили большую часовню, а над могилой воздвигли мраморное надгробье. По-видимому, эту игуменью в будущем копты канонизируют. Почитателей у неё очень много.

Ещё будучи в больнице, она принимала каждый день большое количество посетителей, очень утомлялась. Однажды сказали, что её пришёл навестить министр обороны. Она была удивлена и даже взволнована. Пришедший генерал с порога начал говорить: «Мать, мы с вами никогда не встречались. Но я пришёл вас поблагодарить, так как благодаря вам я сохранил свой пост несколько лет назад. Вы, наверное, помните то дело насчёт вашего участка в Александрии. Извините меня: это я хотел забрать его у вас под дом отдыха офицеров. Президент мне всё высказал, но оговорился, что наказывать меня на этот раз не будет, так как вы его об этом очень просили…».

Еще немного из рассказа этого же автора "Дорога домой". Из цикла «В пределах Запада» http://www.pravoslavie.ru/jurnal/76019.htm :

... У Шалькевича была одна особенность: он никого не осуждал. Более того, он даже и не возмущался ни на кого. После его смерти говорили, что никто не может припомнить, чтобы он о ком-то сказал плохое слово.

Умирал он весьма примечательно. Года за три до смерти его хозяин по работе уже действительно не мог более отправлять его в рейс. Страховые компании профессионально «таких» уже не страхуют. Поэтому, «уйдя на пенсию», он все свое время отдавал Церкви, присутствовал на всех службах. Примерно за полгода до смерти он мне говорил: «Мне скоро домой» или «Чувствую я, близка моя дорога домой».

Однажды после воскресной Литургии он неожиданно для всех вышел на солею и громко сказал: «Братия и сестры, сегодня я причастился Святых Христовых Таин и почувствовал скорое приближение смерти. Поэтому у всех вас прошу простить меня ради Христа. Сам же я, в свою очередь, ни на кого не обижен. И так же ради Христа всех прощаю». После этого он со слезами поклонился всему приходу до земли.

Жест этот восприняли как-то спокойно. Ну что еще можно ожидать от этого старика, который в храме днюет и ночует.

Это было в воскресенье после Божественной Литургии, а в среду мне позвонила жена Шалькевича, которая сообщила, что ее супруг скончался.

Отредактировано Ольга79 (2019-05-19 13:09:18)

6

Боевик ИГ принял христианство http://www.pravoslavie.ru/news/77665.htm  :

Алеппо, 3 марта 2015 г.

Переживший состояние клинической смерти и спасенный монахами боевик «Исламского Государства» кается и обращается в христианство, поселяясь в католическом монастыре на севере Сирии, - передает информационный портал «Линга».

Как сообщают очевидцы, тридцатидвухлетний мужчина чудом выжил после оживленной перестрелки между отрядами ИГ и регулярными правительственными войсками неподалеку от восточных сирийских границ. Тяжко раненый, боец был оставлен своими отступавшими товарищами в пустыне безо всяких шансов на выживание. Появившееся в окрестностях спустя несколько часов после прекращения боев монахи католического монастыря св. Доминика приняли находящегося без сознания мужчину за мертвеца, тем не менее, решив достойно предать его тело земле.

Как оказалось, монахи, несшие практически бездыханного раненного около двадцати шести километров до ближайшего населенного пункта, спасли его жизнь. Не без чуда – из-за тяжких ранений и кровопотери, сердце боевика остановилось; однако, пережив состояние клинической смерти, он вернулся в сознание.

По словам отца Германна Джрушлинна, мужчина, придя в себя, сразу начал говорить о видениях, впоследствии приведших его в лоно христианства.

«Я думал, что если умру в сражении, то это откроет для меня врата Рая. Но когда я начал подниматься кверху, к свету, передо мной появились джинны, которые привели меня в Преисподнюю: там я прочувствовал всю боль, которую я причинил людям за все годы… отдельным наказанием для меня избрали наблюдение за смертной казнью глазами моих жертв. Эти картины будут преследовать меня всю мою оставшуюся жизнь», - рассказал бывший террорист священнослужителю.

После, мужчина услышал голос, объяснивший ему его участь. «Ему сказали, что, будучи человеком, он претерпел поражение – и за это он будет лишен врат Рая, если изберет смерть. Но если он выберет жизнь, то у него будет еще один шанс измениться и покаяться в своих грехах. Он выбрал жизнь», - продолжил священник.

На сегодняшний день, новокрещенный христианин проживает в обители, насельники которой и спасли его от смерти. На удивление врачей, мужчина крайне быстро пошел на поправку.

«Осознав свое заблуждение, он решил, что его обманывали в религиозном плане всю его жизнь. Теперь он желает, чтобы его история, его пример служил предостережением другим радикалам, которые, услышав о поджидающей их участи, возможно, тоже обратились бы к истинному Богу и Творцу», - завершил отец Германн свое интервью.

Отредактировано Ольга79 (2019-05-19 13:09:53)

7

Спасибо!!

8

Священник Георгий Максимов. «Если Иисус – Бог, пусть моя дочь окажется жива!» Заметки об индонезийском Православии http://www.pravoslavie.ru/put/78111.htm :

... И в этом храме, и в другом, где я служил, очень трогает индонезийское Православие. И священники, и алтарники, и хор, и прихожане – все индонезийцы, по большей части бывшие мусульмане. Никакой «белый» миссионер не приезжал к ним и не проповедовал – сами обратились, сами проповедуют другим, сами служат, сами стараются вести христианскую жизнь. У святителя Николая Японского было замечательно налажено проповедническое дело, так что он был по большей части единственным русским миссионером, а дело проповеди исполняли обратившиеся японцы-катехизаторы и священники, он лишь руководил ими и направлял в должное русло. Это было продумано великолепно. А в Индонезии мы видим даже нечто более удивительное: когда нет вообще ни одного миссионера, приехавшего извне, направляющего и присматривающего, а всё делают сами индонезийцы.
...
После службы я пообщался с матерью семейства госпожой Кристиной и спросил, как они обратились в Православие (у нее, к слову, восемь детей). Она призналась, что все они раньше были мусульманами. Однажды она была с детьми на море, и случилась трагедия: к ней подошли и сказали, что ее дочь только что утонула. И показали рукой место, где она скрылась под волнами. Кристина сразу побежала туда. Она вошла в воду и стала идти в указанном направлении. Можно представить, какие чувства она испытывала, идя на поиски своего только что умершего ребенка. И вот, когда она шла, с каждым шагом погружаясь всё глубже в воду, вдруг в голове ее мелькнула мысль: «Если Иисус – Бог, пусть моя дочь окажется жива!» И случилось чудо: когда она обнаружила под водой дочь, подняла ее и вынесла на берег, девочка ожила!

Неудивительно, что после такого чуда не только Кристина, но и ее муж и все их дети крестились. Они не знали ничего о Православии и потому стали протестантами, которые в Индонезии давно присутствуют и всем известны. И вот после крещения Кристина стала читать Библию. Несколько раз прочитала ее полностью – от Бытия до Апокалипсиса. И при чтении Деяний Апостольских и посланий ей бросилось в глаза, что Церковь христианская изначально была единой, а это совсем не походило на ту раздробленность, какую Кристина видела в среде протестантов. И она решила узнать, что же стало с той самой первой, изначальной Церковью. А узнавать это она отправилась туда, где всё началось, – в Иерусалим, на Святую землю, благо финансовое положение ей это позволяло. И вот там она обнаружила, что эта Церковь, основанная 20 веков назад, до сих пор существует, и это Православная Церковь. Найдя ее, Кристина убедила и всю свою семью принять Православие. ...

9

Интересно. Но как самому себя в вере наставлять? Не соблазниться бы им.
Хорошо, когда спасаешься в Лоне Православия в полноте Церкви.

10

Как понимаю, просто имеется ввиду, что все местные.  Возможно, это еще вызвано особенностями межрелигиозных отношений в стране. Цитата из статьи:

Например, был случай, когда по приглашению индонезийской общины приехал православный священник из-за рубежа, чтобы помогать им в проповеди и служении, и это вызвало очень негативную реакцию со стороны местных мусульман, пошли угрозы, и ему пришлось покинуть страну.

В каноническом плане данная община входит в юрисдикцию РПЦЗ, в полноте следует учению Православной Церкви, ее священники учатся в России.

Из Википедии (ссылку не получилось вставить) :

Архимандрит Даниил (в миру Бамбанг Дви Бьянторо, индон. Bambang Dwi Byantoro, кит. 曹衡进; 27 августа 1956, Ява, Индонезия) — архимандрит Русской Православной Церкви Заграницей, глава Индонезийской православной миссии РПЦЗ. ...

...В 2000 году о. Даниил обратился в Московский Патриархат с просьбой, чтобы РПЦ оказала помощь становлению православной общины в Индонезии. Шесть индонезийцев прошли обучение в русских семинариях. Один из них — иеромонах Иоасаф (Тандибиланг), не завершив обучение в Белгородской семинарии, в апреле 2003 году был рукоположен в клирики Русской православной церкви. В декабре 2003 года состоялся визит председателя ОВЦС МП митрополита Смоленского и Калининградского (ныне патриарха) Кирилла в Индонезию. В ходе визита обсуждалось и обращение архимандрита Даниила о переходе ИПЦ в юрисдикцию РПЦ. С учётом результатов этих бесед и в соответствии с личной просьбой глава ИПЦ архимандрит Даниил решением Архиерейского синода РПЦЗ 26-28 октября 2004 года был принят в юрисдикцию РПЦЗ.

В феврале 2005 года в связи с нехваткой кадров он отозвал из России обучавшихся там семинаристов (они продолжили обучение заочно), и вскоре они были рукоположены в клирики архиепископом Сиднейским и Австралийско-Новозеландским Иларионом (Капралом).


