БЫТЬ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БЫТЬ! » Самое разное » Истории из жизни


Истории из жизни

Сообщений 61 страница 90 из 99

61

Японския не сдаются.... :)

Пример к подражанию

62

Как англиканин (в прошлом кальвинист) обратился в Православие http://www.pravoslavie.ru/99381.html :

Свернутый текст

Отец Джозеф Глисон, обратившись в Православие, привел к Церкви и свою семью, своего кузена, да еще и всю свою церковную общину. Весьма впечатляющая история! Об этом пути, о сомнениях и вопросах, которые и привели его к Православию, он рассказал в беседе с журналистом Марком Брэдшоу.

Марк Брэдшоу: Джозеф Глисон – сын пианиста Уити Глисона, члена очень известной госпел-группы «Блэквуд Бразерс», а позднее «Джубили Квартет». Его семья много ездила по стране. Это было такое кочующее христианство: каждую неделю – другая церковь. Но через какое-то время – Джозефу тогда было девять или десять лет – семья осела в Техасе, и теперь их посещения одной и той же церкви стали более частыми, хотя они все еще продолжали менять их, пребывая в каждой не более пары лет.

Когда Джозефу было около двадцати, он решил положить таким переходам конец и укорениться в какой-то одной церкви. Ею стала баптистская «Библейская церковь МакКинни» – кальвинистская церковь, не практикующая крещение младенцев. Джозеф был чрезвычайно увлечен мировоззрением и системой кальвинизма: ему казалось, что кальвинизм дает ответы на множество его вопросов.

Он поступил в Вестминстерскую семинарию (сейчас она называется Семинарией Искупителя) и стал подумывать о постоянном служении, а потом… Мне кажется, он слишком много читал. Он говорит, что постоянно читал Библию, читал много исторических книг. И ему стали близки некоторые богословские идеи, далекие от учения баптистов или кальвинистов. И так, всё глубже погружаясь в историю и узнавая, какой была ранняя Церковь, он осознал, что есть положения, которые необходимо переосмыслить.

Например, крещение детей было повсеместной практикой в ранней Церкви. Джозеф пришел к богословскому обоснованию, почему оно совершалось, и просил местного пресвитерианского служителя крестить его детей, что вызвало множество вопросов. Но этим все не закончилось. Было и много другого.

И чем больше он изучал историю, тем яснее понимал: «Всё обстоит не совсем так, как делаем мы».

Он все еще строго придерживался кальвинизма, но уже стремился к чему-то более литургическому, более сакраментальному, и в конце концов он перешел к англиканам. Джозеф поступил в англиканскую семинарию.

Обстоятельства вынудили его и его семью перебраться в Иллинойс, с ними вместе поехал один из его кузенов. Они поселились в Омахе – небольшом иллинойском городке. Но оказалось, что там нет англиканской церкви, а ближайшая довольно далеко. Поддерживаемые англиканским епископом, они решили основать англиканский приход в Омахе, приобрели неиспользуемое здание старой пресвитерианской церкви и через некоторое время начали проводить богослужения, как могли. Они все еще были новоначальными в англиканстве и еще обучались англиканскому благочестию и богослужению. Община была малочисленной, но ее ядро стремилось прийти к «чистому англиканству», прежде чем начать обращать в англиканство весь город Омаха.

Дела шли очень неплохо. Джозефа рукоположили в диакона – англиканского диакона, но тут… тут совершился еще один «переворот».

Его друг, в прошлом тоже кальвинист, но потом перешедший в англиканство и ставший священником, – его путь, как видим, был схож с путем Джозефа, –позвонил ему и сказал: «Я собираюсь перейти в АЦА» – Англиканскую церковь в Америке: это группа англиканских церквей, обратившаяся с петицией к папе Римскому, в которой просила о присоединении их к католичеству. В Римской церкви есть механизм, при помощи которого англиканские сообщества могут присоединиться к католицизму коллективно. Священники переходят в сущем сане, остаются женатыми, и вся община переходит как есть. И друг, который был англиканским священником, сказал: «Я перехожу, собираюсь стать католиком!»

Это потрясло Джозефа. Он не мог понять, почему этот человек, а он был уважаем, вдруг решил, что это хорошо, что это правильно. Джозеф стал приводить возражения – стандартные вопросы: «А как быть с этим?», «А что делать с тем-то?» И он отметил для себя, что впервые говорит с человеком, который может действительно ответить на все возражения. Конечно, эти темы и прежде обсуждались, но в кругу друзей, верующих по-протестантски. Обычно люди редко дискутируют об основополагающих христианских верованиях с теми, кто придерживается иных взглядов, кто владеет предметом и может обоснованно отвечать, что, как правило, подвигает затем к размышлениям. Именно это и произошло с Джозефом: он начал задумываться. Дадим ему слово, чтобы он сам рассказал, что случилось потом.

Отец Джозеф Глисон: Отец Чори переходил к католикам! А ведь он был поначалу протестантом, кальвинистом, парнем из пресвитерианской среды. Потом, как и я, он стал англиканином, но все же оставался в реформированной церкви. В то время я был издателем «Североамериканского англиканина» – богословского журнала, публикующего статьи священников, диаконов и мирян, остающихся англиканами, но отделившихся от Епископальной церкви. Он был одним из авторов, я постоянно контактировал с ним: он писал для журнала и немного помогал в редактировании. И вот я нахожу его переплывающим Тибр: он идет в Рим! Забегая вперед, скажу: недавно он был рукоположен в католического священника.

Его переход был для меня сильным шоком, поскольку он и я имели кальвинистское происхождение, имели сильные связи с пресвитерианством и, даже являясь англиканами, мы все-таки считали себя протестантами. И вот он собрался перейти под начало папы. Я был озадачен этим.

Я был смущен самой идеей молиться Деве Марии. Это была очень серьезная проблема для меня. Я приходил в ужас от мысли отказаться от принципа sola scriptura. У меня просто голова шла кругом…

Знаете, когда говоришь о прошлом, стараешься рассказывать так, чтобы все выглядело логичным, последовательным: вот это было, потом это случилось… но тогда все вертелось вихрем: ты читаешь и отправляешь электронную почту, просишь друзей о помощи, беседуешь с семьей, обсуждаешь с женой, молишься, читаешь и начинаешь клевать носом, потом откладываешь все, потому что надо подготовиться к проповеди в следующее воскресенье, потом надо сменить подгузник ребенку… это был какой-то водоворот… да вдобавок ко всему ты очень расстроен, и хотя прежде подобные проблемы уже возникали, но тогда это были случайные люди.

Я имел дело с другими протестантами, верившими в sola scriptura, приводившими стандартный набор оправданий для этого. Я также общался и с католиками, не верившими в sola scriptura, не имевшими серьезных причин сомневаться в своей вере, и все они были не очень сильными защитниками своих идей. Теперь же против меня был мой друг, человек, которого я уважал, которому доверял, очень умный, начитанный, и он задавал такие вопросы, на которые я просто не мог ответить. Я помню, как столкнулся с рядом таких аргументов, а в ответ я не мог ничего сказать.

Как раз в это время я изучал канон Священного Писания. И вот я, будучи англиканином, стал сильно сомневаться в каноне из 66 книг, поскольку изучал историю и текстологию и был достаточно искушен, чтобы верить, что Книга Премудрости – богодухновенна и книга Товита – богодухновенна, как и ряд других книг, входящих в католическую и православную Библию.

Один из популярных аргументов против sola scriptura следующий: «Где в Библии находится доктрина о каноне Священного Писания? Где в Библии говорится, что книга пророка Варуха не богодухновенная, а книга Эсфирь – является таковой?»

Знаете, девять книг Ветхого Завета – как минимум девять, а может, и более – нигде в Новом Завете не цитируются. И все эти девять книг, насколько я помню, входят в протестантскую Библию, а если добавить второканонические книги, то будет уже пятнадцать или двадцать. И в протестантской Библии есть книга Авдия, Песнь Песней Соломона, Экклезиаст, есть ряд книг Ветхого Завета, ни разу не процитированных в Новом Завете, так что нельзя использовать этот принцип для руководства.

А что касается самого Нового Завета… нигде в Библии не сказано, что 2-е послание Петра является частью Писания, и про Откровение ничего не сказано. Так одной из проблем для меня стало то, что я осознал: даже сами протестанты не верят в sola scriptura. Обычно они говорят, что да, верят, но если вы спросите их: «Хорошо, но откуда вы знаете, что Писание включает 66 книг? Как вы узнаёте, что является Писанием, а что нет?», они не смогут дать вам подтверждение из Писания. Они всегда вынуждены прибегнуть к своей протестантской традиции. Так что в конце концов я понял: я не противопоставляю Предание Писанию. Я противопоставляю протестантское предание более древнему православному Преданию. И как только я это осознал, знаете, мне стало легче понять, какую сторону выбрать.

Марк Брэдшоу: Вот так Джозеф вышел из зоны протестантского комфорта и погрузился в темную ночь души. Многие новообращенные знают подобный период, когда все становится несколько шиворот-навыворот. И ты не знаешь, к чему это приведет. У некоторых тогда появляется искушение остановиться, вернуться назад, закрыть глаза, ведь все эти сомнения так некомфортны, – и их можно понять. Других эта ситуация подталкивает вперед. А есть те, кто желает все делать с рассуждением, и это весьма разумно – остановиться, подвести итоги, понять, что к чему. И кстати, именно так многие друзья Джозефа советовали ему поступить. Они говорили: «Взвесь все. Подумай. Не делай резких движений».

Но Джозеф продолжал идти дальше. И потому мой вопрос ему: что двигало вами, что не давало остановиться?

Отец Джозеф: Моей первейшей мотивацией были мои дети. Мне было неважно, что случится с общиной, буду ли я снова священнослужителем, – я заботился о моих детях. И это до сих пор моя первейшая забота: я желаю им спасения, чтобы они знали Христа, шли за Ним и были в той Церкви, которую Он Сам основал.

