БЫТЬ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БЫТЬ! » Всё о Вере. » О смерти


О смерти

Сообщений 1 страница 40 из 127

1

Если ошиблась с разделом, прошу переместить.  :)  Я не смогла определить, куда лучше разместить эту тему.

Тема о смерти в православном понимании, о подготовке к ней, о памяти смертной.

Понравилась эта статья:

Священник Леонид Кудрячов. Если живы будем. Вспоминая безумного богача http://www.pravoslavie.ru/put/75531.htm :

Коротенькая притча о безумном богаче учит многому.

Однако пищу обыкновенно едят ложку за ложкой. И тот, кто сегодня намерен вкусить от этого евангельского отрывка, пусть подставляет свою. Хотя бы одну, хотя бы чайную, но наполню. Приготовьтесь, содержимое не очень вкусное, поскольку речь пойдет о внезапной смерти.

Факт остается фактом — о смерти мы предпочитаем не думать. И в этой притче мы склонны увидеть только лишь обличение гордости, самости, жадности, глупости. Все это есть, но и тема смерти — тоже. Один мой собеседник, когда разговор коснулся памятования о смерти, резко заявил, что он не желает заниматься подобным мазохизмом. Что ж, тот человек был далек от Церкви, в Которой без каких-либо превратных чувств мы вновь и вновь просим у Бога «христианской кончины живота нашего, безболезненной, непостыдной, мирной».

Внезапная смерть, тем не менее, не редкость. Несчастные случаи ежеминутно вычеркивают из списка живущих огромное множество людей. Только в России ежегодно на дорогах гибнут около 30000 человек. Прибавим сюда бесчисленные жертвы пожаров, потопов, землетрясений и прочее. Картина неутешительная.

Следующая категория — неожиданный обрыв здоровья в виде инфаркта, инсульта, отравления и т. д. Регулярно встречается и смерть совершенно здорового человека, такого как богач из притчи, во время сна.

Господи, не я ли на очереди?

Большинство же внезапных смертей происходит, как ни странно, на смертном одре, то есть тогда, когда приближающийся конец осознается всеми, только не самим умирающим. Он еще надеется, что поживет — если не год-другой, то хотя бы месяц-другой. Ну, или день-другой. Ладно, пусть даже час-другой. А смерть пришла в следующую же минуту.

Трагедия внезапной смерти не в том, что человеку «еще бы жить да жить», а в том, что это огромный риск умереть не готовым к встрече с Богом. Самая большая ошибка в жизни — закончить ее с неподготовленной душой. Прочие ошибки поправимы. Что-то можно изменить, что-то отмолить. Но внезапную смерть не прокрутишь обратно. Готовиться к ней нужно постоянно, не рассчитывая на какой-то запасной резерв времени. Его может не быть.

Некоторые люди откладывают свою религиозную жизнь в долгий ящик, успокаивая себя такими нехитрыми умозаключениями. Мол, благоразумному разбойнику Спаситель открыл райские двери уже после нескольких сказанных им слов — и нам достаточно только успеть выкрикнуть перед смертью от всей души и от всего сердца: «Господи, помилуй!»

Но Бог «кого хочет милует, а кого хочет ожесточает» (Рим. 9:18). Не стоит играть с огнем! Один и тот же огонь топит лед и сушит глину. Один и тот же Бог милует сердце сокрушенное и ожесточает упрямое. Многократно отказываясь от духовной жизни, человек может в предсмертный миг о ней и не вспомнить. И этого мига может, как мы видели выше, не быть как такового.

Как же не допустить этой роковой ошибки? как обычно, учась на ошибках других людей.

Сегодня поучимся, глядя на безумного богача, в следующий раз — у гроба ближнего. И, конечно, всю нашу христианскую жизнь мы должны бодриться и трезвиться духовно, «горе» иметь сердца. Вершина этих трудов — непрестанная молитва. Но начать нужно с малого, элементарного: не забывать о Боге, не отрываться от Него в своих будничных делах. Апостол Иаков дает на этот счет практический совет: «Теперь послушайте вы, говорящие: “сегодня или завтра отправимся в такой-то город, и проживем там один год, и будем торговать и получать прибыль”; вы, которые не знаете, что случится завтра: ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий. Вместо того, чтобы вам говорить: “если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое”, — вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло» (Иак. 4:13-16).

Другой совет мы получаем от псалмопевца Давида, которому вторит апостол Павел. Первый говорит: «Гневаясь, не согрешайте: размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь» (Пс. 4:5). Второй: «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф. 4:26).

Общий смысл понятен: проживать каждый день, как последний, лечиться от духовной прокрастинации*. Готовы начать с сегодняшнего дня? Я готов! Только дай, Боже, вспомнить об этой готовности завтра. Если живы будем.