Еще цитаты из статьи о. Георгия:

... Чтобы прихожане не утомлялись от долгого стояния, отец Иоасаф завел практику сидения во время проповеди. И это, пожалуй, единственное отличие от того, что происходит в наших российских храмах, – отец Иоасаф знаток и ревнитель уставного богослужения и традиций Русского Православия, так что на своих приходах всё устраивает точно так, как положено, как научили его в России. Приходов у него тогда было два – в Джакарте и Сурабая, а сейчас еще прибавилось и Бали.
...
В России он учился в Белгородской семинарии и там же был рукоположен. Он вспоминает, что когда его после рукоположения отправили исповедовать, то спросил: «Как же я буду это делать, ведь я по-русски еще плохо понимаю и говорю?» Один из священников пошутил: «Да не беспокойся! Что бы тебе ни сказали, ты поднимай глаза вверх и говори: ой-ой-ой!»

Отец Иоасаф воспринял это всерьез, пошел к аналою. Ему начала исповедоваться одна бабушка и что-то сказала. Отец Иоасаф возвел очи горе и сказал: «Ой-ой-ой!» Бабушка на него уставилась и говорит: «Что значит: ой-ой-ой?» ...

Отредактировано Ольга79 (2015-03-24 16:12:51)

11

История из жизни...

12

История жизненная...

13

Истинная история...

14

Суд

Суд. Судили дурака,
И не из-за пустяка:
Деньги в долг, дубина, взял
И кошель тот потерял.
Тут, назло, ещё забота –
Потерял мужик работу,
А к тому ж ещё жена
Его сделалась больна.
Кредиторы: «Он же плут!»,
И подали дружно в суд.
Ни прощенья, ни смягченья!
В кандалы – и всё решенье!
На суде его жена,
Хоть была ещё больна,
Пред людьми о нём просила,
Умоляла, слёзы лила,
Но сразил её ответ:
«Наша мера – десять лет!»,
И ещё, через порог:
«Что, помог ваш добрый бог ?»
Когда мужа уводили,
Баба больше не вопила,
Лишь шептала в кулачок:
«Да, помог наш Бог, помог.
Если суд так порешил –
Значит, Бог определил».
…год за годом – вышел срок,
Он вернулся – Бог помог.
За исшествие из ада
Негасимая лампада
В церкви новая зажглась
И молитва полилась
В умиленьи и смиреньи
И за всё благодареньи –
За тюрьму, за долгий срок,
И за то, что Бог помог!!!

15

Одиночество...

16

Когда просмотрел это впервые, воспринял очень сильно, теперь уже не так, но для тех, кто не видел...

Отредактировано Михаил_ (2015-03-29 22:13:03)

17

http://ria.ru/eco/20130730/953022629.html
Человек и собака. Истории самой бескорыстной дружбы
30.07.2013

Собака — верный друг и преданный помощник человека. 30 июля, в День дружбы, РИА Новости предлагает читателям три трогательные истории отношений человека и собаки.
Собака — верный друг и преданный помощник человека. Она доказала это на протяжении многих тысячелетий и ежечасно доказывает это по сей день. "Пес — это единственное существо на земле, которое любит тебя больше, чем себя", говорил писатель Джош Биллингс. 30 июля, в День дружбы, РИА Новости предлагает пользователям три трогательные истории отношений человека и собаки.
...

Верность до конца жизни
В начале прошлого века сначала вся Япония, а затем и весь мир узнал о собаке по кличке Хатико. Пес породы акита-ину ежедневно провожал своего хозяина, профессора университета, на работу, до входа на автобусную станцию, а затем в 3 часа дня вновь возвращался туда, чтобы встретить хозяина.
21 мая 1925 года у профессора случился инфаркт. Врачи не смогли спасти ему жизнь, и домой он уже не вернулся. Хатико на тот момент было восемнадцать месяцев. В тот день он так и не дождался хозяина, но стал приходить на станцию ежедневно, терпеливо ожидая его до позднего вечера.

Хатико приходил на станцию в течение девяти лет вплоть до своей смерти 8 марта 1935 года. Мертвого Хатико нашли на улице недалеко от станции. После его смерти, ввиду широкого резонанса, в стране был объявлен день траура.

"Урок нам всем"
В Шотландии, в Эдинбурге, тоже есть памятник собаке — скай терьеру Грейфрайерсу Бобби, который в течение четырнадцати лет охранял могилу своего владельца. Хозяином пса на протяжении двух лет был ночной обходчик полиции, он умер от туберкулеза.
Бобби пережил своего хозяина на четырнадцать лет, все эти годы он провел на его могиле, лишь иногда отбегая в ресторан недалеко от кладбища, где его подкармливали, или в ближайшие дома, чтобы переждать морозы.

Человек собаке — друг
Одна фотография в социальной сети сделала недавно известными на весь мир 49-летнего американца из штата Висконсин Джона Ангера и его пса Шепа. А началась история их дружбы около 20 лет назад, когда Шеп спас от самоубийства своего хозяина, тяжело переживавшего разрыв с невестой. Однажды, во время прогулки с собакой, Джон, не справившись с депрессией, подошел к обрыву с мыслями о самоубийстве. Ангер рассказывал, что именно взгляд Шепа отрезвил его и вернул к действительности. Молодой человек задумался о том, кто будет заботиться о Шепе. С возрастом у пса развился тяжелый артрит. Суставы собаки болели настолько, что она не могла передвигаться самостоятельно. Ветеринары предлагали избавить Шепа от мучений и усыпить его, но Джон не захотел поступать так со своим другом и пытался сам облегчить ему жизнь.
Каждый день на протяжении многих лет американец водил своего пса к озеру и по несколько часов держал его в воде на руках. В воде Шепу становилось легче, он мог немного поспать. Снимки, где Джон держит 20-летнего питомца на руках, стоя по плечи в воде, обошли весь Интернет, люди стали перечислять деньги на лечение пса.
"Что для меня этот пес? Словами этого не передать. Когда даришь любовь, она возвращается к тебе десятикратно. Я хочу, чтобы люди вспоминали об этом, глядя на эти кадры", — рассказал Джон Ангер.

Отредактировано Михаил_ (2015-03-30 00:06:36)

18

Спасибо!

19

Встретились статьи, просмотрела, по-моему, интересно. Надеюсь позднее внимательно прочитать:

Современные православные чудеса в Африке. Статья 1 http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/41579.htm .

Современные православные чудеса в Африке. Статья 2 http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/41603.htm .

Современные православные чудеса в Африке. Статья 3 http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/41627.htm .

20

История моего рождения. Талант

Друг мой, его я не просила...
Но мать мне, помню, говорила,
Склонясь с улыбкой надо мной:

"Тебя я осенью носила
В начале срока чУдно было
Дышать порой той золотой...
Потом листы те опадали,
А ветры хмуро угрожали
Дождём и лютою зимой.

И быстро та зима настала.
До мая снег и слёз не мало...
Ты, терпеливая, ждала
И мать свою уберегла.

И мы с тобой крепчали обе.

И вот Колымский снег в сугробе
В апреле сник и потемнел,
Подснежник в мае засинел,
Ожили зеленью кусты...

И тут на Свет явилась ты!"

Отредактировано Таня Р. (2015-08-20 02:13:19)

21

22

«Мама, я в Сирии»: родители детей, уехавших на джихад, рассказали, как это было http://www.pravoslavie.ru/news/86582.htm .

Бедные родители и их дети.

На сайте Общественной палаты РФ есть страница "Противодействие вербовщикам «Исламского государства» в России»" https://www.oprf.ru/ru/1449/2134/2205/2206/ :

1 августа 2015 года Общественная палата РФ открыла горячую линию по противодействию вербовщикам террористической организации «Исламское государство» на территории Российской Федерации.

По бесплатному номеру телефона 8-800-700-8-800 (пн-чт с 9:00 до 18:00, пт - с 9 до 16:45 МСК) граждане могут обратиться, если у них есть опасения, что их дети, родственники, близкие могли попасть под влияние вербовщиков экстремистской группировки «Исламское государство», или сообщить о действиях вербовщиков ИГ в их регионе. Также ниже на данной странице доступна форма для электронных обращений в письменном виде.

«Операторы принимают звонки от пострадавших, родственников, знакомых, — пояснила инициатор горячей линии, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом Елена Сутормина. — Граждане могут не только позвонить, но и написать обращение в электронном виде. «Исламское государство» придает большое значение вербовке, группировка вещает на 24 языках, русский — третий язык, боевики рассматривают РФ как перспективную страну для вербовки».

Елена Сутормина уточнила, что обращения будут тщательно обрабатываться в координации с профессиональными психологами, Национальным антитеррористическим комитетом, правоохранительными органами.

Общественной палатой РФ подготовлена инфографика с разъяснением, что такое ИГ, какие страны охватывает, какие методы вербовки применяет.

23

Канон. Певец Авраам Руссо. Часть 1 http://tv-soyuz.ru/peredachi/kanon-peve … so-chast-1 :

История обращения в христианство супруги Авраама Руссо - примерно с 16 минуты.

Отредактировано Ольга79 (2015-10-13 15:30:19)

24

Сегодня день рождения Ф.М. Достоевского.

архиепископ  Иоанн (Шаховской). Беседы с русским народом. О Достоевском  http://predanie.ru/ioann-shahovskoy-arh … escription :

... Приятель молодости Достоевского доктор Ризенкампф говорит: "Федор Михайлович принадлежал к тем личностям, около которых живется всем хорошо, но которые сами постоянно нуждаются. Его обкрадывали немилосердно, но при всей доверчивости и доброте он не хотел вникать в дело". Когда в 1843 году Достоевский и Ризенкампф наняли общую квартиру, это "чуть было не обратилось для Федора Михайловича в постоянный источник новых расходов. Каждого бедняка, приходившего к доктору за советом, он готов был принять, как дорогого гостя".

"Все забытые судьбою, несчастные, хворые и бедные находили в нем особое участие", — говорит другой свидетель жизни Достоевского. "Случается, — рассказывала жена его, — когда у моего мужа не найдется мелочи, а попросили у него милостыню вблизи нашего подъезда, то он приводил нищих к нам на квартиру и здесь выдавал деньги".