Мои друзья убеждали меня: «Хорошо, ты можешь думать, что тебе угодно, изучать, что тебе хочется, но все-таки притормози». Один из моих друзей, он был миссионером в Мексике, сказал мне: «Послушай, это нормально, если ты погодишь пять или десять лет и обдумаешь все это как следует». И если бы я был холостяком или мои дети уже стали взрослыми, я был бы согласен с ним. Но когда я смотрел на своих детей – у меня семеро детей, и им было тогда от двух до девяти, – я понимал: у меня нет десяти лет, чтобы все обдумать.

Если бы я ждал десять лет и обдумывал, то большая часть моих детей за это время повзрослели бы и мое влияние на них стало бы ограниченным.

Так моя любовь к детям двигала меня делать все – молиться, читать, часами штудировать книги, – лишь бы найти истину. Потому что, где бы ни была истина – в Православии, католичестве, протестантизме, где угодно, в какой угодно форме, но истина – это знать Христа, и я хотел, чтобы мои дети росли с этим, – в то время меня только это заботило.

Марк Брэдшоу: Исполнившись такой решимости, Джозеф двигался дальше. Он осознал, что sola scriptura – несостоятельный принцип, и уже не мог быть протестантом. Это перестало быть актуальным. Перед ним был выбор: римокатолицизм или Восточное Православие. Я немного знаком с его перепиской тех лет и потому знаю, что он склонялся к католицизму и все больше подходил к мысли стать католиком. Да, там было много такого, что восхищало: богатая история, апостольская преемственность, епископское управление, почитание святых, крещение детей.

Но было и то, что никак не радовало. Причащение детей стало делом давно минувших дней: современные католики не практиковали его. Но намного более важным – основным учением, которое и отделило Католическую церковь от Восточной Православной Церкви, – было папство, Римский понтифик.

И это действительно явилось решающим моментом в выборе между католицизмом и Православием. Если человек решает для себя, что католическая идея роли епископа Рима в жизни Церкви – истинна, то на все остальные вопросы находятся ответы. Если же нет, то они решаются в совершенно другой плоскости.

Отец Джозеф: Да, я прочел почти всех апологетов католицизма и еще множество апологий Православия, но решающим моментом стало чтение книги Майкла Уелтона «Папы и патриархи». Она мне открыла глаза, поскольку одним из общих для Православия и католицизма постулатов является признание семи Вселенских Соборов. И что мне особенно понравилось в этой книге, так это то, как чрезвычайно пристально рассматривается папа Римский через призму Вселенских Соборов. И он определенно видится как фигура, наделенная большой властью. Даже я бы сказал: как первый среди равных. И как мы знаем, участники Халкидонского Собора, прочитав послание папы Льва, буквально восклицали: «Святой Павел говорил устами папы Льва!» Да, он, безусловно, почитался и в то же время, вне сомнения, не считался епископом всех епископов. Он не рассматривался как персона, обладающая вселенской юрисдикцией.

Вот примеры: папа не был даже приглашен на II Вселенский Собор, и на Халкидонском Соборе, прежде чем принять его томос, отцы некоторое время рассматривали его на предмет возможной ереси. А что сейчас? Вы можете представить, что, например, папа Бенедикт приносит свой томос на «Третий Ватиканский собор» и все участники неделями изучают его на предмет соответствия католическому учению? Да такое трудно даже помыслить!

Далее. Вспомним V Вселенский Собор – второй собор в Константинополе. В этот период папа Вигилий был очень настойчив в определенных воззрениях, и епископы V Вселенского Собора отлучили от общения папу. Не думаю, что такое возможно, если следовать современному богословию Римской католической церкви.

Так что было чрезвычайно полезно читать эту книгу, обращаться к Соборам и истории папства и приходить к пониманию, что Церковь I тысячелетия не придерживалась мнения, будто епископ Рима имеет высшее место, и что он не имел такого авторитета, как принято в современной Католической церкви.

В общем, я прочитал эту книгу. И она стала для меня последним переломным моментом, подвигнувшим меня к Православной Церкви, а не к Католической. Так завершилось мое грандиозное путешествие. Я прошел через протестантские деноминации: некоторое время был в Церкви Библии, посещал Вестминстерскую семинарию; какое-то время учился в Англиканской семинарии; меня рукоположили в англиканского священника. Но в конце концов я осознал, что должен сделать еще один шаг и присоединиться к древней Церкви. И после месяцев исследований, тысяч прочитанных страниц, молитв, я пришел к убеждению: древняя Церковь – это не Римская, а Православная Церковь.

На этом этапе моего пути стало очевидным, что мне пора посетить православный храм.

Знаете, мне кажется, это был весьма необычный путь. Я бы не пожелал кому-нибудь еще пройти подобной дорогой, особенно сейчас, когда я имею возможность участвовать в Литургии. А у меня не было никакого понятия о величии Литургии в то время. Я знал, что ищу древнюю Церковь, и я нашел ее в книгах, я читал, читал, читал… Так сложилось, что в пору моего взросления рядом не оказалось ни одного православного храма. И когда наконец я нашел Православную Церковь через книги, выяснилось, что ближайший православный храм в часе и пятнадцати минутах езды от маленького городка в 1100 жителей, в котором я тогда жил. Я не встречался с Православием на протяжении многих лет, а когда заинтересовался им, оказалось, что мне надо проделать к нему приличный путь. А тогда для меня было не так просто ездить по храмам, я ведь был пастором, готовился к проповедям по воскресеньям, и нам – мне и общине – еще предстояло достичь определенного доверия по этому вопросу, чтобы я смог себе позволить сказать моим пасомым: «Знаете, в следующее воскресенье я не буду говорить проповедь. Нам всем предстоит часовая поездка в православный храм».

Марк Брэдшоу: Тут мне хотелось бы вернуться немного назад, потому что есть еще кое-кто, о ком мы не упомянули. Процесс обращения в Православие нелегок и для одинокого человека, а Джозеф не одинок, у него семья – жена и дети, и его супруга тоже оказалась в этом странствии. Когда вы связаны узами брака с человеком, мир которого переворачивается, то ваш мир переворачивается тоже. Джозеф, а как ваша жена реагировала на все это?

Отец Джозеф: Да, это были несколько таких бурных месяцев, в течение которых я, прежде крепкий, стойкий кальвинистский протестант, а затем протестант-англиканин, оказался неуверенным в правильности своего пути, осознал, что истина – либо в католичестве, либо в Православии, и наконец стал православным христианином. Все это время моя супруга Эми очень переживала, ведь мы долго жили в уверенности, что если отвергнуть sola scriptura, если отвергнуть оправдание только верой и еще несколько таких захватывающих протестантских фраз, то будет предана вера и подпадешь под анафему. Мы были членами ряда конгрегаций, которые считали, что все католики хорошо маскируют свои рога. А что православные прячут, мы вообще не представляли, так как даже не знали о том, что они существуют. Моя жена из-за всего этого сильно переживала, да и я, откровенно говоря, тоже.

Однажды я даже попросил ее позвонить нашему бывшему пастору из Техаса, баптисту кальвинисту, чтобы просто посоветоваться с ним. Я сказал тогда ей: «Я совершенно серьезно считаю, что делаю правильный выбор. Я от всей души надеюсь, что этот выбор верен, но, если я не прав, я не хочу тащить тебя в ад».

Так что я просил ее позвонить и выслушать мнение третьей стороны. Поговорить с нашим старым пастором и обсудить с ним положение вещей, выслушать, что он скажет. И еще я очень четко обозначил, что не стремлюсь ее обратить в католичество или Православие – куда бы я ни пошел; я не хотел, чтобы она пошла просто потому, что я туда иду. Я ей сказал, чтобы она прочла те книги, что я прочел, обдумала многие важные вопросы, над которыми я думал, задала бы свои собственные вопросы, провела свой собственный поиск, поскольку я понимал, что это действительно очень важно.

Это не так: «Хорошо, мы кем будем – назарянами или уэслианами?» И даже не так: «Мы кем будем – баптистами, пресвитерианами или англиканами?» Это было бы как перейти из одной команды в другую. Мы же были протестантами всю нашу жизнь, а теперь мы говорим: «Да, Писание богодухновенно, но и церковное Предание тоже. Да, мы верим, что должны молиться Богу, но надо и святых просить молиться за нас».

Так что это было великое дело. Я понял это, и, несмотря на то, что причинил всем столько неудобств тем, с какой скоростью поглощал книги, задавал вопросы и ставил все под сомнение, я, тем не менее, старался оставить всем достаточно свободы, чтобы пройти своей стезей. Да, я тянул всех, подталкивал и призывал. Я ушел вперед, и я тянул за собой по своим следам. Но я в то же время говорил: «Не делайте ничего только из-за того, что это сделал я». Эми могла прочитать эти книги. Могла задавать вопросы. Подумать обо всем. И она пришла к позиции, сходной с моей, весьма быстро. Я бы сказал, что она не слишком от меня отставала.

Для членов нашей общины путь был несколько более длинным. Например, для моего кузена Джереми и его жены. Мне нравится, как он рассказывает свою историю. И вот что случилось немного ранее нашего перехода в Православие. Тогда мы рассматривали различные доктрины. Мы исследовали канон Писания и некоторые другие вещи, которые, как я вижу в ретроспективе, по Промыслу Божию привели нас к Православию. Но тогда я этого не понимал. И вот, как я узнал потом, однажды Джереми и его жена Криста сидели и обсуждали дела общины: что они из одного конца страны переехали в другой, чтобы помочь организации церковной жизни, а теперь обсуждают разные доктрины, которые мы изучали, и разные книги Библии, которые мы рассматривали, и что как много изменилось с тех пор, когда они были пресвитерианами, а до этого назарянами. И Криста сказала: «По крайней мере мы никогда не будем молиться Деве Марии». А Джереми ответил: «Никогда не говори: “Никогда”». Она сделала большие глаза, посмотрела на него и воскликнула: «Что ты имеешь в виду?!» И он проговорил: «Речь не о том, что я хочу молиться Марии. Я не хочу. Но о многом из того, что мы делаем сейчас, а именно: о крещении детей, причащении детей, церковных облачениях, свечах… о многом, что мы используем сейчас, у нас бы прежде и мысли не было. Так что если Бог нас так ведет, то пусть и будет, что Ему угодно».