* Мне это слово незнакомо, погуглила: Прокрастина́ция (от англ. procrastination — задержка, откладывание; от лат. crastinus — завтра и лат. pro — на) — в психологии откладывание дел на потом, которое приводит к каким-то болезненным психологическим эффектам ( https://ru.wikipedia.org/wiki/Прокрастинация ).

Отредактировано Ольга79 (2014-12-01 02:20:54)

2

Тишина на пять минут,
И Покой навеки вечный.
Тише, Ангелы несут
Душу к Богу, человечью.
Тише, тише, Суета,
Отойди, уйди подале.
К нам печаль идёт в надежде -
Смерти Тайна не проста.

От Калёного Моста,
От надземныя границы
Ангел Бел, как Божья Птица
На руках несёт зеницу
Ока Господа Христа -
Чудо-душу человечью
Над лугами и над речкой
В жизнь иную Жизни Вечной...
Тише, тише , Суета.

3

Таня...спасибо...очень...вот просто за душу...
я сама бывает пишу... но ТАК - не умею. 
Спасибо.

4

http://photo.7ya.ru/7ya-photo/2008/6/19/1213896669643.jpg
Ангел несет душу в Рай.

5

И вам всем, ребята, спасибо.
Но помолитесь, двое или трое, чтоб мне в огне за слово...не сгореть.

6

Таня... не смущайтесь :))))
Дар слова дается не всем... далеко не всем...
Кто и хочет писать - да никак :((((
Раз дано - надо писать. НАДО. Тем более - такое пишете... очень верное и важное...
Господь милостив. Не оставит вас.

7

Таня Р. написал(а):

И вам всем, ребята, спасибо.
Но помолитесь, двое или трое, чтоб мне в огне за слово...не сгореть.


Думаю это молитва нужна не только тем, кто стихи пишет. Возможно еще больше, тем кто не пишет...((. Помощи Божией  Вам в добрых делах!

8

Смерть души

Говорят - что война, что убили осколками мужа,
И соседскую дочь под завалами дома нашли...
Говорят про войну, заедая пирожными ужин,
Ведь ещё не у нас ...И опять разговор завели.

Что же это за дух населил наши грешные плоти,
Коль не может душа оставаться всё время живой
И настроенной в лад, в резонанс птичьей стае на взлёте,
Где не вместе нельзя, где порука всегда головой,

Потому, что когда распадается выстрелом стая,
Сиротеет один, а урон-то, безспорно у всех!
И курлычат они, над потерей своей пролетая,
Не меняя свой курс, почитая измену за грех.

9

протоиерей Владимир Башкиров. Смерть человека в святоотеческом предании: метафизический и духовно-нравственный аспекты http://www.bogoslov.ru/text/2698699.html .

Жизнеутверждающей библейской идеей смерти проникнуто практически все богословское наследие Церкви, от раннехристианской письменности и вплоть до нашего времени. Примеры этого приводит в своей статье доктор богословия, заведующий кафедрой богословия Института теологии Белорусского государственного университета, профессор Минской духовной академии протоиерей Владимир Башкиров.

10

Протоиерей Михаил Махов

Когда на Небесах всё решено,
То не успеть ни скорой, ни врачам.
Мы можем рвать волосья по ночам,
Но, раз позвали – он туда ушёл.

И тот, кто позабыл, что Небеса,
И есть его родной, и милый дом,
Тот вряд ли доберется туда сам,
Или придёт, и поздно, и с трудом.

Не надо слёз, не надо суеты!
Жизнь промелькнет как поезд скоростной,
И В Небо тоже позван будешь ты,
Придёт Придёт Посланник с неба  за тобой.

11

Сердце матери

На смерть младенца.

"Солнышко село за тучу ,
в дальние серые горы,
в горький мой вереск пахучий,
в близкое-близкое горе..

Счастье моё дорогое,
счастье моё золотое,
как же могло так случится,
что я рассталась с тобою

и не дождавшись улыбки,
слова из уст твоих "мама" ?
Где совершились ошибки,
кем ископалася яма?"

Звёзды глазами ребёнка
смотрят на небе морозном..
Капают на распашонку
горькие мамины слёзы...

Тихая боль на всё сердце
розы увядшей шипами,
мокрым от слёз полотенцем,
скорбной молитвы губами..

"Господи, всё- Твоя Воля!
Господи, всё - Твоя Слава...
Дитятко рядом с Тобою..
Я же от горя упала!"

Слёзы болят на ресницах,
сердце устало забылось...
Сквозь полудрёму ей снится:
небо зарёй осветилось..,

Образ Пречистой с ребёнком-
Та его к сердцу прижала
в розово-белых пелёнках,
коими мать пеленала...

12

Спасибо, Таня.

13

Вопрос: Что думать и что делать, и как молиться в минуту, близкую к смерти?

14

Благодарить - это , конечно, хорошо и надо. Только бы вот покаяться не забыть...