Вот еще характерный случай, рассказанный Анной Григорьевной Достоевской. В 1879 году (значит, когда Достоевский был уже известным писателем) какой-то пьяный крестьянин ударил на улице Достоевского по затылку с такой силой, что он "упал на мостовую и расшиб себе лицо в кровь". "В участке Федор Михайлович просил полицейского офицера отпустить его обидчика, т. к. он его прощает". Однако протокол был составлен, и делу был дан ход. Но мировому судье Достоевский заявил, что прощает обидчика и просит не подвергать его наказанию. Судья, снисходя к просьбе Достоевского, приговаривает крестьянина лишь "за произведение шума" и беспорядка на улице, к денежному штрафу в 16 рублей, с заменой арестом на 4 дня. Достоевский подождал своего обидчика у подъезда и дал ему 16 рублей для уплаты штрафа.

Эти и другие факты показывают, что любовь к народу у Достоевского была не словесная, не теоретическая, но жизненная, живая, христианская…

25

Ольга79 написал(а):

.

    Эти и другие факты показывают, что любовь к народу у Достоевского была не словесная, не теоретическая, но жизненная, живая, христианская…

Подпись автора

    Основа духовной жизни – это добрые помыслы (прп. Паисий Святогорец)

Из его произведений видно, что Фёдор Михайлович и богатых любил и всегда оставлял им место для покаяния. А народ он любил ...с нежностью.

Со святыми упокой, Христе, раба Твоего, где ниже есть болезнь и печаль, ни воздыхание.

26

Как странно...Или я странна,
Коль удовольствия полна
Была не раз душа моя:

Вот разговор вечерний я
Веду с далёкою звездою.
Я - лет шести, и я не скрою
Чудесной радости своей ...
А вот устроил воробей
Жилище шумное своё.
Смешное это воробьё!
Не жнёт, а ест.  Лишь пара крыл...
Кто жить его так научил?
Как ты прекрасно, Житиё!
А, море синее моё?
Кто тебя в чашу уложил,
Движеньем чудным оживил?

Мне с детства жизни было мало,
Я странно сердцем ощущала
Безвечность этого всего
В объятьях Бога моего...

А вот я друга полюбила.
Ему я душу посвятила,
И он её не затоптал.
И мне в ответ свою отдал.

Вот я взрослей. Всё реже пенье...
Зато неудовлетворенье
Всё чаще. От людей и книг
Незримый яд в меня проник,
Что всё не так, хотят иначе...

А воробей всё так же скачет,
И море синее моё
Сгорит когда-то и умрёт.
Ну, а пока не умирает -
Пусть и смеётся, и рыдает.

И снова девочка другая
Им плещет, брызгами играя.

А мне уж мало, я не скрою,
Зари над синею горою,
И лебедя, и воробья.
Уже не здесь душа моя
Находит удовлетворенье.

Ей Смерть грозит, но Воскресенья
Она уже, живая, ждёт.
И в снегопад, и в листолёт...

Отредактировано Таня Р. (2015-11-11 14:46:46)

27

Великий русский человек.

28

очень понравилась статья на Православии.ру:

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/87599.htm

Неприятие Достоевского не связано с тем, религиозен человек или нет, не связано с конкретной религией или конфессией. Объяснить его можно только одним: человек не готов видеть что-то дальше «насущного видимо-текущего», по определению самого Достоевского; он очень удобно устроился в этом «насущном видимо-текущем» и ничего иного знать не желает.

Кстати, именно такие читатели создали миф о «жестоком таланте», о Достоевском-истерике-параноике и прочее. И это началось еще при жизни писателя. Но заметим, что это, как правило, всё равно не равнодушные к Достоевскому люди. И даже очень не равнодушные!


Я как раз сейчас смотрю "Бесы", вот эти:

впечатлена. Игра актеров, да и сам актерский состав - выше всякой критики.

29

Поражает, что говорили там все о Боге, дьяволе, но никто не призвал ...Христа Спасителя!

30

Поразительная схема:  женщин ВСЕХ сословий развратить! Понятие Бога извратить!  Офицеров ВСЕХ убить! Мир православия разрушить!  Прозревших соратников убрать!  Свидетелей своих преступлений руками разбойных Федек  -  убрать!

Достоевский - истинно пророк.

А Христу Богу Слава во Веки!

Спсбо, Ира.  :)

Вторую серию  этой постановки тоже смотрю. Художественно-театрально. Гениально! Но и последний фильм хорош. Только в школе подавать "Бесов" нужно так деликатно и очень талантливо. Зрелому уму  и то не сразу по силам...

Отредактировано Таня Р. (2015-11-12 22:30:41)

31

А вот ещё про бесов. Только уже Джек Лондон пишет

"Морской волк"

Начните в 1-й серии.

Отредактировано Таня Р. (2015-11-14 23:53:43)

32

История, описанная в статье, напоминает об обращении к вере священномученика Киприана, в язычестве бывшего волхвом.

Роман Савчук. «Помощь» зла http://www.pravoslavie.ru/put/87637.htm :

... Другой случай, о котором вспоминал отец М. Чевалков, случился с камом (то есть волхвом) по имени Чок. Однажды он пришел к миссионеру и сказал, что желает креститься. Священник поинтересовался, как он, будучи важным камом, надумал креститься. Тот поведал ему, что у него есть дочь Прасковья, которая вышла замуж за новокрещеного туземца Алексея. Она три года болела и местный священник, отец Варсонофий, не мог ничем ей помочь. Тогда отец сказал дочери, что если ей не помог священник, то пусть она обратиться к нему, он призовет своих главных богов, и те ей быстро помогут. Но Прасковья наотрез отказалась от обращения к бесам.

Впрочем, Чок, видя страдания дочери, все же решился камлать о ней. Он со всей силой душевного стремления взывал к своим «богам» и обещал отдать им все что угодно, даже свою душу, если они помогут Прасковье. Бесы послушались: отправились в Когортук, где жила дочь, но, не дойдя до Иикпаша, соседнего селения, возвратились назад. Чок опять начал камлать с еще большим усердием. И вот в ответ на свои просьбы он услышал голос от своих «богов»: «Мы не можем подступить к Когортуку: там от земли до неба огненный столп стоит и не допускает нас; два раза пробовали подходить и не могли». Тогда Чок понял, что бесы боятся церкви, поэтому и не смогли приблизиться. Видя ничтожество диавола перед силой креста и обман бесов, Чок плюнул на них и решил обратиться к вере в Истинного Бога. В крещении он был назван Петром. А через год после него крестились и его сыновья и многие родственники…

33

Двойной теракт в Бейруте: ливанец ценой жизни пытался предотвратить взрыв http://www.pravoslavie.ru/news/87705.htm :

Бейрут, 14 ноября 2015 г.

Серия взрывов 12 ноября в Бейруте унесла жизни сорока трех человек. Общее количество пострадавших превысило 340 человек.Ответственность за теракт взяли на себя боевики ИГ.

http://s3.uploads.ru/cqBML.jpg

Адель Турмус пытался ценой жизни предотвратить теракт. На фото - со своим маленьким сыном
     

Сообщается, что двойной теракт в густонаселенном пригороде Бейрута произошел в четверг вечером в самый час пик, когда на улице было много машин и прохожих, а живущие в эпицентре взрывов семьи практически в полном составе находились в своих квартирах. Основной целью террористов были собравшиеся в это время в религиозном центре для молитвы шиитские деятели, среди которых было несколько достаточно влиятельных деятелей из ливанской партии Хезболла.

До места теракта смертники добирались на скутерах, на которых в Ливане обычно передвигаются почтальоны. Маскировка под сотрудников почты позволила боевикам обойти все блокпосты и совершить задуманное зло. Первый взрыв прогремел у мечети, а второй — через семь минут — вблизи торгового центра. Расчёт террористов был таким, что вторая бомба должна была взорваться после того, как люди отойдут от первоначального шока и вернутся на место теракта, чтобы помочь раненым. Однако этот расчёт не сработал до конца благодаря одному из жителей столицы Ливана, который попытался в одиночку задержать второго смертника и увёл его как можно дальше от толпы.

— Один парень — его звали Адель Турмус — был около кофейни. Он заметил второго террориста и попытался его обезвредить. Боевик явно выделялся из толпы: худой такой, а сверху много одежды. Он выглядел крайне подозрительно. Адель старался отвести его как можно дальше от толпы, чтобы не допустить гибели людей. И когда Адель схватил террориста, раздался второй взрыв. Там был ещё один боевик, но он не успел привести адскую машину в действие — погиб во время второго взрыва, — рассказал LifeNews очевидец трагедии Махмуд, хозяин одного из прилегающих к площади кафе.

У Аделя Турмуса остались двое детей — сын и дочка. Им придется расти без отца, но они теперь точно знают, что их папа — настоящий герой. Так, по крайней мере, его называют тысячи ливанцев, написавших слова благодарности на странице Аделя в соцсетях.

34

"За други своя"...

Вечная память!

35

Собака в келье...

Раз в монастырь зашла собака
Хрома и в ранах вся была,
Как будто вырвалась из драки...
И у дверей его легла.

Он вышел, чуть ли не споткнувшись
О клуб мохматый, удивлён:
"Прости. Но я иду на ужин",
Отвесив гостю свой поклон.

Нельзя с собою брать монаху
Куска из трапезной никак.
Не потому что из-за страха,
А потому, что он - монах.

И послушанье - не от страха,
Но всё же в комнату пришла
За ним та тощая собака
И у скамьи его легла.

А он сухарь от Серафима
Мочил в воде и молча ел,
И падали кусочки мимо
Под стол, где смрадный пёс сидел...

36

Анна Николаевна Гаранкина.  Дом священника http://www.pravoslavie.ru/put/87856.htm :

Дом священника… Кто-то приходит сюда излить за чашкой чая свою душу, кто-то – задать терзающий вопрос, но чаще люди несут свою боль. «Поэтому мой дедушка, протоиерей Михаил Семенюк [1], – вспоминает Анна Николаевна Гаранкина, – считал, что двери дома священника должны быть открыты денно и нощно».
...
Вот Марья Сергеевна Огонь-Догановская, Мусенька, как называли ее близкие ей люди. Человек очень тонкий, очень деликатный, очень настрадавшийся. Человек с совершенно сломленной судьбой. Человек, лишенный всего: здоровья, возможности иметь семью, детей, возможности быть с дорогим ей человеком. Так случилось, что она познакомилась с нашей семьей, с дедушкой – отцом Михаилом, и очень привязалась к нам.