Сейчас это кажется забавным, потому что мы теперь православные и у всех есть иконы Богородицы дома.

С другими людьми нашей церкви я был предельно честен. «Проповедуя с кафедры, я буду говорить о том, что считаю истиной. Но это не значит, что только потому, что я говорю с кафедры, вы должны быть согласны со мной».

Я вдохновлял их самих читать. Я вдохновлял их спрашивать кого угодно и что угодно, и если они увидят и почувствуют, что я в чем-то неправ, я приглашал обсуждать это со мной. И меня не печалили их возражения, не печалили дискуссии. Я приветствовал их, потому что, по правде говоря, сам был в состоянии движения в то время и, вероятно, был в чем-то неправ, и мне хотелось, чтобы они меня поправили. Думаю, это было полезно. Они знали, что я не требовал единодушия от них и слов: «Да, сэр».

Все происходило в довольно быстром темпе, что причиняло и неудобства. Но я дал достаточно возможностей задавать вопросы, самим исследовать, не соглашаться со мной, оспаривать разные вещи. И хотя много раз не все получалось гладко, я очень благодарен Богу за то, что именно в нашей общине все остались с нами. Никто не ушел.

Это был долгий путь… И вот наступил момент, когда стало очевидным: я должен посетить православный храм.

Это было чудесно. Я помню нашу первую Божественную Литургию. Это был приход Покрова Божией Матери в Роялтоне, Иллинойс. Храм принадлежит к Православной Церкви в Америке, и тогда там служил отец Ник Финли. Я сразу полюбил эту службу, хотя в то же время был и смущен, в замешательстве. Я не знал, что именно происходит, но мне понравилось все, что там было. Когда служба закончилась, отец Ник спросил меня: «Так что вы думаете?» – и я сказал: «Выглядит так, будто это служба из книги Откровения». Так я и сейчас говорю людям.

Когда приходишь на службу – восточного обряда, западного, в Православную Церковь в Америке, в Антиохийскую, Греческую – в любую Православную Церковь, ты смотришь и видишь облачения, слышишь пение, псалмы, видишь каждение, чтение молитв, чувствуешь Божественное присутствие среди верных – все так, как мы читаем в книге Откровения, и ты видишь, как служба совершается на Небесах.

Марк Брэдшоу: Немного прошло времени после того посещения православной Литургии, как небольшая англиканская община в городе Омаха, Иллинойс, решила присоединиться к Православию и стала приходом Антиохийской Православной Церкви.

63

Благочинный приходов Сулинского округа отслужил панихиду на могиле Анны Калоян http://shahteparh.ru/content/sulinskoe/ … y-kaloyan/ :

Благочинный приходов Сулинского округа протоиерей Василий Хадыкин отслужил панихиду на могиле мученицы Анны Калоян, в хуторе Верхнетокинском Шолоховского района Ростовской области. При совершении панихиды молился заместитель благочинного приходов Сулинского округа иерей Олег Лукьянчиков.

Анна Мразовна Калоян родилась в 1988 году в семье курдов-езидов. Осенью 2012 года приняла Православие и Таинство Крещения в Сретенском храме станицы Базковской Шолоховского района Ростовской области. Неоднократно подвергалась преследованиям и побоям со стороны своих родственников с требованием вернуться в зороастризм. В ночь на 4 января 2013 года девушка была замучена до смерти своими родителями, которые избивали ее арматурой и палками, требуя отречения от Христа, но Анна сохранила верность Христу до смерти.

64

Святый Никола, помоги!

65

Епископ Антиохийской Православной Церкви рассказал о чудесах на войне в Сирии http://www.pravoslavie.ru/99565.html :

Викарий Патриарха Антиохийского Иоанна X епископ Эрзурумский Кайс в интервью сайту Информационно-просветительского отдела Украинской православной Церкви Московского Патриархата, рассказал об особом проявлении Божественной помощи христианам на ужасной войне в Сирии.

— Люди часто свидетельствуют об особых чудесах. Так, примерно два года назад в церкви Святого Креста в Дамаске во время богослужения ракета пробила стену и остановилась у иконы святой Екатерины. Если б она взорвалась, то были бы тысячи погибших.

Еще один случай произошел в известном сирийском Сайднайском женском монастыре Рождества Пресвятой Богородицы. Там существует обычай в качестве обетного приношения жертвовать большие, в длину своего роста, свечи. Во время одного из богослужений некий человек принес такую свечу и попросил монахиню ее поставить. Когда он эту свечу отдал и уже спускался по ступеням храма, с ним случился сердечный приступ, он упал на месте. Монахини несколько раз пытались зажечь эту свечу, у них ничего не получалось (она потухала сама собой), и тут раздался крик о том, что человеку плохо. Все побежали к месту, где лежал, как позже оказалось, мусульманин, который принес свечу. Он заговорил с монахинями и сказал им: «Осторожно, в свечке, которую я принес, динамит», и умер на этом же месте, прямо на ступеньках при входе в монастырь. Перст Божий всегда с нами, мы это чувствуем, — заключил епископ Кайс.

66

Протоиерей Николай Балашов , Оксана Головко | 20 декабря 2016 г.  «Андрей Карлов звонил мне из бронепоезда Ким Чен Ира» http://www.pravmir.ru/andrey-karlov-zvo … -chen-ira/ :

Мое знакомство с Андреем Геннадьевичем Карловым началось, если не ошибаюсь, в 2002 году с его телефонного звонка. Андрей Геннадьевич был тогда послом России в Северной Корее и звонил мне по мобильному телефону из бронепоезда Ким Чен Ира, в котором он сопровождал северокорейского лидера в его поездке по России. В Хабаровске Ким Чен Ир неожиданно посетил православный храм, и в ходе последующей поездки высказал послу мысль о том, что и в Пхеньяне надо построить подобный.

Андрей Геннадьевич мне с большим интересом и определенным волнением в голосе рассказывал, насколько неожиданными для него оказались как посещение храма, так и последующая беседа в поезде, который продолжал свое движение на запад. Руководитель КНДР собрал своих помощников и сказал им: «Смотрите на русский пейзаж – как много церквей на пути нашего следования – это говорит о том, как важна Православная Церковь для России, ее истории и культуры. Если вы хотите научиться понимать Россию, вы должны понять, что такое Православная Церковь».

Потом он сказал послу: «Почему вы раньше не предложили мне построить православный храм в Пхеньяне?» Карлов ответил: «Это было бы вмешательство во внутренние дела страны». На что Ким Чен Ир возразил: «Посол, это было бы не вмешательство, а хороший совет».

Вот так началась история строительства храма Святой Троицы в столице одного из наиболее атеистических государств мира. Посол принимал в реализации этого проекта большое личное и неравнодушное участие. Летом 2006 года состоялось освящение храма, которое возглавил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, председатель Отдела внешних церковных связей, – нынешний Святейший Патриарх.

В новоосвященном храме состоялось рукоположение двух первых северокорейских православных священников. В этом же храме в те дни венчались Андрей Геннадьевич Карлов и его супруга Марина Михайловна. Я принимал участие в этом трогательном и волнующем событии. Венчание совершил митрополит Кирилл.

И в последующее время, пока Андрей Геннадьевич оставался послом в Пхеньяне, он проявлял трогательную заботу о храме, о его дальнейшем украшении и о том, чтобы на богослужениях присутствовали весьма немногочисленные в столице Северной Кореи православные верующие. Главным образом, это и были сам посол, сотрудники посольства, также он приглашал туда дипломатов из других православных стран, которые аккредитованы в Корейской Народной Демократической Республике, приводил туда делегации из России, которые посещали Пхеньян.

67

Скорая кулинарная помощь https://vk.com/public113621011?w=wall-113621011_34971 :

Свернутый текст

Галина Поскребышева делала нашу жизнь вкуснее...

Однажды в руках у меня неожиданно оказалась книга Галины Поскребышевой о домашних заготовках. Мои друзья так хвалили эту книгу, что я взяла и купила — можно сказать, от удивления. Рассказывали, как про Дюма, не меньше. Мне она тоже очень понравилась. Консервировать я не умею, но меня поразила художественная интонация автора. Я решила при случае с ней познакомиться. На следующий день я заглянула в книжный магазин «Москва». И услышала, что подходит к концу встреча с автором кулинарных бестселлеров Галиной Поскребышевой. Я подошла, представилась. Она посмотрела на меня и сказала: приезжайте завтра ко мне домой, а то я скоро улетаю в Америку. Неизвестно, по какой причине я отменила все дела, намеченные на завтра, и поехала к Галине Ивановне.
Приехала утром, а уехала поздно вечером. О чем говорили, не помню, помню только, что мы ели пельмени — неописуемые — и «шпроты», которые она на моих глазах приготовила из мойвы: молниеносно почистила гору крошечных рыбок, красиво уложила в форму, залила маслом и отправила в духовку.

С этого дня началась наша удивительная дружба, которая длилась 10 лет и закончилась с ее трагической смертью. А удивительной эта дружба была прежде всего потому, что я ни до, ни после не встречала людей, внутреннее пространство которых было так безгранично.

Ее отец был военным летчиком, семья кочевала за ним. После школы она поступила в московский медицинский институт, по окончании которого пошла работать в отделение скорой помощи знаменитого 4-го управления. В правительственной «скорой» она проработала до пенсии, то есть в ее трудовой книжке одна-единственная запись. Иногда она рассказывала о своих именитых пациентах и часто повторяла: я все наше правительство видела без штанов. И еще: не думай, счастливых среди них не было.

В 1978 году умерла жена ее родного брата: повредили пищевод во время гастроскопии. Без матери остались 6-летний Рома и 14-летний Андрей. Она оформила опеку, и с тех пор племянники жили в ее доме. Пока я об этом не узнала, я думала, что это ее дети. Роме она сумела продлить жизнь, потому что ему, еще очень молодому человеку, понадобилась трансплантация почки, а добиться этого было невозможно. Она добилась, но второй раз помочь ему не удалось. Однажды он вез меня домой — такой прозрачный, хрупкий человек — и сказал: «Галина Ивановна — заступница, вот так, если одним словом...»

* * *

Кулинарные книги она начала писать после того, как вышла на пенсию. Понятно, что она смолоду и всю жизнь до конца очень любила готовить. Но сказать так — это не сказать ничего. В кулинарии она была прежде всего врачом, то есть не уставала повторять, что еда должна быть здоровой и свежеприготовленной, и она лечила едой, то есть была диетологом экстракласса. Ни разу нам не удалось встретиться без того, чтобы к ней не приехал пациент или родители пациента, для которого она разрабатывала персональную диету и готовила лечебные отвары. То и дело звонил домофон, и она, не спрашивая кто, немедленно открывала. Я чуть не упала со стула, когда узнала, что все это она делает бесплатно.

Работая на «скорой помощи», она постоянно ходила на разные курсы: основы консервирования и виноделия при Тимирязевской академии, почвоведения — на биофаке МГУ и т.д. и т.п. Суточный график давал возможность учиться, и она училась. Она очень любила все живое — землю, растения, цветы — и очень рано поняла, какая в них есть целебная сила. Поэтому ей так хотелось соединить свои знания со своим виртуозным кулинарным искусством. Все началось с цукатов из лепестков роз, за которыми последовали цукаты из апельсиновых корок. Полезно и вкусно — не то что конфеты. Она укладывала их в коробочки и кормила домашних (муж, двое своих детей и двое племянников). Первый опыт превращения полезного в приятное прошел удачно.

Ее первая книжка, «Зеленый клад», вышла в 1991 году. Книжка была крошечная, но это было вроде победы на Олимпийских играх. Она подарила книгу дочери и написала, что сбылась мечта всей ее жизни и удалось издать книгу, которая поможет людям. Книгу заметили, и на автора стали охотиться издательства.

За 17 лет Галина Ивановна написала и издала более 30 кулинарных книг — то есть 2 книги в год.Причем у нее было правило, которого она ни разу не нарушила: рецепты в книгах никогда не повторялись. Каждая книга была новой и по содержанию, и по философии. Да, именно по философии. Ведь почему, собственно, она взялась за перо? Всю жизнь она изучала растения и историю пищевых продуктов. Соединив эти знания с многолетней медицинской практикой, она научилась выводить формулы полезных блюд. Нередко рецепты придумывались сами собой: посреди разговора она доставала из кармана блокнотик и что-то записывала, потом обсуждала новинку со специалистом — например, с директором Института лекарственных растений профессором Рабиновичем, которого очень любила — потом составляла энергетическую формулу; это было творчество в чистом виде. Она изучала кулинарные книги разных народов и часами могла рассказывать о каких-то диковинных продуктах и блюдах. Ей нравилось разбирать их и разгадывать сочетания продуктов и приправ. А сама больше всего на свете любила хлеб. Однажды она привезла из Германии диковинный каравай серого цвета с какими-то античными травами, и мы уплели его с маслом, запивая мятным чаем. В тот день она рассказывала мне историю хлеба, а я, балда, забыла дома диктофон.
Уникальной особенностью ее рецептов является их точность. Она никогда и ничего не делала на глаз. То есть делать-то делала, но это был ее глаз, а для читателей она все вымеряла до грамма. Именно это и поразило меня, когда я впервые приготовила по ее рецепту феноменальные морковные котлеты.

Однажды я приехала к ней с просьбой — об этом ниже, — и она тотчас стала накрывать на стол. Я очень любила наблюдать за ней в то время, когда она одной рукой доставала тарелки, а другой помешивала что-то на плите. В это же самое время что-нибудь находилось в духовке, а что-то остывало на балконе или на подоконнике. Она оглядывала поле битвы, как полководец, и, не глядя на часы, вдруг выключала плиту или накрывала кастрюлю крышкой.

Так вот, она усадила меня за стол на мое любимое место, в уголке, и положила на тарелку что-то оранжевое. Оказалось, что это морковные котлеты.

— Даже из любви к вам, — сказала я твердо, — ни за что на свете я не возьму в рот эту пакость.

Я рассказала ей историю о том, как мы с мамой однажды купили в кулинарии возле дома четыре морковных котлеты. Они были дешевые, а мама в очередной раз заложила в ломбард свои часы и обручальное кольцо. Подходило время выкупа, а денег не было. И мы решили сэкономить. Невозможно передать, какая это оказалась гадость. Мы метнули их в помойное ведро, и с тех пор у нас появилось такое ругательство: морковные котлеты. Галина Ивановна посмеялась и предложила: я пробую малюсенький, не опасный для жизни кусочек котлеты, а если мне не понравится, мы пойдем гулять. На ее языке прогулка означала бесцельно проведенное время, а этого она себе никогда не позволяла. Зато когда мне удавалось ее выманить, она рассказывала увлекательнейшие истории про фенхель, четверговую соль или яблочную горчицу... И я согласилась. Дело кончилось тем, что я съела шесть котлет, и мне стало плохо. Пока она меня спасала каким-то свирепым лиловым отваром, я попросила еще одну котлету, чтобы умереть счастливой. Этот рецепт ничуть не уступает сонетам Петрарки, потому что Галина Ивановна сочинила котлеты из моркови, кураги, сливок и кедровых орехов — словами ничего не передать. «Представляешь, — сказала она, когда я ожила, — с каким удовольствием будут есть эти котлеты в больницах». Наивная...
Она постоянно разрабатывала меню для детских садов, школ и больниц. Невозможно было понять, как она все успевает. Член Московской ассоциации кулинаров, член Российского терапевтического общества и Союза журналистов России, обладатель серебряной медали ВДНХ за уникальные авторские рецепты домашнего консервирования, автор кулинарных книг, которые сметали с прилавков, она двадцать лет — целую жизнь! — вела в прямом эфире передачу «Домашний очаг», то есть была телезвездой. Вот бы она посмеялась, прочитав эти слова: «телезвезда» было ее любимым ругательством...

Однажды ко мне обратилась женщина, сын которой попал в тюрьму по обвинению в двойном убийстве и был приговорен к 20 годам лишения свободы. Я прочитала все дело и согласилась: убийство, похоже, совершил кто-то другой, сын не виноват. Удалось добиться второго слушания дела, и молодой человек вышел на свободу. Невозможно передать, каких усилий это стоило его матери. И незадолго до освобождения выяснилось, что у нее рак. На последние заседания суда она ездила после сеансов химиотерапии. Она отчаянно боролась за жизнь, но ей становилось все хуже. И я отвезла ее к Галине Ивановне, которая приняла историю этой женщины как личную беду. Не знаю, почему так запомнился этот день. Наверное, потому, что было очень страшно. Они ушли в комнату и пробыли там около получаса. До этого я никогда не видела Галину Ивановну со стетоскопом. Когда они вышли, она дала ей настойку, подробно расписала схему питания и все время гладила ее по руке. Женщина улыбалась и даже захотела поехать в кафе. Вечером Галина Ивановна сказала мне по телефону: «Оля, время упущено, помочь невозможно. Наверное, это было ее последнее кафе, месяца через три она умрет».

И через три месяца она умерла. Меня пора­зила точность предсказания. У Галины Ивановна была феноменальная интуиция, усовершенствованная, как драгоценный музыкальный инструмент, постоянно пополнявшимися знаниями. Ко мне часто обращались за помощью люди, которым отказали в лечении. Я советовала им обратиться к Поскребышевой, и годы спустя я получала потрясающие письма: люди рассказывали о жизни, которая продолжается вопреки приговору врачей. А еще приходили письма от родителей тех, кто умер, — с благодарностью за то, как Галина Ивановна до последнего дня помогала им бороться за жизнь.

Однажды мне понадобилось такси, и она сказала: подожди, сейчас приедет хороший человек. Оказалось, что недавно она остановила на улице машину, по дороге разговорилась с водителем и обнаружила у него признаки запущенной болезни сердца и диабета. Она сказала ему, что поможет вылечиться, дала свой телефон, и он, понятно, охотно принял это предложение. Тем более что она, как всегда, расписала ему лечение, питание, дала травы, настойки и, как всегда, не взяла денег. Рассказал мне об этом он сам. Она вызывала его, когда ей нужно было куда-нибудь ехать, и всегда платила деньги. А потом ей понадобилось ехать в аэропорт, и он не приехал. Выяснилось, что запил. Галина Ивановна еще долго старалась ему помочь, пока он не приехал ночью пьяный и не попросил денег на водку.

Осталось загадкой, почему она никогда никому не отказывала в помощи. У нее было такое присловье: а вдруг надо... Причем распространялось это не только на больных, настоящих и мнимых, но и на паразитов, которые постоянно являлись откуда ни возьмись с какими-нибудь завиральными проектами. Несколько лет ей морочили голову два дяденьки, которым во времена перестройки удалось урвать за копейки великолепный подмосковный санаторий. У Галины Ивановны была сокровенная мечта: наладить производство качественных полуфабрикатов, из которых любая хозяйка сможет быстро приготовить добрый обед. Она придумала обогащать овощные и фруктовые заготовки не водой, а натуральными соками огурцов, кабачков и тыквы. Дяденьки таскались к ней как на работу. Она отдала им множество своих наработок, рецептов, и вскоре они исчезли. Все, кто знал об этом, ругали ее на чем свет стоит, а она отвечала: пускай, а вдруг кому-нибудь пригодится. У нее постоянно воровали рецепты — я то и дело обнаруживала их в новых кулинарных книгах неизвестных авторов. Я уговаривала ее подать в суд на воришек. Она неизменно отвечала: не жалко, придумаю новые.