Она происходила из древней аристократической семьи. Ее отец Сергей Огонь-Догановский служил в свите императора Николая II, и свое детство она провела в Ливадии, играя вместе с Татьяной, Анастасией, Ольгой Романовыми. Семья Огонь-Догановских была близка царской семье. Там, в Ливадии, юная Мусенька (на фотографии ее лицо такое красивое и нежное, а я помню уже измученную горем и болезнями старую женщину) и великолепный русский офицер, его звали Василий, полюбили друг друга. Это была романтичная, страстная любовь. Казалось, что она будет всегда, как всегда будут счастье, Ливадия с цветущим миндалем, Петербург с блестящим снегом и катаньем на катке. Но всё рухнуло в одночасье. Грянул гром революции.

Отца расстреляли, а Мусеньку молоденькой девушкой отправили в лагеря. Из них она вышла искалеченной старухой спустя почти что 30 лет. Она приехала в Ялту, где жила ее дальняя родственница. Ей дали маленькую комнатушку рядом с церковью Феодора Тирона, в бывшем имении Чехова. И всю свою нерастраченную любовь и нежность она отдала животным: у нее в огромном количестве жили бездомные собаки и кошки. Все деньги – скромную пенсию и приработок (она знала языки, знала латынь и подрабатывала машинисткой, печатала диссертации врачам, несмотря на свои больные после лагеря руки) – она тратила на пропитание животных.

Уже была больна моя бабушка, Мусенька приходила к нам и часами сидела у бабушкиной постели. Они о многом говорили. Мусенька переписывала для бабушки молитвы, псалмы. Она была деликатным человеком, очень стеснялась своей болезни, своей внешности, своей нищеты, а мы как-то старались сгладить ее неловкость, угощали ее, но так тактично, чтобы она не чувствовала себя нам обязанной. Она была чиста во всём: в ясном взгляде, в словах, в простоте и приветливости обращения. Носила она тугие косички, спрятанные под неизменную плетенную из белых ниток шапочку, часто ее меняла и плела новую. О себе она не любила много рассказывать – время было такое, но если это случалось, то обязательно вспоминала Васеньку, любовь к которому пронесла через весь ужас своей жизни. Она всегда его искала, писала до востребования, а адрес указывала наш.

И вот случилось невероятное. Такое бывает только в сказках или кинофильмах: на имя Мусеньки от него пришла телеграмма, в которой говорилось, что он такого-то числа приезжает в Ялту. Помню, как все заволновались. Мусенька наотрез отказалась с ним встречаться – она очень хотела видеть его, но стеснялась себя и желала, чтобы он помнил ее прекрасной юной девушкой, какой она была в пору их общей молодости и общей любви.

И все-таки удалось ее уговорить. Настал день приезда «Васеньки». Встреча должна была состояться у нас дома, был приготовлен большой обед: мамины фирменные пироги, что-то еще удалось раздобыть для гостя из Москвы. Эскорт, сопровождавший черную правительственную «Чайку», проехал через весь город и остановился возле нашего двора. Дети были в восторге. Когда же из машины вышел статный мужчина в военной форме, увешанной орденами и медалями, они засвистели и захлопали в ладоши от радости. Мы сидели в нашей маленькой комнатке. Помню, как от ветра играли занавески на окне. Мусенька порывалась убежать: как могла она, искалеченная, нищая, беззубая, оказаться рядом с ним!..

Встреча была очень трагичной, оба плакали, рассказывали, как искали друг друга. Его судьба, в отличие от мусенькиной, сложилась блестяще. Он принял сторону Красной армии, стал красным офицером, командиром, окончил Военную академию и служил командующим. Он так и не был женат, всегда думал о своей Мусеньке.

И нужно отдать должное этому человеку: он принял Мусеньку такой, какой она стала (что было главное в этих людях – ни при каких обстоятельствах они не теряли чести!) и предложил ей расписаться. Мусенька не согласилась. Она считала, что своим видом, своим прошлым бросит на него тень. Они уехали в Ливадию, в парк, и там долгое время провели вместе. Когда он уехал, Мусенька осталась ночевать у нас и проплакала до утра, моя мама и бабушка были с ней рядом.

С той поры от Васеньки стали регулярно на наше имя приходить переводы, потому что сама Мусенька от помощи отказалась. Мама буквально заставляла брать ее эти деньги – «чтобы кормить кошек», и тогда Мусенька соглашалась и кормила на них кошек и еще нескольких своих близких подруг, которые бедствовали.

Вскоре в Старом Крыму тяжело заболела ее дальняя знакомая, нужен был уход, и Мусенька сразу отозвалась на ее просьбу и поехала ухаживать, как мы ее ни отговаривали, – настолько она была порядочным человеком, что моментально отозвалась на зов беды, хотя сама нуждалась в помощи. И встала проблема: как перевезти кошек и собак? Она не мыслила их оставить (а их было больше 20!). Тогда мой отчим Иван Васильевич (он понимал, что ничего тут не поделаешь) сколотил ящик, посадил в него кошек, погрузил их в грузовик, в кабину посадил Мусеньку, и так их перевезли в Старый Крым.

Как ни странно, в Старом Крыму морально ей стало легче. Она очень любила свою приятельницу, у нее были хорошие соседи. Но в один из вечеров у нас дома раздался звонок из больницы, звонил врач, он сообщил, что Мария Сергеевна очень больна (ее подруга к тому времени уже скончалась). Мама собралась и поехала. И правильно сделала: Мусенька умерла у нее на руках, чувствуя, что рядом с ней дорогой ей человек. Перед смертью она снова говорила о Васеньке, о любви к нему и просила, чтобы мы сообщили ему о ее кончине. Как только мама ему сообщила, он приехал сперва к нам, а от нас на могилу к Мусеньке. Он всё устроил там.

Вот такая трогательная, щемящая душу история любви. Как у Куприна в «Гранатовом браслете». Наверное, ее имя было свято для него и его для нее. Поэтому их любовь прошла через все ужасы той эпохи невредимой.
...
Я помню, Елизавета Петровна Алчевская, известная в дворянских кругах верующая и состоятельная женщина, очень нам помогавшая, принесла для меня белугу (я болела туберкулезом, и она старалась меня подкормить). Она зашла к бабушке и говорит: «Анна Харитоновна, я купила белуги и оставила в соборе у отца Михаила: вас не было дома. Сварите бульон для Анечки». Бабушка обрадовалась: белуга была очень дорогой рыбой. Приходит дедушка. Бабушка: «Миша, где белуга?» Дедушка: «Как где? Мы сварили суп и раздали всем бедным у собора!» Бабушка: «А как же Аня?» Лицо дедушки стало холодным-холодным, и голос изменился до неузнаваемости: «Если Аня будет кушать белугу, когда кругом нищие, она никогда не поправится». И всё, понимаете? Больше к этой теме мы не возвращались. Дедушка считал, что он и его семья не могут жить лучше окружавших его простых, бедных прихожан.

Эти бедные прихожане всегда могли прийти к нему за помощью – духовной, моральной, материальной. Дедушку ночью могли вызвать на исповедь, и он шел. У него был такой задрипанный, если так можно выразиться, портфельчик, еще со времен служения в Варшавской миссии. И вот, уходя к кому-то, скажем, служить погребение, он старался насовать в этот портфель съестного. Бабушка восклицала: «Миша, побойся Бога, ну ничего же дома нету»! А он отвечал: «Я приду к людям, а им даже помянуть нечем усопшего. Я немножко им принесу». Отдать последнее ближним – это было обязательно в доме священника. Так жили мои родные: не имея, они отдавали. Отдавали потому, что иначе им самим становилось тяжело. А когда их благодарили, они не понимали, за что их благодарят. И, может, поэтому так многие сейчас помнят дедушку, помнят тех священников: у них была милость сердца не по необходимости, а просто от благородства души.
____
[1] Протоиерей Михаил Семенюк (1892–1967) – выпускник Тульской семинарии, прослушал курс богословия в Варшавском, Петербургском и Парижском университетах; рукоположен во иерея в 1922 г. В 1930-е гг. находился в ссылках. С 1951 по 1958 гг. настоятель храма св. Александра Невского в Ялте. С 1958 г. настоятель Введенской церкви в Керчи, уничтоженной по распоряжению Н.С. Хрущева в 1961 г. Скончался в Ялте в 1967 г., похоронен на старом городском кладбище.

Отредактировано Ольга79 (2015-11-22 11:13:19)

37

Леша из Лавры.

http://expert.ru/data/public/495109/495130/036_rr015-1.jpg

Жил-был один монах, и были у него лом и лопата…

16 декабря — день памяти дивного монаха, насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры иеродиакона Алексия Писанюка (+2002 г.). Любовь отца Алексия простиралась не только на живых, но и на умерших. На кладбищах Сергиева Посада им погребены тела многих сотен человек, в основном бедных и одиноких прихожан Лавры и жителей города.

Первое чудо после смерти отца Алексия случилось в день его похорон. С рядовым монахом, у которого из живых родственников только брат и мама, пришли проститься тысячи мирян. Самый большой в Троице-Сергиевой лавре храм был забит битком, люди стояли на улице. Второе чудо произошло во время панихиды — плакали все без исключения, как будто в помещении кто-то распылил слезоточивый газ. Третье чудо явил наместник лавры архимандрит Феогност. До сих пор на отпевании монахов он не произносил заупокойных проповедей, а тут не только взял слово, но и превысил свои полномочия: «Сегодня нет места для уныния и скорби… В промысле Божьем ошибок не бывает… Отцу Алексию хватило тридцати трех лет, чтобы раскрыться всей своей полнотой пред Богом и людьми… Я не побоюсь сказать: он — свят, и можно писать житие».