Многие ей завидовали: еще бы, титулованный кулинар. На книжных ярмарках к ней выстраивались очереди за автографом, не было отбоя от телевидения и издателей. Думали, что она богатая и везучая. А она пережила много горя: первый ребенок, Сережа Колесниченко, родился тяжело больным. Отец ребенка тут же ее бросил. Сережа умер семи месяцев от роду. Сама она перенесла страшную болезнь и стала инвалидом — просто никто об этом не знал, потому что она никогда не жаловалась.После ее смерти дочь нашла на заветной полке одну книгу и письмо с последними просьбами — кому надо помочь, когда ее не будет на свете. А еще молитвослов, в котором был огромный список тех, за кого она молилась.

Галина Ивановна Поскребышева считала, что истинная вера в Бога состоит в милости. Бог, в которого она верила, был терпелив и добр. Она умерла утром 1 апреля 2008 года. А спустя четыре года Российское диабетическое общество вручило ее дочери золотой значок за уникальные рецепты для больных диабетом.
+++++
Елизавета Глинка была дочерью этой удивительной женщины, Галины Ивановны Поскребышевой. И вся жизнь Лизы видится мне сквозь это волшебное стекло.
О.Б.

https://pp.vk.me/c837324/v837324252/1a615/kJvFz44FMD0.jpg
                          Галина Ивановна Поскребышева

https://pp.vk.me/c837324/v837324252/1a61c/OF28TIAlop4.jpg
                          дочь Галины Ивановны, Елизавеета Петроовна Глинка

68

Все будет больше, чем хорошо http://foma.ru/vse-budet-bolshe-chem-horosho.html

Свернутый текст

Священник Андрей Авраменко, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в селе Перхушково, Одинцовского района, Московской области

Довольно долгое время у нас на приходе жил один уникальный человек. К сожалению или к счастью, сам он о своей уникальности даже не подозревал. Звали его Георгий Павлович Смолин. Мы же называли его просто Юрик или Жоржик.

Отец Юрика, Павел Христофорович Смолин, служил полковником МВД, и, скорее всего, участвовал в организации гонений во время сталинских репрессий, а мать, Валентина Александровна, была ярой сторонницей политики партии. Жизнь этой семьи складывалась не слишком счастливо. Их первая дочь Татьяна погибла в трехлетнем возрасте — обварилась кипятком в ванной. В сорок лет Валентина Александровна родила сына, Георгия, которому вскоре после рождения поставили печальный диагноз — синдром Дауна.

Двадцать лет назад прихожанку нашего храма Надежду благословили помогать семье Смолиных — Юрику и его уже очень пожилой матери, которую разбил паралич. К тому времени Валентина Александровна, разуверившись в своих прежних взглядах, приняла вместе с сыном святое крещение. Около двух лет Надежда добросовестно ухаживала за ними обоими. Юрику тогда исполнилось 55 лет — уже немалый возраст для человека с его болезнью. Он давно «сидел» на сильнодействующих психотропных лекарствах, без которых с ним было совершенно невозможно справиться — начинались агрессивные приступы, он окончательно сходил с ума. Мы вместе с Надеждой теряли голову, думая о том, как быть с несчастным Юриком. Было решено, что каждую неделю женщина будет возить своего подопечного на причастие. И… случилось чудо! Болезнь стала потихоньку отступать. Совершенно отпала потребность в лекарствах, лишь изредка приходилось применять валерьянку или пустырник.

http://foma.ru/wp-content/uploads/2016/02/Smolin-Georgiy-700x990.jpg
                                                             Смолин Георгий. Фото из архива автора

В 1998 году отошла ко Господу Валентина Александровна. А сын ее через какое-то время оказался у нас на приходе. Здесь он уже причащался за каждой литургией. И чудеса продолжились. Разум Юрика восстановился настолько, что он смог исповедоваться. Начал выучивать наизусть короткие молитвы, каждый день читал акафисты. Чтобы чем-то занять его, ему поручили переписывать труды святителя Тихона Задонского, что он с удовольствием выполнял. Со временем многие люди поняли силу его детской молитвы и просили при случае помолиться за них. Очень трогательно наш молитвенник всех утешал: «Всё будет очень хорошо. Всё будет больше, чем хорошо».

Случалось с Юриком и множество забавных ситуаций. У него была прекрасная память и несомненный актерский талант. Он мог, никого не стесняясь, начать читать стихи какой-нибудь женщине, иногда даже на немецком языке, который успел поучить в школе. С глубоким чувством и довольно неплохо Жоржик исполнял известные песни. В общем, можно сказать, что наш Жоржик был настоящим «приходским блаженным». Даже его неказистая внешность становилась все более благообразной. Незнакомые люди принимали его за священника или старца.

Юрик прожил на нашем приходе около восьми лет. На семьдесят первом году жизни Георгий Павлович Смолин мирно почил. Умер он легко, во сне. Продолжительность его жизни это еще одно чудо — люди с таким заболеванием живут не больше 40–45 лет. Но то, что на наших глазах произошло с Юриком — его чудесное преображение — несомненно, стоит выше любого рекорда.

69

Спасибо, Оленька!
прям вообще - чудо на чуде )))))) Неисповедимы пути Господни...

70

:)

71

Петр Давыдов. Три маленькие победы. Зарисовки из прозоровской трапезной http://www.pravoslavie.ru/103486.html :

Подлинная красота

Отец Анатолий обвел взглядом трапезную. На полках – экспонаты для будущего музея: старые приемники, гармони, аккордеоны, фотоаппараты… Есть даже видавшая виды каска вермахта. Вздохнул:

– Такая история. Сами прекрасно знаете, что нам, священникам, часто выпадают просто удивительные иногда встречи. Наверное, чаще, чем другим. Так вот, хочу рассказать о двух таких встречах – как раз в тему праздника. Однажды был в Белгороде, там говорили о том о сем с одной пожилой женщиной, бабушкой уже, но очень такой, как бы сказать, крепкой, статной, красивой. Разговор ведет спокойно, достойно, а правую руку, я заметил, прячет. Даже когда крестится, не хочет, чтобы ее было видно. Присмотрелся, изловчился: рука изуродована. Пристал все-таки с расспросами, деликатно попытался. Знаете, что узнал? Оказывается, в их селе во время войны стояли немцы. Людей стали угонять в Германию – кого на работы, кого – в дома солдатских утех. Так что сделали, как эта женщина мне рассказала, все девушки из их села: растопили баню, раскалили докрасна печь, выстроились в очередь и по одной подходили к печи, уродовали себя специально. Кто руку прикладывал, кто лицо – увечных немцы не брали. Мясом воняло страшно, а девушки идут – уродуют себя, чтобы честь сохранить. Как думаете, это победа над врагом? Из таких побед общая и сложилась, я считаю. И это подлинная красота, не звяканье побрякушками.

72

Ионина Надежда. 100 великих узников. Меншиковы в Берёзове https://info.wikireading.ru/19262

Свернутый текст

... Городок Березов располагался на берегу реки Сосвы, недалеко от места впадения ее в Обь. Его построили во времена правления царя Федора Иоанновича для упрочения русского владычества над покоренными остяками. При основании своем город был обнесен рвом, валом и деревянной стеной с башнями. Отдаленность и пустынность с самого начала сделали Березов местом ссылки важных государственных преступников. Но не только удаленность служила наказанием для ссылаемых в этот край людей, местный климат тоже увеличивал их страдания. Летом, при жаре в 27°, над городом поднимались болотные испарения и воздух становился невыносимо душным; зимой морозы достигали 45°, земля целых восемь месяцев была покрыта снегом, холод захватывал дыхание и мгновенно превращал выдыхаемый пар в иней…

В эти места и привезли А. Д. Меншикова с детьми, поместив их в острог, построенный в 1724 году. Это было длинное деревянное здание с узкими закругленными окнами, разделенное на четыре комнаты: одну занял князь с 13-летним сыном, другую — его дочери, третью — прислуга, а в четвертой хранились съестные припасы. Княгини Дарьи Михайловны уже не было в живых: бедная женщина, ослепшая от слез и горя, уже из Раненбурга выехала больная. Езда на телеге, скудная арестантская пища, отсутствие медицинской помощи ускорили ее смерть, и в середине мая, в 12 верстах от Казани, она умерла в крестьянской избе на руках своего семейства.

Еще до приезда ссыльных разнеслись слухи о прибытии любимца Петра I, и многие заранее радовались, что увидят в оковах человека, который еще так недавно заставлял трепетать всю Россию. Лишь только он въехал в Березов, два боярина, отправленные в ссылку в его правление, вышли навстречу и провожали все семейство бранными словами. Ничуть не оскорбившись, князь сказал одному из них:

Твои упреки и твои поносительные слова справедливы. Я заслужил, удовлетвори себя, насыть себя хоть сим, потому что ты не можешь более мстить человеку в моем состоянии. Я тобою пожертвовал политическому моему миру для того, что твои добродетели и твоя непреклонность от истины затмевали меня или кидали такую черную тень на меня, что я лишался всего блеску своего.

Несчастье свое светлейший князь сносил с большой твердостью. Никто никогда не слышал, чтобы он роптал на судьбу; ежедневно внушал он детям своим, что воле Божьей и воле государевой следует свято повиноваться. Но иногда и он не мог скрыть ужаса, какому подверг невинных детей своих, и тогда он рыдал, терзая себя до исступления. Однако дети своими ласками и ангельскими поцелуями возвращали отцу твердость духа.

Еще в Тобольске ссыльный князь купил пилы разной величины, топоры, гвозди и орудия труда, нужные для земледелия. Не забыл приобрести невод и удочки, запасся разными злаковыми семенами. Когда все закупки были сделаны, остаток из отпущенных ему 500 рублей просил отдать бедным. В Березове все черные работы они исполняли сами: княжна Мария взяла на себя кухонные заботы, княжна Александра стирала белье. Через какое-то время после прибытия бедным ссыльным привели быка, четырех коров, коз, баранов и множество домашней птицы. А. Д. Меншиков так никогда и не узнал, кто оказал им такое благодеяние.

На свои деньги князь выстроил домик и маленькую церковь: сам работал вместе с плотниками, копал землю, рубил бревна и устраивал внутреннее убранство часовни. Жителей Березова А. Д. Меншиков поразил своей набожностью и смирением, а также простотой в обращении. Каждый день с детьми он ходил в церковь, а сам вставал для молитвы еще и ночью; он принял на себя должность дьячка, пел на клиросе, звонил в колокола, говорил прихожанам назидательные поучения. Летом, если выходил из острога ранее начала богослужения, А. Д. Меншиков садился на берегу реки и разговаривал с березовцами о „тщете мира сего и о подвигах святых мучеников“. Дома заставлял детей читать священные книги или рассказывал им „любопытные происшествия“ своей жизни, которые они записывали. Этот человек, прежде надменный и неприступный, пышностью своей равнявшийся коронованным особам, стал философом, благословлявшим все удары судьбы и беспрестанно повторял: „Благо мне, Господи, что смирил мя еси!“

Но не прошло и полгода после их прибытия в Березов, как княжна Марья заболела оспой, от которой вскоре и скончалась. Не успел А. Д. Меншиков прийти в себя от горя, как судьба приготовила ему новое испытание: молодой князь Александр и княжна Александра тоже заболели оспой, но, к великой радости отца, в скором времени поправились. Осенью 1729 года сам А. Д. Меншиков заболел лихорадкой, которая тем более усилилась, что свою болезнь он скрывал от детей. Наконец силы его настолько истощились, что он слег, и, чувствуя приближение кончины, сказал своим детям:

Настал последний час моей жизни. Смерть не страшна для меня. А я с тех пор, как в ссылке, ежедневно ждал ее с равнодушием. Но я должен дать ответ в делах своих перед Создателем, который и милосерд, и правосуден. Здесь, любезные дети мои, в удалении познал я, что есть закон и что есть разум, которые не сопровождали меня во дни благоденствия моего. Здесь умираю я, уверенный в беспредельном милосердии и правосудии Божьем… До сего, дети мои, ваши сердца непорочны, не развращены; вы здесь, в пустыне и неизвестности, можете лучше сохранить невинность вашу, чем при дворе. Ежели вы будете возвращены, то пример мой в сей ужасной пустыне да, послужит руководителем вашим в свете. ...

73

Стою я в храме...

Толстый, тонкий, средний...

     Чего только не приходило в мою бедную голову на службе... Монастырь. Храм святителя Николая Чудотворца. Вечерня. Монахи читают канон - один у левого клироса, другой у правого. Один толстый, другой тонкий. "Ну, вот", - полезло в мою голову, - "хорошо тонкому....он подвизается! А толстый много ест...Мда...". Запели "Ныне отпущаеши", и я вспомнила о себе, про монахов забыла: "Прости, Господи!", но следом вспомнила об Израиле: "И славу людей Твоих Израиля...". "Ну, вот, Христа нашего поиздевали, осмеяли и распяли, Учеников Его ненавидели, Революцию на Руси замутили... И им же - слава...Мда...". Короче, одни вопросы и недоумения. Прихожу домой, открываю Толкование блаж. Феофилакта Болг. на сей день, читаю.... мда... И иудеям, и евреям, и русичам, и болгарам и всем людЯм ОСТАВЛЕНО по Евангельскому слову, по словам Пророков...ПОКАЯНИЕ, ибо все согрешили, и все нуждаются в Милости Божией. ЭТО хорошо.
    Прошло время, попадаю в больницу. На соседней кровати женщина очень полная, страдает ногами, почками, сердцем, сосудами... Жалко её, страх! И тут Ангел мой, от Господа на сохранение данный, посылает мне от Духа Свята мысль: "Видать, и тот монах... не от еды толстый...". "Прости меня, Христе Боже наш... Исповедаю тебе грех мой мысли осуждающей, грех нерассуждения и невнимания. Исцели нас, немощны бо мы есть...".
    А вот с евреями до сих пор не ясно... Апостол Павел к РИМЛЯНАМ ПИСАЛ, что его родноплеменники усе
спасутся, ибо Бог царю Своему возлюбленному Давиду клятвенно это обещал. Про корень говорил... Ладно, пусть спасаются, как хотят... Мои мысли - не Бога Мысли. Кто я есть? Мне оставлено покаяние, я верую, что Иисус Христос Распятый и Воскресший в Третий день по Писанию - есть Воплотившийся Бог, Сын Божий.  Но тогда, Господи, и мой народ спасай, мне тоже его жалко!
    И представилась мне, грешной бабе, Река Огненная, а вдоль её мы, все люди земли стоим... Страшно мне стало за людей, за себя, за детей моих, за детей чужих... И я твёрдо поняла, что Спасение в Жизнь Вечную - Великое Дело Бога Святой Троицы, а Он Любящий, Он знает, КАК Ему Судит мир.. Да будет Воля Твоя. А нам бы, мои дорогие, от Христа и Его Заповеди не отстать... Господи, помилуй...

74

Думала, выкладывать ролик или нет. Смутило то, что в его начале пишут, что спасенная Богородицей девушка "сидела на кресле вертолета спокойная и без малейшего ушиба", хотя в других источниках указано, что травмы у девушки были, да и по видео видно ортопедическое приспособление. Возможно, имелось ввиду, что спасатели не увидели явных повреждений. Или просто неточность.

Отредактировано Ольга79 (2017-07-26 00:17:04)

75

Лолита Наранович. Верить изо всех сил! Рецепты счастья Ксении Рябовой http://www.pravoslavie.ru/105775.html :

http://s1.uploads.ru/JDZm9.jpg

... И вот мы едем! Городские пейзажи за окном сменяются деревенскими полями и покосившимися деревянными домиками. Мы молчим, только периодически на поворотах Ксения подтверждает мне, что мы на верном пути. В зеркале заднего вида я вижу, как она улыбается счастливой умиротворенной улыбкой, предвкушая, видимо, свою встречу с лошадьми.

А я почему-то думаю про Костю. Вспоминаю, как Ксения писала, как впервые увидела его и подумала, что это рыцарь из Средневековья.

Вот ведь и правда, рыцарь. Наверное, у всех у нас есть определенный набор требований к своему идеальному партнеру. Помните, как у Пугачевой: «Чтоб не пил, не курил и цветы всегда дарил…».

А с возрастом этот список, по-моему, только растет, а ведь за всеми этими стереотипами мы как-то забываем о главном – «Я обещаю любить тебя и в болезни, и здравии, и в печали, и радости, и в бедности, и в богатстве».

В погоне за внешними качествами мы часто забываем о внутреннем. Готов ли тот, кто внешне красив, хорошо и модно одет, от всего сердца дать такой вот обет? Готовы ли мы сами быть такими и нести с радостью скорби друг друга?

Позднее я узнала, что Костя полностью обслуживает Ксению, то есть в прямом смысле кормит, поит и моет.

Как-то уже потом Костя рассказал мне, как полюбил Ксению.

«Вот знаешь, я понял, что могу пообещать Самому Богу, что всегда буду о ней заботиться. Поэтому мы и венчались. Ведь что такое штамп в паспорте? Формальное обязательство, которое ты даешь государству. А вот венчание – это обязательство, которое ты даешь Богу. И я знал, что хочу и могу Ему дать это обещание». ...

76

Сергей Галицкий. Молитва командира. Рассказывает офицер Н. http://www.pravoslavie.ru/107093.html

77

78

На земле мы только учимся жить — прот. Валентин Бирюков. Непридуманные рассказы https://azbyka.ru/fiction/na-zemle-my-t … msya-zhit/

Свернутый текст

ПОСЛЕДНЯЯ СОЛОМИНКА

Бывает, Господь дарует особую милость людям, когда они находятся, как говорится, на краю пропасти. Например, когда в последней стадии рака выписывают их из больницы умирать, или заболеют иной неизлечимой болезнью. Тогда за соломинку хватаются — идут в Церковь, так как больше ничего не помогает. Я сам много раз был свидетелем тому, как такие люди, исповедовавшись, причастившись, пособоровавшись, начав читать молитвы (то есть, совершенно изменив прежнюю безбожную жизнь), становились совершенно здоровыми. *** Это случилось в Бердске в 1987 году. Пришла в храм Молодая женщина: — Батюшка, мамочку выписали из онкологической больницы, чтобы ей умереть дома. Никакие лекарства уже Не помогают. Надежды никакой нет. Мама просит исповедовать ее, пособоровать — приготовить к смерти. Пришли к этой женщине — она уже с постели не встает. Три подушки под спиной — лежит вся опухшая, синяя, Уже трупный запах появился. Еле разговаривает. Я ее исповедовал, пособоровал, причастил. Спрашиваю: — Молитвы знаешь? — Знаю три молитвы, — отвечает она. — Читай молитвы, — говорю больной, — о завтрашнем дне не думай, ни о ком и ни о чем не думай — о тебе родные позаботятся, а ты только читай молитвы непрестанно. Можешь хотя бы раз в день перекреститься — и того достаточно. И Господь тебя, если будет на то Его святая воля, исцелит. А снохе и дочке наказал: — Вы ее не беспокойте, все нужное для ухода делайте тихо, незаметно, вопросов ей не задавайте. Пусть только молится без всяких помех… Через два месяца приходят дочь и сноха этой женщины: я их не узнал сначала — вижу, что лица знакомые, а не вспомню, где их видел. — Батюшка, помните, вы у нас были?! — сказали они и заплакали. Тогда я их вспомнил — по голосам. Подумал: что-то случилось. — Случилось чудо, — говорит дочка, — мама исполнила все, что вы ей сказали, — читала молитвы непрестанно. Теперь она поправилась и послала поблагодарить вас. Я говорю: — Не меня надо благодарить, а Бога. Действительно, только Господь мог совершить то, что произошло с этой женщиной. Она была на учете в онкологической больнице, каждый день приезжали к ней делать обезболивающие уколы. Смотрят — опухоль спала, трупный запах исчез, больная стала поправляться: начала кушать, разговаривать, ходить. В больнице взяли анализ — никакого рака не обнаружили. Удивились: — Быть такого не может! Чем вы лечились? Женщина рассказала, что призывала батюшку, исповедовалась, причастилась, стала молитвы читать — вот и начала поправляться. — Сейчас мама уже молится стоя, — поделились радостью ее дочь и сноха, — купила лампадку, у нас в доме теперь иконы висят. Вот вам факт: как действуют исповедь, причастие и молитва. Не сами по себе, конечно, а по вере нашей, по воле Господа. Но какое же удивительное лекарство дал нам Господь! ...