Серёжа

— А ты знаешь, что во время молитвы борода быстрей растет? — пожилой монах на лавочке под деревом ласково подшучивает над ребенком, который с восхищением разглядывает его бороду. — Ты что, мне не веришь?! Ведь вместе с бородой из человека грехи выходят. Чем она длинней, тем больше в человеке было всякого безобразия. Видишь, сколько у нас тут в монастыре грешников, а ты еще пока чист, потому и безбородый. Неужели тебе мама не рассказывала? Да об этом же все знают! Ну ты даешь!

В советское время в Троице-Сергиевой лавре было меньше людей, но больше деревьев. Они умело маскировали последние очаги христианства от слишком внимательных глаз. В начале девяностых, когда гонения на православие закончились, а слишком внимательные глаза забегали совсем по другим делам, руководство лавры решило вывести корпуса духовной академии из тени. Многие деревья вырубили, кустарники заменили на цветы, половину скамеечек убрали. В том числе и ту, на которой ночевал пятнадцатилетний Сережа Писанюк, когда в первый раз приехал с мамой в Сергиев Посад из Киева. Сначала спали прямо на улице, потом Сережа познакомился с семинаристами, и они разрешили им спать в просфорне, а затем подросток и сам решил поступать в Духовную академию.

Детство и отрочество будущего отца Алексия — типичное для верующего ребенка из советской семьи. Мама врач, папа военный, маленькая квартирка в поселке Вишневое под Киевом. Мать тайком водит сына в церковь, отец ругается, но поделать ничего не может. В школе дразнят христосиком, учительница однажды даже пыталась сорвать крестик, за что тут же получила по руке. От вступления в комсомол Сергей отказался: «Я недостоин» — но от пионеров отвертеться не удалось. Вопрос с галстуком священник решил самым элегантным образом — наложил на него крестное знамение и сам повязал галстук ребенку: «А что — тебе идет».

Академия

У входа в Московскую духовную академию, которая расположена на территории лавры, ругается скворец. На лужайке в саду вокруг клумб бегают, скачут и даже ползают стайки детей, вокруг них — не менее многочисленные группировки матушек и бабушек. Из-за такого численного перевеса складывается ощущение, что это дети выгуливают взрослых, а не взрослые детей.

На заднем дворе академии возле монастырской стены пасутся стада припаркованных велосипедов. Жилые помещения семинаристов поражают спартанской обстановкой. Двухъярусные кровати, по десять-двенадцать в каждом зале. Воздух влажный от сохнущего здесь же белья. Учащиеся почти без остатка делятся на молящихся, читающих, стирающих и спящих. Категории перечислены в порядке возрастания.

Схематическое изображение девушки без платка и в короткой юбке на двери женского туалета воспринимается почти как эротика. В столовой Духовной академии — резко континентальная цветовая гамма. Обжигающе черные кители семинаристов контрастируют с ослепительно белыми халатами поваров. Одни готовят телесную пищу, чтобы другие могли приумножать духовную.

— Ангела за трапезой… Ангела за трапезой… Ангела за трапезой…

Тамада

Свою первую яму Сергей Писанюк вырыл еще до пострига — когда служил в армии. Вырыл и снова зарыл. И снова вырыл. И снова зарыл. Сергей твердо решил стать монахом, но пришлось сначала отдать долг Родине. Выбрал самый бескровный вид войск — стройбат. С дедовщиной особых проблем не было: даже среди соответствующего контингента он смог завоевать авторитет благодаря своей прямоте, честности, а заодно и физической силе. А вот с самим собой бороться пришлось постоянно. Огромный рост, былинные плечи, сильный характер, отзывчивое сердце — мужчина-мечта, девушки вокруг так и вьются. Чтобы избавляться от блудных помыслов, молодой семинарист рыл землю. До изнеможения.

На последнем курсе Духовной академии нужно определяться: либо ты идешь в белое духовенство, либо в черное. Чтобы стать священником, нужно срочно жениться. Среди семинаристов началась эпидемия свадеб. Сергея, как самого бойкого и артистичного, постоянно звали тамадой. Он переженил всех своих друзей, но сам решения не поменял. Когда после пострига его рукополагали в дьяконы, кто-то из друзей заметил: «Дьякон в переводе с греческого — служитель. Его задача — делать службу красивой и запоминающейся, взывать к молящимся, оглашать главы из Евангелия. То есть теперь ты, Серега, будешь у нас тем же тамадой — только в храме».

Раскол

В 1991 году Сергей испытал серьезное потрясение — церковный раскол на Украине. Это событие он переживал как личную трагедию. Дело в том, что в Киеве Писанюк служил иподьяконом при митрополите Филарете (Денисенко), будущем самопровозглашенном патриархе УПЦ КП. Владыка Филарет был сильным проповедником, мудрым духовным наставником — он очень помог подростку укрепиться в вере, сыграл решающую роль в выборе его пути. Падение архиерея казалось невероятным. Для Сергея оно стало знаком того, что на его собственном поприще романтический период закончен. Враг показал свою силу, и эта сила чудовищна.

Первые серьезные искушения не заставили себя ждать. В России началась компания против митрополита Филарета, среди семинаристов собирали подписи под требованием о лишении его сана и предании анафеме. Безусловно, осуждая уход в раскол своего бывшего учителя, Сергей Писанюк поступил исключительно по-христиански — он не стал ничего подписывать и на протяжении всей своей жизни никогда не позволял себе плохих слов в адрес бывшего учителя. Вместе с тем он не поддался и другому соблазну: вернуться на родину, примкнуть к раскольничьей церкви, где в ту пору с радостью привечали людей любых званий, и сделать там молниеносную карьеру.

Устоял Сергей даже тогда, когда стало ясно, что в Русской православной церкви у людей из бывшего окружения Филарета с карьерой могут быть проблемы. Писать кандидатскую диссертацию в академии ему не разрешили, и были основания полагать, что это результат его «особой позиции». А кандидатская — это по сути дела пропуск в мир больших должностей и званий. Но будущий отец Алексий не сильно переживал по этому поводу. Его вполне устраивал греческий перевод слова дьякон.

Служитель

Еще во время учебы Сергей Писанюк заработал прозвище МЧС. У него был особый талант безотказности. Он умел появляться в нужное время в нужном месте — именно там, где необходима его помощь. Сначала это были какие-то мелкие поручения по академии, потом более серьезные дела в лавре. Затем вокруг него сформировалась команда «тимуровцев», ребята стали выезжать на помощь соседним монастырям, которые в первые постсоветские годы чаще всего представляли собой руины.

Однажды семинарист Писанюк не смог пройти мимо — помог наколоть дров старушке-прихожанке. Пока колол, выяснилось, что у нее и огород вскопать некому. Пока копал огород, узнал, что течет крыша — залатал крышу. Язык у старушки длинный — через неделю ее подруги уже были в курсе, что в лавре есть хлопчик, который всем помогает. Просьбы участились. Дрова, крыши, огороды, покосившиеся заборы. Сергей отказывал в помощи только молодым девушкам, которые по-прежнему порхали вокруг него, как бабочки. Впрочем, вскоре соблазны отступили сами собой.

Уже став монахом, иеродьякон Алексий получил необычное послушание. На него, как на самого крепкого и сильного, возложили обязанность в случае смерти кого-нибудь из братии рыть ему могилу. Вскоре сфера применения этого послушания стала расширяться — старушки, которым помогал монах, тоже имели свойство умирать. Уже через год стало понятно, что самая мелкая из обязанностей монаха медленно, но верно занимает в его жизни самое значительное место.

Котлован

Однажды отец Алексий заехал по каким-то делам в морг на улице Кирова. Там стояла страшная вонь. Накануне вырубилось электричество, и весь «балласт» начал гнить. «Балласт» — это невостребованные трупы бомжей. Их количество в 90-е годы выросло на порядок, городским властям пришлось выделить на погребение данного контингента особую статью расходов. Выполнять подряд взялась фирмочка, организованная бывшими милиционерами. Раз в месяц они нанимали трактор, рыли котлован, скидывали туда гробы и зарывали. Мертвые сраму не имут, поэтому очень скоро фирмочка стала экономить на всем: отказались от гробов, забирали трупы все реже и реже. Работники больницы возмущались, но против людей со связями были бессильны.

К приезду отца Алексия в морге уже скопилось сорок трупов. Запах стоял невыносимый, поэтому санитары вынесли их в самый дальний бокс, закрыли покрепче и оставили до лучших времен. Мимо этого места врачи и посетители передвигались бегом — рвать начинало раньше, чем нос улавливал запах. Когда монах явился к начальнику морга и сказал, что готов бесплатно похоронить все это месиво, тот сначала подумал, что перед ним сумасшедший.

На кладбище отцу Алексию выделили специальный участок. Смердящие трупы он вывозил туда несколько дней. Собирал распавшиеся части тел, складывал их в большие полиэтиленовые пакеты, помещал эти пакеты в гробы, которые бесплатно предоставила лавра, туда же вкладывал разрешительную молитву и погребальный крестик. С тех пор ему регулярно звонили с Кировки — он забирал невостребованных покойников и хоронил их по-христиански: гроб, крест, отпевание, собственноручно вырытая могила. Иной раз «клиенты» отца Алексия ложились в землю даже по более высокому разряду, нежели добропорядочные граждане. Однажды в Сергиевом Посаде отмучилась известная на весь город бомжиха Наталья. Хлопоты по ее похоронам монах полностью взял на себя. Когда гроб с новопреставленной приехал в Петропавловский храм, все ахнули: Наталья лежала в гробу чистенькая, в платочке, в новом платье, с четками на руке. В ответ на всеобщее изумление отец Алексий лишь пожал плечами: «Она же не куда-нибудь, она на встречу с Ним — разве можно иначе?»