79

Священник Стивен Паули. Заключенные, достигшие рая. Рассказ о том, как 300 американских зеков приняли Православие, а пятеро из них стали монахами http://www.pravoslavie.ru/108329.html

80

Огромное спасибо, Оля!

Не всё понял, честно.
Как можно стать монахом в тюрьме?
Много странного.
Но это в высшей степени Божье Служение.
Не могу представить и десяти процентов, чтобы такое было в наших тюрьмах.
У нас гнобить, самое главное. До сих пор двухэтажные нары и  нужник в камере. На виду. Не могу спокойно обсуждать. У нас зек-недочеловек. Потому, чтобы выжить эти люди выработали свои законы. Особенно преуспели власти в 60-е, когда внедряли касты и ломали законников.
Абсолютная, в кубе, бесчеловечная система. Унижение, там главное. Ты-никто. Человеческое достоинство не для вас.
А в этой статье чувствуется уважение персоналом Человека, его Души. Иначе бы капелланам не дали бы такой возможности.

81

Да, много удивительного. Меня особо поразило личное отношение священника и епископа к заключенным. Искала в сети, как звучит фраза о том, что люди могут увидеть Бога через тех, кто живет по Его воле. Не нашла (я сейчас тороплюсь, надо бы работой заняться), но встретилась статья, название которой звучит наоборот. Сейчас добавлю ссылку, потом прочитаю:

Архимандрит Андрей (Конанос).  Если ты увидел твоего брата, значит увидел твоего Бога! Беседа с радиослушателями  http://www.pravoslavie.ru/74139.html .

82

Я вот думал...что меня смущает в этой истории...,
Благостная она слишком. Не терпкая, как жизнь, а сладкая.
Не знаю, поймёт ли кто, меня в таком ощущении.
Я наверное не прав. Но...как то фантазийно...не чувствую жил, крови  биения...

Извините.

83

Я так понимаю, в статье сконцентрированы именно истории обращения и изменения, а в жизни были и не обратившиеся, и после обращения пошатнувшиеся в вере. Например, просьба к читателям о молитве: "... отец Стивен просит молиться за иконописца Антония, о котором рассказывалось выше, потому что он не выдержал тяжелых условий тюрьмы, и его вера пошатнулась. Да укрепит его Господь!" Это состояние (когда вера слабеет) знакомо многим.

84

Исторические парки "Россия - Моя история" https://vk.com/myhistory_project?w=wall-59146478_22670 :

3 февраля 1942 года в блокадном Ленинграде умер пекарь Даниил Кютинен.

Через его руки проходили десятки тысяч буханок хлеба, которым он и его соратники в блокадном Ленинграде кормили стойких жителей города.

Даниил Иванович Кютинен, страдая от голода и не позволив себя взять ни единой лишней крохи, скончался прямо на своём рабочем месте от голода – в ленинградской пекарне, на 60-м году жизни.

В свидетельстве о смерти от 4 февраля 1942 года указана причина - дистрофия. Умер сам, спасая многих других ленинградцев.

https://pp.userapi.com/c840335/v840335056/4e409/l23zLs0txHU.jpg

85

Думала, какую из рассказанных батюшкой историй выбрать для этой темы. В итоге решила ссылку на всю статью дать, там и фото замечательные.

Священник Димитрий Торшин. Когда смиряешься – приходит Господь и все делает Сам за тебя http://www.pravoslavie.ru/110893.html .

86

Грустная история из статьи "Жизнь в тысячу рублей, или К чему приводит осуждение", священник Валерий Духанин http://www.pravoslavie.ru/111422.html :

Жизнь наполнена невероятными историями, которых не найти даже в вымышленных произведениях. Виталий, врач-онколог, рассказал вот такую.
Как-то в их больницу легла женщина с только что поставленным страшным диагнозом – опухоль головного мозга. Женщина пришла к Виталию со своим неутешительным снимком. Снимок, и правда, представил жуткую картину: весь мозг покрыт опухолью, – но это никак не вязалось с общим состоянием бодрой пациентки. Виталий понял, что здесь что-то не так, и решил сделать повторный снимок.
Оказалось, что никакой опухоли нет. Видимо, в медицинском центре или поликлинике, откуда пациентка поступила, произошел какой-то сбой аппаратуры. Женщина невероятно обрадовалась и поспешила в свою палату собирать вещи. Вот там-то и случилось искушение: ей показалось, что у нее пропали деньги. Дело в том, что в качестве закладки в книгу она использовала тысячерублевую купюру. Этой-то дорогой закладки теперь не оказалось. Женщина искушению поддалась: вызвала врачей и устроила скандал. На шум пришел и Виталий. Пациентка, забыв о нечаянной радости с несостоявшимся диагнозом, возмущалась всё больше и больше, обвиняя во всем персонал и врачей.
Виталий заметил, что лицо женщины краснеет: видимо, поднималось давление. Он решил сходить за лекарством, чтобы заранее ей как-то помочь, успокоить, снять эмоциональный накал. Как это ни прискорбно, но он не успел: у пациентки случился приступ, откачать ее не смогли. Это выглядит невероятным, но женщина умерла. Чуть позже уборщица нашла под кроватью тысячерублевую купюру, которая, как оказалось, выпала из книги и таким образом стала причиной скоропостижной смерти пациентки. Вот так осуждение ближних, напрасное обвинение их обернулось непоправимой трагедией.

87

Полковник Тимофей Павлович Дегтярёв. С Богом против «тигров» и «пантер». Воспоминания о Великой Отечественной войне http://www.pravoslavie.ru/112790.html .

88

Анна Ткачева. Сосед с вашей улицы. История обращения к Богу сильно пьющего человека http://www.pravoslavie.ru/113262.html

Свернутый текст

Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же.
(Евр. 13: 8)

С вашим соседом я познакомилась в одном монастыре, куда он приехал на престольный праздник святителя Николая. Нас поставили на одно послушание – чистить рыбу для праздничного обеда, который по обычаю совершался для всех прихожан после Божественной Литургии. Пока мы чистили рыбу, он рассказал мне реальную историю своей жизни, своего обращения…

* * *

В прошлом он профессиональный шофер-международник, который совмещал свою работу с губительной страстью – алкоголем. В рейс уходил на несколько дней, а по возращении домой ему давали столько же выходных, за которые тот успевал «сходить» в серьезный запой и выйти из него, чтобы отправиться в следующую поездку.

Жена жалела и терпела: все-таки у них семья, дети, да и денег в дом приносит. Неоднократно пыталась заставить его бросить пить, но тщетно. Вновь приезжал с рейса, напивался до угара, отсыпался и снова на маршрут. Что это безнадежный человек, думали и окружающие соседи, и вряд ли кто-то из них мог предположить, что такой алкаш и падший человек сможет преобразиться за один час и так кардинально изменить свою жизнь по Божией милости. А произошло это вот как:

«Впереди у меня было четыре дня выходных. Большая попойка запланирована на вечер, и я решил разогреться маленькой чекушкой. Надо сказать, что нормой для “забытья” служили две бутылки водки, а эта чекушка – на один зубок, ¼ нормы. Выпил ее – и ни в одном глазу. Прилег на диван и закрыл глаза. Через мгновение я почувствовал необъяснимую тяжесть по всему телу, тяжесть необычную. Мне казалось, что мои руки, ноги, голову приковали цепями к кровати, и я не мог ни пошевелиться, ни открыть глаза. Еще через секунду явственно почувствовал, как по мне забегали… маленькие бесы. Они прыгали, злобно смеялись и гикали, водили своими холодными хвостами по моему лицу – под носом и по губам. Хвосты были такими холодными, что казались мокрыми. Ужаса и страха добавляло то, что я не мог закричать, не мог убежать и даже дернуться не мог. Вдруг откуда-то со стороны я умом услышал: “Господи, помилуй”. Говорю – “со стороны”, потому что ранее никогда не произносил этих слов сам, никогда в моей голове такие слова не звучали. Я повторил их про себя и в ту же секунду освободился от оков…»

Мой со-трудник сильно волновался, когда вспоминал это. Тогда он точно решил, что это следствие чекушки: мало ли, кровь ударила в голову, и случилась галлюцинация. Чтобы прийти в себя, решено было принять холодный душ, а после отправиться на улицу для «вентиляции» мозгов. Так он и сделал. Через два часа вернулся домой. Жена была еще на работе, и мой герой снова прилег на диван. Спать совершенно не хотелось, но через секунду глаза, словно камнем, придавило книзу и все началось опять…

«Ноги, руки, голова, голосовые связки – все отяжелело, сковало, и я почувствовал приближение тревожного холода. Вдалеке услышал знакомый смех, который становился все громче. И вот опять явно чувствую, как маленькие бесы прыгают по животу, ногам, груди, опять хвосты на моем лице и страшный хохот, я не могу ни закричать, ни пошевелиться, ни открыть глаза. Спасение вновь пришло со стороны: как только в голове услышал: “Господи, помилуй” – и мысленно повторил это, все прекратилось».

Теперь стало окончательно ясно: это не сон и не опьянение, а сущая реальность. Чтобы избежать необъяснимого в третий раз, решено было больше не ложиться на диван. Так мой собеседник дождался жены, а та, вернувшись с работы, очень удивилась, почему муж дома. В тот день он не пошел на попойку и был буквально сам не свой, много говорил с женой о всякой ерунде, чтобы немного успокоиться. Просидели допоздна и легли спать.

«Был уверен, что все закончилось, но все повторилось в третий раз. Вновь мое тело не слушалось меня, я не мог двинуться с места, не мог закричать и открыть глаза. Опять эти маленькие бесы скакали по мне с устрашающим гиканьем, я чувствовал каждый их прыжок и приземление. На этот раз сразу вспомнил “орудие”, которым смогу победить этот кошмар. Напрягся изо всех сил, чтобы мысленно произнести: “Господи, помилуй”, но у меня ничего не вышло. Я попытался вновь, но ум мой никак не поддавался мне, казалось, что это конец, бесы завладели не только телом, но и душой, моим умом, всеми частями “меня”. Но вот кто-то опять помог мне со стороны, и с огромным усилием и тяжестью я простонал внутри себя: “Господи, поми-и-и-л-у-у-й”. Я был спасен».

Мой герой признался, что до того дня никогда не задумывался, есть ли Бог, но после происшествия в один миг понял, что есть Бог, есть Ангел-Хранитель, есть страсти, есть бесы, которые могут и тело погубить, и душу, – он это явно испытал.

* * *

Жизнь поменялась в одночасье: бросил пить, курить, порвал все связи с собутыльниками, сделал в квартире ремонт. Жена, глядя на него, плакала от счастья и благодарила Бога за такую неизреченную милость – за спасение души ее мужа. Работу пришлось сменить, потому что моему герою хотелось духовно насыщаться: он был как алчущий, который после продолжительного голода оказался за столом, полным праздничных яств. Приехал в ближайший монастырь, в котором мы сейчас чистим рыбу, и рассказал игумену о необходимости устроиться на работу. Настоятель взял его к себе водителем, вместе изъездили всю Россию вдоль и поперек. В течение трех лет душа страдальца насыщалась духовной пищей, к тому же он стал прислуживать в алтаре, и служил бы дальше, если бы не заболела жена.

Ухаживая за женой, делая всю работу по дому, новообращенный христианин решил построить своими руками маленькую часовенку. В одиночку заготовил кругляк, без единого гвоздя в короткий срок возвел часовню. После освящения по благословению священноначалия труженик стал созывать всех соседей на мирские молитвенные правила, чтение акафистов и канонов. Со временем люди стали откликаться и приходить на молитву. Так образовался приход.

Время от времени к ним приезжает священник для совершения молебнов. Регулярно прихожане вместе со своим соседом, ныне старостой, а в прошлом – пьяницей и падшим человеком, ездят в близлежащую церковь на всенощные и Литургию. Иногда вместе с женой они приезжают в монастырь, обычно в большие праздники. На чтение акафиста всегда ставят моего героя – никогда в жизни я не слышала, чтобы так пронзительно, всехвально и от всего сердца читали акафист…

* * *

Эта история еще раз подтверждает: разбойники, блудники, мытари вперед нас идут в Царствие Божие. Как вчера Господь спасал погибших овец стада Своего, так и сегодня делает то же. На наших улицах много таких соседей, которые кажутся нам неисправимыми, но невозможное человеку возможно Богу. Вместо осуждения помолимся о них и за себя Господу, Которому слава за все!

89

https://pp.userapi.com/c836125/v836125616/4a861/xTysFykXrKQ.jpg

ДАВАЙ-КА Я ТЕБЯ СЕЙЧАС ИСЦЕЛЮ...»
Об одном из чудес преподобного Гавриила Ургебадзе  http://www.pravoslavie.ru/89948.html

Свернутый текст

Я познакомился с Ираклием Гоголадзе в монастыре Самтавро. Совершенно случайно этот молодой человек лет 25 подошел ко мне со словами: «Знаете, со мной старец Гавриил сотворил не одно чудо… Я слышал, что создается сборник, куда будут включены такие истории. Не могли бы вы подсказать, к кому можно обратиться?»

Я с волнением и радостью проговорил: «Я – переводчик и составитель русской версии книги “Диадема Старца”…» Не дав мне закончить, он, переполненный эмоциями, начал рассказывать. Включаю диктофон и… слышу об одном из чудес старца Гавриила (Ургебадзе). Этой историей и хочу поделиться с вами, дорогие читатели.

Старцем Гавриилом в моей семье было сотворено не одно чудо.

Старец Гавриил еще не был канонизирован, когда я впервые узнал о нем. Наша первая «встреча» была, когда я, ученик 7-го класса, вместе с друзьями посетил монастырь Самтавро. Меня, тогда еще ребенка, потрясло всё увиденное на могиле. И в первую очередь – неимоверное количество людей, которые приходили и преклонялись у могилы. Совсем неосознанно я тоже подошел к могиле, и вот тут началась наша со старцем Гавриилом дружба.

Преклонившись у могилки, я почувствовал огромную благодать. Мое сердце наполнилось любовью. Чувствуя внутреннюю радость, я хотел кричать громко-громко: «Я ВАС ВСЕХ ЛЮБЛЮ!» Монахиня Параскева подарила нам елей от лампады на могиле старца Гавриила и объяснила, как можно помазываться им. У меня было такое чувство, будто я приобрел непобедимую силу. Так оно и было!

Прошло несколько месяцев, и в наш дом пришла беда.

Мой отец заболел псориазом. Мы обошли все больницы, но ввиду тяжелой и сложной стадии болезни ни в одной из них нас не приняли. Через определенное время, по ходатайству наших родственников, моего отца положили в Тбилисскую больницу кожных и венерических заболеваний. Лечение протекало медленно. Врачи говорили, что понадобится минимум четыре месяца для полного исцеления. Однажды ночью у моего отца случился сердечный приступ, его еле вернули к жизни.

Тогда я вспомнил о старце, на могиле которого происходили чудотворные исцеления. Я побежал домой, взял лампадное масло с могилы старца Гавриила и пришел в больницу. Доктора вечером никого из посетителей не впускали в палату, но, когда я объяснил ситуацию, они согласились и тайком меня впустили. Я подошел к отцу. Он спал. Я мизинцем помазал его трижды крестообразно елеем, прочел «Отче наш» и всем сердцем попросил старца об исцелении моего отца. Затем я безмолвно вышел.

Утром мы с мамой и с другом пришли в больницу. Подходим к палате моего отца… вернее – с ужасом бежим на крик медсестры: «Не может быть!» Мы думали, что, вот – конец! Моя мама упала в обморок. Меня охватила дрожь, которую я был не в силах унять. Захожу в палату и вижу своего отца сидящим на койке. Я опешил. У него не было сыпи ни на теле, ни на лице – кожа была как у новорожденного ребенка. Вскоре в палату зашел главврач – тот самый, который разрешил мне навестить отца. Я никогда не забуду выражение его лица в тот момент, когда он увидел совершенно чистую кожу своего пациента!

Врач начал плакать и осенять себя крестным знамением, произнося: «Слава Богу… Слава тому старцу…» В этот момент мой отец остановил нас и спросил, о каком старце мы говорили. И не успел я начать рассказывать о старце Гаврииле, как мой отец сам рассказал нам, что ночью видел во сне, будто какой-то священник с седой бородой зашел в палату и говорит ему: «Эх, мой брат… Вот ты пока ни разу не причащался и не исповедовался, но у тебя верующий сын и верующая жена, которые призвали меня. Не могу смотреть, как они плачут… Давай-ка я тебя сейчас исцелю, а ты начинай жить церковной жизнью. Часто ходи в церковь, исповедуйся и причащайся. Так мы будем дружить… В противном случае я тебе – не друг. Понял?» Он подмигнул отцу, осенил его крестным знамением и вышел…

Я плакал, в палате все плакали! Несмотря на то, что мой отец никогда не видел старца при жизни, тем не менее описание приснившегося «священника» полностью совпало с образом преподобного Гавриила.

Слава Тебе, Боже! Слава тебе, батюшка Гавриил!

Ираклий Гоголадзе.

Записал и перевел с грузинского Константин Церцвадзе.

90

Пара из Новороссийска пять дней дрейфовала в открытом море без еды и воды...
Спасение тоже было очень необычным, как и вся эта история. По словам ребят, все это время они молились. И во время одной из молитв на горизонте появилось судно, которое впоследствии и спасло их. Очень символично, что имя капитана танкера-спасителя — Христос.

Капитан потом рассказал, что обычно с 12.00 до часу дня он всегда молится перед обедом. У него в каюте две иконы Богоматери и Христос. Но в тот день, когда горожан нашли, капитан почему-то не пошел молиться, я вышел на палубу. И ему сразу закричали матросы, что они нас видят.
Надежда Ачапкина.

https://ngnovoros.ru/uploads/flex/content_photo/image/15985/preview_predostavleno_nadezhdoy_achapkinoy__3_.jpg?1534957762

https://ngnovoros.ru/posts/para-iz-novorossiyska-pyat-dney-dreyfovala-v-otkrytom-more-bez-edy-i-vody-ih-spas-kapitan-sudna-s-imenem-hristos?utm_referrer=https://zen.yandex.com


Вы здесь » БЫТЬ! » Самое разное » Истории из жизни