— Слухай, да що ты взялся за это кладбище?! — недоумевала мама.
— Мамочка, я вам скажу про это… — Алексий всегда называл свою маму на «вы», так принято на Украине. — Начнешь копать — тишина, птички поют… А когда похороню, цветочки посажу на могилке…

— Ты что, не умеешь ни петь, ни читать? Ведь копать может любой дядька, который ничего не знает, ему только и остается копать! А ты должен славить Бога.
— Можно быть самым последним в монастыре, а у Бога первым.

— Деточка, ну что ж ты себе такой удел выбрал?
— Мамо, вы знаете… Привезу человека, положу… Одного, второго — они как ангелятки лежат… А потом вечером сядешь — спокийно, тыхо. В лавру возвращаюсь — такая на душе радость! Так, мамочка, хорошо.

Предшественник

Хоронить бездомных — древнее послушание, которое уже не первый раз в истории христианства прилипает к монашеским рукам. Вот лишь одна подобная история.

Младенец Димитрий, будущий преподобный Даниил Переяславский, родился в XV веке в Переславле-Залесском на Плещеевом озере — это всего в шестидесяти километрах от Сергиева Посада. Еще в отрочестве Димитрий решил стать иноком и, боясь, что родители воспрепятствуют его намерению, ушел в монастырь Пафнутия Боровского. Там он, совершив постриг, жил десять лет под руководством опытного старца Левкоя. Духовно окрепнув, вернулся в родной город, в Горицкий монастырь, где принял священство.

В XVI веке моргов на Руси не было. А погибших безродных людей было не меньше, чем сегодня. Как правило, их находили вдоль дорог: кто-то сам замерз, кого-то убили разбойники. Отец Даниил откликался на каждое известие о такой кончине. Он сам разыскивал умершего, на руках нес его тело в скудельницу (так называли в те времена кладбище для бездомных), своими силами хоронил и потом поминал на Божественной литургии.
Дальше больше — на месте скудельницы преподобный построил храм в честь Всех святых, чтобы в нем возносить молитвы об упокоении безвестно умерших христиан. Вскоре вокруг храма стали селиться монахи и образовалась обитель, настоятелем которой и стал отец Даниил. Духовный авторитет настоятеля был столь высок, что по его просьбе царь Василий III освобождал приговоренных к смертной казни; царь дважды просил отца Даниила стать восприемником его детей. Преставился преподобный 7 апреля 1549 года. Свято-Троицкий Данилов монастырь и сегодня главная достопримечательность Переславля-Залесского.

Уголовное дело

Ритуальные услуги — не та сфера жизни, где терпят вторжения извне. Очень скоро стало понятно, что монашеские подвиги кое-кому ломают непыльный бизнес по захоронению невостребованных трупов. Будь на месте отца Алексия человек попроще, ему в этой ситуации впору было бы примерять мученический венец. Но за монахом как-никак стоит лавра, а за лаврой — вся православная церковь. Поэтому проблемы у отца Алексия начались всего лишь в правовом поле. Но проблемы серьезные. Сначала на него во все инстанции посыпались жалобы — пришлось ходить, писать объяснительные. Потом выяснилось, что для рытья могил нужна специальная лицензия — автоматически возникло уголовное дело по статье о незаконном предпринимательстве. Наконец один из высоких городских начальников собрал у себя в кабинете всех, кто так или иначе причастен к этому конфликту, и стал разбираться лично. Стало ясно, что странный человек в черном действительно делает все бесплатно, и это по сути благотворительная деятельность, а значит, никакой лицензии не требуется. «Все. У меня никаких вопросов больше нет, — захлопнул папку городской начальник. — Отец Алексей, вы свободны».

С этого момента власти не только перестали мешать странному лаврскому монаху, но и начали ему помогать. Теперь он приезжал за невостребованными покойниками не только в морг на Кировке, но и в Центральную районную больницу, и в дом престарелых. По мере погружения в медицинскую закулисную жизнь отец Алексий взял на себя еще один фронт работ — стал погребать абортированных и мертворожденных младенцев, которых обычным порядком просто выбрасывают на помойку или даже смывают в канализацию. Отец Алексий помещал каждого маленького человечка в специальную коробку или посылочный ящик и закапывал между обычными могилами. Даже ампутированные конечности и удаленные органы он предавал земле. Отец Алексий испытывал уважение ко всякой человеческой плоти, поскольку она есть священный сосуд, сотворенный Богом, и воскреснет в последний день.

Генералы и негритосы

На Благовещенском кладбище сегодня хоронят всех сергиево-посадских покойников. У кладбищенских ворот большой храм, перед ним парковка, а прямо на парковку, как в первый ряд партера, лезут вип-могилы. Перед ними тормозит хромая на все четыре колеса «семерка», из нее выходит русоволосый могильщик Василий — полная противоположность шекспировскому. Внутри этого человека идет напряженная духовная работа — это видно невооруженным глазом. Но чтобы он с тобой хоть чем-то поделился всерьез, нужно быть отцом Алексием. С остальными людьми Василий все время молчит и хитро улыбается.

— Да еду я, еду, — отвечает он кому-то по телефону. — Вот сейчас одному человеку Лешкины ряды покажу — и домой.
«Лешкины ряды» — это квартал на Благовещенском кладбище, где похоронены больше тысячи безымянных людей. Иногда у них потом находились родственники, которые опознавали труп по милицейским фотографиям, — и тогда на могильном кресте появлялась табличка. Несколько раз отцу Алексию приходилось проводить эксгумацию — люди хотели перезахоронить непутевого родственника у себя на родине. На освободившиеся места тут же находились желающие из числа состоятельных людей: в какой-то момент «Лешкины ряды» стали высоко котироваться. Лежать здесь теперь почетно и перспективно с точки зрения небесной карьеры.

Когда отец Алексий впервые пришел на это кладбище с лопатой, его встретили не очень приветливо. Ведь он бесплатно рыл могилы не только для бомжей, но и для людей более-менее платежеспособных: обитателей дома престарелых, у которых есть родственники, работников лавры, постоянных прихожан — всех, кто к нему обращался. А это уже прямой ущерб кладбищенскому бизнесу. Могильщики — очень замкнутая и своеобразная каста со своими правилами и ценностями, стать здесь своим трудней, чем внедриться во вражескую разведку. В этой касте действует двухступенчатая иерархия: есть так называемые генералы и есть негритосы. Генералы — это могильщики со стажем, они мало машут лопатой, зато много получают. Негритосы — наоборот. Когда отец Алексий познакомился с Василием, тот был заслуженным генералом. Теперь ни генералов, ни негритосов на Благовещенском кладбище нет — все равны. За несколько лет дружбы с могильщиками монах поломал всю их иерархию, полностью перекроил кладбищенский социум. Что он для этого делал? Да ничего он для этого не делал. Просто копал и молился, молился и копал. А генералы с негритосами смотрели на него и много думали.

Росинант

Видя рвение отца Алексия, монастырское начальство выделило ему автомобиль — старую «газель» бордового цвета, которую монахи тут же окрестили лошадиным именем. Росинант — так звали коня Дон Кихота.

— Это была машина из фильма ужасов, — с улыбкой вспоминает отец Никон (Котов). — Она вся ходила ходуном, какие-то детали держались в буквальном смысле на веревочках. Страшно было, даже когда это чудо проезжало мимо тебя, а уж ехать в ней — вообще караул, старушки крестились, когда залезали в салон. Эта «газель» была постоянно покрыта слоем пыли, и наши монахи-приколисты упражнялись на ней в остроумии. Однажды написали: «Господи, неужели мне одр сей гроб будет?!» (цитата из вечернего молитвенного правила).

Сам отец Никон в какой-то момент стал при этом Росинанте Санчо Пансой. Алексий постоянно искал себе помощников, но надолго никто не задерживался. Молодой послушник стал исключением. Сегодня он преемник отца Алексия в его кладбищенском послушании.

— Меня тогда еще Леонидом звали, в 2000 году я только-только приехал в лавру, был такой худенький, маленький, в очечках, ветром шатало. И вот однажды иду по монастырской площади, а рядом со мной резко тормозит отец Алексий: «Ленька, стой! Поехали, поможешь мне бомжиков похоронить».

Всю дорогу он надо мной издевался так по-доброму — очкарик, дескать, чего худой такой, но ничего — мы тебя откормим, может, что путное и выйдет из тебя. В тот раз мы десять человек похоронили, но «мы» — это громко сказано. Я всего полмогилы осилил, но, как ни странно, меня все это заинтересовало. Я всегда тянулся туда, где есть что-то страшное, неформальное, от чего все бегут. Однажды нам с отцом Алексием пришлось эксгумировать труп — этот случай я запомнил на всю жизнь. Уже стало темнеть, а мы все копаем. Сели батарейки в фонаре, закончился бензин в машине, погасли фары — пришлось зажигать свечи. И вот мы при свечах вытаскиваем гроб — прямо как в каком-то кладбищенском триллере. Вдруг слышу неподалеку сначала страшный мужской крик, потом женский визг и удаляющийся топот.

— А им вдогонку — здоровый хохот двух мужиков с лопатами?
— Не, мы так, тихонечко, похихикали…

Простота

Появление в жизни отца Алексия Росинанта способствовало лавинообразному расширению воронки добрых дел. Очень скоро живых пассажиров в его «газели» стало больше, чем мертвых. Развезти после службы прихожан, встретить на вокзале чью-нибудь больную мать, организовать экскурсию в лавру для всех могильщиков района, сгонять на рынок к знакомому торговцу, который готов пожертвовать тонну осетровых голов для дома престарелых, — монах уже не мог проехать по городу и километра, чтобы не вспомнить о каком-нибудь важном деле.

«В таких случаях Алексий помогает, надо его просить», — говорили между собой лаврские монахи и прихожане, не замечая, что обычно так выражаются, когда речь идет о святых. Казалось, энергия монаха безгранична. Он мог делать несколько дел одновременно и рано или поздно выполнял все, что пообещал, причем неважно кому — архиерею или последнему попрошайке у лаврских ворот. Отца Алексия любили и в монастырских кельях, и на городском рынке, где торговцы всегда были готовы выдать ему товар со скидкой и в рассрочку. Он со всеми находил общий язык и мог решить любую проблему. «Алло, это Леша из лавры», — так обычно начинался его телефонный разговор.

Но если надо, умел быть по-пацански жестким и решительным — особенно когда при нем злословили о его братьях по монастырю: «Я жалоб на лавру не принимаю!» Если кто-то его разочаровывал, он переходил с этим человеком на «вы» — и этого окружающие боялись больше всего. Однажды уставший отец Алексий пришел на ужин с большим опозданием и стал свидетелем того, как подвыпивший трудник пытался устроить дебош. Монах молча подошел, навис над ним всей своей двухметровой громадой: «Еще одно слово — и ты у меня вон в том кипящем котле купаться будешь».

Некоторые братья бурной деятельности отца Алексия не одобряли: монах должен быть погружен в молитву, а не суетиться день и ночь, не барахтаться в мирских делах, как лягушка в сметане. По монастырским меркам он и правда проводил в храмах немного времени, молился больше во время работы на кладбище или за рулем. Но от всех нападок его всегда защищал духовник лаврской братии отец Кирилл (Павлов) — человек, пользующийся в Русской православной церкви беспрекословным авторитетом. Его безмерно уважали все лаврские монахи, а он безмерно уважал отца Алексия — значит, было за что. Возможно, за то, что из всех путей угождения Богу этот монах выбрал самый прямой и непосредственный, избегая рассудочного познания веры и многочисленных «ловушек духовной жизни».

Однажды хоронили лаврскую прихожанку. Ее семья жила на одиннадцатом этаже, а покойница была очень тучной женщиной, и спустить тяжелый гроб на первый этаж было решительно невозможно: в лифте он не помещался, а на узкой лестнице было не развернуться. Семейный совет битый час решал, что делать, все чуть не переругались. Наконец приехал отец Алексий. Он просто поднял покойницу из гроба, прижал к себе и в обнимку с трупом спустился на лифте.

Деньги

«Мне духовник не благословил» — так он отвечал на любую попытку оплаты его бесплатных услуг.

— Однажды нам попался покойник с очень настырными родственниками, они прямо-таки насильно запихнули отцу Алексию купюры в карман, — рассказывает отец Никон, который Санчо Панса. — Тогда он отошел в сторону и демонстративно бросил деньги в кусты — так, чтобы те люди смогли их потом подобрать. А в другой раз нам навязывали деньги и водку. От денег мы, естественно, отказались, а водку я взял, чтобы руки продезинфицировать. Отец Алексий стрельнул в меня глазами, но промолчал. А потом в машине такой разнос устроил, что с тех пор я от любых подношений спасаюсь бегством.

— А если приходилось иметь дело с состоятельными людьми?

— Такое тоже бывало. Иногда вдруг выяснялось, что бомжик — вовсе не бомжик, и у него есть совсем не бедные родственники. Они хотели нас отблагодарить, и тогда Алексий поступал точно так же, как его предшественник в этом послушании — преподобный Даниил Переславский. Просто рассказывал этим состоятельным людям, кому нужно помочь: давал телефон, адрес или даже сам отвозил их туда на своем Росинанте. Недостатка в нуждающихся не было. Тем обидней было, когда на него возводили клевету и находились люди, которые этой клевете верили.

Смирение

За несколько месяцев до своей гибели отец Алексий сильно изменился. Он стал более тихим, сосредоточенным, задумчивым, почти перестал шутить. Могильщик Василий, который к тому времени уже стал человеком воцерковленным, однажды услышал такие слова: «Я с тобой поговорить хотел… Знаешь, в жизни не надо опираться на человека… Бывает так: человек умрет, а ты на него опирался — и потом упадешь в пустоту… Я буду от вас потихонечку отходить, чтобы вы привыкали к самостоятельности». — «Леш, ну что за дурь ты несешь», — отреагировало духовное чадо.

— Если быть духовно внимательным, то можно предчувствовать приближение смерти, — считает отец Никон. — В это время Господь человека смиряет — болезнями, тяготами, искушениями. Последний год для отца Алексия был очень сложным. Он, как обычно, делал хорошие дела, а в ответ получал много неблагодарности. То на него какая-то мать подала в суд за то, что он не так похоронил ребенка. Бегала за ним, кричала, одежды срывала. Хотя сама она даже не присутствовала на похоронах. То он сделал одно большое дело для всего города, а его подставили, была куча проблем, он впал в депрессию, неделю на кровати пролежал, не вставая. Я думаю, Господь таким образом смирял его перед смертью, доводил это сокровище до совершенства.

— Разве отец Алексий был недостаточно кроток?

— Когда помогаешь людям, почти всегда одолевает грех тщеславия — я это прочувствовал на себе. Тебя все благодарят, хвалят, носят на руках — спасает только молитва. К тому же последняя зима была особо лютая, земля промерзла в глубину на метр. А у нас тут не просто земля, у нас тут глина: на морозе она лежит монолитом, не режется и не рубится, лопаты гнутся, легче камень долбить — некоторые могилы мы сутками копали. В то время как раз появился на свет знаменитый лом отца Алексия. Это было нечто. Сантиметров восемь в диаметре, два с половиной метра в высоту. Сделан из какого-то вертолетного сплава — чтобы глина не налипала. После его смерти я пытался просто переставить этот лом с места на место. Не смог.

Пришлось вызывать помощника.

Спать хочется

Богатырское здоровье монаха подтачивала лишь одна болезнь — вечный недосып. Количество дел росло как снежный ком, чем больше отец Алексий помогал людям, тем чаще к нему обращались. Занимать время приходилось у сна — сначала часы, а потом и сутки — но времени все равно не хватало. Приближалось 17 декабря — именины матери, которая к тому времени перебралась в Дивеевский монастырь Нижегородской области, где служила скитоначальницей. Алексий всегда почитал своих родителей — о том, чтобы прогулять этот праздник, не могло быть и речи.

— Предпоследний день его жизни был особенно тяжелым, — вспоминает отец Зосима, исполняющий в лавре послушание летописца. — Накануне он, как обычно, кому-то допоздна помогал, клал фундамент нашей прихожанке, потом кого-то развозил по домам, лег спать поздно, проспал начало литургии, прибежал весь в слезах, от расстройства прочитал не то зачало из Евангелия, плакал еще сильнее, покаялся, причастился и в таком смирении перед Господом поехал к маме.

Через несколько часов он уснет за рулем.
«Некто сказал Ему: “Господи! неужели мало спасающихся?” Он же сказал им: “Подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут”» (Ев. Лк, гл.13).

Эту ошибку на последней для отца Алексия литургии братия до сих пор воспринимает как его прощальное наставление. На следующий день звук набата, возвестившего о гибели монаха, был особенно чистым — без всякого человеческого акцента. До сих пор он немного шепелявил, но звонари нашли оригинальное решение — перед каждым звоном стали мазать язык колокола клеем «Момент». Отец Алексий посоветовал.

Хреново

— А ты вон бери пример с наших деревьев, — говорит немолодой инок какой-то очень огорченной женщине в платочке. Они вместе сидят на лавочке, женщина постоянно кивает, инок все время улыбается. В лавре вообще очень много улыбчивых монахов. Сбрей им бороды, одень в джинсы, клетчатые рубашки и бейсболки — вылитые американцы.

— С деревьев? — огорченный платочек вдруг перестает кивать.

— С деревьев, матушка, с деревьев. Мне иногда кажется, что деревья могли бы быть гораздо лучшими христианами, нежели люди. Ты посмотри на них. Всегда стоят как на молитве. Где рождаются, там и пригождаются. В свое время расцветают, в свое время опадают. Не жадничают, дают приют от дождя и зноя всем, кто попросит. А если и шумят — то лишь до тех пор, пока дует ветер. Так что станет тебе хреново — ты посмотри на деревья и успокойся.

— Хреново?! — платочек смотрит на бороду с тайным восхищением.

— Хреново, матушка, хреново. Тут люди к нам знаешь с какими скорбями приходят. А то, на что ты сейчас жалуешься, — это не горе и даже не беда. Это обыкновенное хреново. Ты посмотри — над тобой вон все деревья смеются.

Биография

Иеродиакон Алексий (в миру Сергей Писанюк) родился в Запорожской области Украинской ССР в 1969 году. Отец военный, мать врач, брат священник. Вырос в поселке Вишневое под Киевом. В 15 лет стал иподьяконом при митрополите Филарете (будущем раскольнике-патриархе УПЦ КП). Закончил Московскую духовную Академию, принял постриг в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. С первых дней монашества явил пример деятельной веры — не отказывал в помощи никому. Добровольно взял на себя послушание предавать земле по христианскому обряду не востребованных покойников из Сергиево-Посадского морга. Чем больше помогал людям, тем меньше хватало на это времени и сна. Погиб 16 декабря 2002 года, уснув за рулем.

38

Биография

  "Иеродиакон Алексий (в миру Сергей Писанюк) родился в Запорожской области Украинской ССР в 1969 году. Отец военный, мать врач, брат священник. Вырос в поселке Вишневое под Киевом. В 15 лет стал иподьяконом при митрополите Филарете (будущем раскольнике-патриархе УПЦ КП). Закончил Московскую духовную Академию, принял постриг в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. С первых дней монашества явил пример деятельной веры — не отказывал в помощи никому. Добровольно взял на себя послушание предавать земле по христианскому обряду не востребованных покойников из Сергиево-Посадского морга. Чем больше помогал людям, тем меньше хватало на это времени и сна. Погиб 16 декабря 2002 года, уснув за рулём."

Царство небесное, вечный покой...

39

Священник Валерий Духанин. Чудо: что это такое, и есть ли чудеса в наши дни  http://www.pravoslavie.ru/89022.html (в спойлере фрагменты из статьи):

Свернутый текст

Ольга родилась в большой крестьянской семье в селе Ильинцы в 30 километрах к западу от Чернобыля. Во время наступления немецко-фашистских войск в 1941 году она осталась одна со слепой матерью. Поставленный немцами староста покрывал ее и говорил, что она одна у своей мамы, за которой вынуждена присматривать. Из жалости к ним немцы не увели ее в Германию. А на самом деле у Ольги было еще три брата и две сестры, которые все воевали. Одна сестра была летчицей, а одна – медсестрой.

В 1943 году немцы отступали, на этот раз отношение их к местным жителям оказалось более жестоким. Фашисты рыскали по дворам в поисках прячущихся людей. Ольга в страхе забежала в маленький чуланчик с дровами возле дома, прижалась к стене, скрестила трясущиеся руки на груди и всем сердцем взмолилась: «Господи, если Ты есть, спаси меня, пожалуйста. Я всю жизнь в Тебя верить буду». Дверь открылась, в проеме показался фашист с автоматом. Посмотрев на Ольгу, а точнее – сквозь нее, он без единой эмоции повернулся и закрыл дверь. Многих в том селе расстреляли или сожгли, всех остальных увели в Германию. Из всего села спаслись только двое – Ольга и еще один мальчик, который ушел к партизанам. Из комсомола Ольга вскоре вышла и на всю жизнь стала глубоко верующим человеком.

Прошло много лет, сын Ольги Сергей перевез ее в Благовещенск-на-Амуре, но на протяжении всех этих лет Ольга постоянно пересказывала свою историю и так до конца не могла своим рассудком понять, почему тот фашист, посмотрев на нее, сразу повернул обратно.

...

Вот какая история случилась с близкими мне людьми. Они, еще будучи студентами Московской духовной академии, отправились в Архангельскую область. То была миссионерская экспедиция, участники которой беседовали с местными жителями о вере, отвечали на вопросы, крестили тех, кто еще не был крещен, совершали молебны (среди участников были священнослужители). В планы экспедиции входило посетить место древнего монастыря преподобного Кирилла Челмогорского.

На пути к древней обители находилось большое озеро. По эту сторону озера располагалось село, в храме которого уже 70 лет не служилась Литургия. И вот священники после стольких лет запустения храма совершили богослужение, а затем все решили переправиться к монастырю. День был солнечный, небо ясное, но местные жители по каким-то только им известным признакам предвещали бурю. И всё же наши миссионеры решили идти вперед, наняв четыре моторных лодки с водителями. Сначала всё было спокойно.

Увы, наблюдения местных жителей оказались пророческими. Пошел дождь, сначала мелкий, потом больше, небо в считанные минуты затянулось серым покровом. Потом поднялись волны и стали захлестывать лодки. Их разбросало друг от друга в разные стороны, приходилось уже вычерпывать воду, и один из участников экспедиции, близкий автору этих строк, подумал, что, видимо, придется остаться без всего снаряжения, фотоаппарата, обуви и плыть самостоятельно. Они боролись со стихией как могли. И вот тут все увидели самое страшное: впереди к лодкам приближалась темно-синяя туча, сверкали молнии, ливень приближался мрачной стеной, а ветер гнал мощный вал волн прямо на лодки.

Люди на берегу наблюдали за разворачивавшейся трагедией. И вдруг… все четыре лодки одновременно исчезли

Не раз рыбаки погибали здесь от волн и грозы. Сложившиеся природные условия не щадили задержавшихся на озере. И надо представить огорчение местных жителей, видевших смелый, казалось, необдуманный шаг наших миссионеров. Теперь, увидев эту полыхающую огненными вспышками темную стену ливня, на лодках молились все, даже неверующие водители. Стена приближалась всё ближе, сейчас она захлестнет лодки. Вот в этот-то момент и произошло невероятное. Люди на берегу наблюдали за разворачивавшейся трагедией, видели на фоне темной тучи четыре точки – лодки. И вдруг все четыре лодки одновременно исчезли из вида. Кстати, эта темная туча дошла до берега, ураган повредил деревья и постройки. А что же наши миссионеры? Они и сами не поняли, что произошло: вот только что они всем сердцем молились и видели темно-синюю стену с молниями перед собой, как вдруг она оказалась позади них! Один вспоминал: как будто она перешагнула через нас, совершенно не захлестнув и не причинив ни малейшего вреда. Так Господь Бог, Которому от всего сердца молились люди, чудесно избавил от разыгравшейся природной стихии. На месте останков монастыря миссионеры освятили крест, а когда плыли обратно, вода была гладкой, как зеркало.

...

Один очень близкий мне человек, Елена Александровна Смирнова (она литературный редактор и готовила к изданию одну из моих книг), рассказала следующую историю – мне хочется привести ее дословно:

«Вот какое чудо произошло в нашей семье. Моя мама болела болезнью Паркинсона уже несколько лет. Эта болезнь затрепала ее до такой степени, что она от трясения даже подпрыгивала на постели. Она была уже лежачая больная, и я ухаживала за ней. До этого, когда я возила ее в храм, то в метро буквально все вставали, когда моя мама, вся трясясь, входила в вагон. Наступило Рождество 1996 года, у мамы случился приступ с сердцем. Вызвали врачей, которые диагностировали инфаркт и микроинсульт, сказали, что жить ей осталось самое больше дня два-три и чтобы мы готовились к этому. Я сказала маме, что нужно срочно вызвать священника для того, чтобы она поисповедовалась за всю свою жизнь с семилетнего возраста. Хотя она и до этого ходила на Исповедь и Причастие, но ведь каждый человек может что-то забыть. И она могла что-то забыть, из-за чего была попущена эта болезнь.

Как мы знаем, батюшки всегда очень заняты в дни Рождественского поста, в дни самого Рождества и последующие дни. Но все же, когда закончилось Рождественское богослужение, я вызвала батюшку. Это был отец Владимир Сахаров, тогда он еще служил в храме святителя Николая в Пыжах. Батюшка был предупрежден, что моя мама умирает и что мы вызвали его пособоровать именно умирающую. Невзирая на занятость, он приехал и пособоровал мою маму. Мама ему долго исповедовалась перед Соборованием, я сидела в другой комнате и слышала, как она плачет. Мне казалось, что прошло чуть ли не два часа, как она исповедуется: она рассказывала долго и эмоционально. Потом батюшка вышел и сказал, что моя мама очень чисто исповедовалась, что каждому бы человеку так исповедоваться перед кончиной. После Исповеди и Соборования он ее причастил, и мы вместе поехали на вечернюю службу, а мама после Причастия крепко заснула. Служба была посвящена Собору Божией Матери – это первая служба после Рождества, и мы с батюшкой там крепко молились. Народу в храме было мало.

Я приехала домой, мама всё спала, я то и дело подходила к ней, всё боялась, как бы она не умерла без меня, и так я не спала всю ночь. Утром я вдруг заснула, затем меня стал будить звонок в дверь, но я никак не могла понять, в чем дело, сидела в кресле и не могла оторваться от сна, только услышала, что моя мама встает и идет открывать дверь, а дело в том, что она давно не вставала, я ухаживала за ней за лежачей. Потом я услышала чьи-то крики и тут окончательно проснулась и бросилась к двери. Увидела, что в дверях стоит врач, участковая, которая кричит: «Пелагия Ионовна, что с вами?» А мама ей говорит: «Как что? А что со мной должно быть?» «Так вы же не трясетесь!» – с удивлением произносит врач. А мама моя ей отвечает – она такая была остроумная: «Я вас не боюсь. Почему я должна дрожать, видя вас?» И тут до нас дошло, что мама стоит совершенно прямо, у нее не дрожат ни руки, ни губы, ни подбородок, она не трясется, то есть перед нами стоял совершенно здоровый человек. Мы были страшно изумлены, врач стала расспрашивать, что же произошло. Дело в том, что ей позвонили из “Скорой помощи”, сказали, что сегодня должна умереть моя мама, и вот она пришла. Мы поняли, что совершилось чудо Божие, что Матерь Божия смилостивилась и умолила Своего Сына о спасении и исцелении моей мамы. Мама потом прожила до 2011 года, болезнь Паркинсона абсолютно прошла, причем ведь известно, что эта болезнь неисцелима, можно об этом прочитать в любой энциклопедии, она затрепывает человека до смерти, до сих пор не найдено от нее лекарство. Однако Соборование, горячая, искренняя Исповедь, Причастие и молитвы близких спасли человека от этой смертельной болезни.

Много раз ее потом вызывали на консилиумы разных врачей, профессоров, и каждый раз моя мама выступала на этих консилиумах как исповедница Христова, каждый раз она начинала свой рассказ: “Моя дочь вызвала батюшку…” Все страшно изумлялись, слушая этот рассказ, но сначала никто не верил, пытались узнать, какими лекарствами ее лечили, думали, что наконец-то найдено лекарство, но выяснилось, что последний год ей давали только очень сильные витамины, то есть практически бросили ее, и исцелил мою маму лишь Господь Бог. Когда ее соборовали, то думали, что она умрет, хотя молитвы шли об исцелении, однако Господь и такую молитву услышал. После этого моя мама рассадила вокруг нашего дома целый сад, она сама привозила кусты, деревья, цветы, и сейчас этот сад служит напоминанием о ней для всех жильцов нашего дома и для окрестных домов, а на самом деле этот сад служит напоминанием о чуде Божием и, может быть, о Райском саде, в который мы стремимся».

40

У МЕНЯ БЫЛА ПОДРУГА.НО СИЛЬНО ПОДВЕЛА.Я ПЕРЕСТАЛА СРАЗУ С НЕЙ ОБЩАТЬСЯ.НО ОНА НАСТАИВАЛА НА ОБЩЕНИИ...А Я МОЛИЛАСЬ БОГУ И СВ.НИКОЛАЮ ЧТОБ ОНА ОТСТАЛА.А ПОЛУЧИЛОСЬ НАОБОРОТ:ПОДРУГА ПРИШЛА НА СВ.НИКОЛАЯ К НАМ НЕЖДАННО С ПОДАРКАМИ И ТОРБАМИ ПРОДУКТОВ.
ВИДАТЬ БОГУ УГОДНО НАШЕ ОБЩЕНИЕ.
ЗАТО БОЛЬШЕ НЕ ВРАГИ...


Вы здесь » БЫТЬ! » Самое разное » Истории из жизни