Он умирал мучительно, ужасно,
Но вздох последний странно задержал
И прошептал :"Священника..." так ясно,
Чего вокруг никто не ожидал.
Священника? Да где же тот священник!
Уже и служба, видимо, прошла...
Да и к тому же, нынче понедельник,
Да и метель дорогу замела!
- Звони!
- Куда? Сломался мой мобильник!
- И я свой, надо ж, где-то потерял...
А стон тянулся медленно и длинно,
И страх и ужас комнату объял.
Но чей-то взгляд упал на календарик
Наклеенный, церковный над отцом,
Наверно, внучки праздничный подарок,
На нём - Лик Божий с кровью и венцом.
...И два здоровых, молодых верзилы,
Не ожидая, видно, от себя,
Отца уже увидевши в могиле,
В поклон упали, руки теребя,
Что видя батьки тяжкое страданье,
Они, столпы, хозяева земли,
Боль облегчить, последнее желанье
В предсмертный час исполнить не могли!
И вспомнили, как отрицали Бога,
Всесильный Промысел, Христа и Божью Мать.
...А снег всё шёл и заметал дорогу,
Да так, что тына стало не видать.
Уткнувшись головами в одеяло,
Два взрослых сына плакали навзрыд.
А от шипа кровиночка стекала,
И Лик Христа был мученика лик.
Вдруг тихий стук. Открылись настежь двери
И в дом вошёл священник молодой -
Снег на скуфье, и полное доверие
В глазах, с ним тихость и покой.
Не задавая праздные вопросы,
Сыночки в ноги бросились ему,
Ладонями размазывая слёзы
От радости, не зная почему.
...И был тот час наполнен странным счастьем,
И каждый стал из них уже другой.
И время стало. Исповедь. Причастье.
И тихий вздох, и отпуст,...и покой.
...Такой вот случай был у них в деревне.
Прошу поверить в подлинный рассказ.
Слова Христа: " Да будет вам по вере"
Проверим в жизни нашей, и не раз!

15

Нина Павлова. «Трижды бывает дивен человек». Шесть историй о таинстве смерти http://www.pravoslavie.ru/put/77856.htm :

Свернутый текст

Степанида

Моя сибирская прабабушка Степанида умела лечить людей травами и, говорят, была прозорливой. Во всяком случае, рассказывали такое: везут к ней больного откуда-то издалека. До дома Степаниды еще ехать и ехать, а она уже слезно молит Богородицу: «Божья Матерь, смилуйся! Такого тяжелого больного везут, его же семь седмиц надо выхаживать, а меня опять из дома выгонят».

Степаниду, действительно, выселяли из избы в баню, когда к ней привозили больных. Кому нужен лазарет в доме? Вот и молила она Богородицу избавить ее от этой участи: пусть, мол, больного везут к докторам, а она на лекарку не училась. Денег за лечение она никогда не брала, к докторам относилась с величайшим почтением и, считая себя невеждой, уповала не на свои целебные отвары и мази, но на помощь Пресвятой Богородицы. Молитвенницей была Степанида.

Рассказывали, что секретаря райкома комсомола она вылечила от бесплодия, а прокурора – от шизофрении. Комсомольский вожак после рождения сына на радостях подарил бабуле домашние тапочки. А прокурор явил величайшую милость: пообещал, что не посадит Степаниду как «религиозную контру», но иконы из дома велел убрать и больных не принимать.

Иконы убрали, а Степанида куда-то исчезла. Говорят, она жила тогда в таежной охотничьей избушке, а охотница она была знатная. Но и тут нелады: получит Степанида деньги за пушнину и давай ученые книги покупать. «Зачем? – возмущались родные. – Книга тебе есть даст? Пить даст?» Возможно, через Степаниду мне передалась та неуемная тяга к книгам, когда я влюбилась в своего будущего мужа потому, что он был книгочеем и библиотека в его доме была богатая.

Степаниду часто обличали: «Ишь, раскомандовалась! Где это видано – столько картошки выбрасывать?» А дело было так. У бабушки Марии, папиной мамы, на одном участке картошка уродилась здоровая, а на другом – пораженная картофельным раком. Эту раковую картошку Степанида велела выбросить.

«Рехнулась бабка!» – говорили родные. Словом, ели больную картошку и нахваливали: вкусно. А через несколько лет бабушка Мария умерла от рака. Возможно, это случайное совпадение, но однажды на лекции доктор сказал, что беременным не рекомендуется есть картошку, пораженную картофельным раком. Значит, такая картошка не вполне полезна.

Совсем не помню лица Степаниды, но помню ее руки. Вот она потрошит курицу и извлекает из куриного желудка ярко-желтую морщинистую шкурку. Такие шкурки обычно выбрасывают, а она их сушит и толчет в порошок. Зачем? Ответ на этот вопрос пришел десятилетия спустя. У мамы начались проблемы с желудком, и врач-гастроэнтеролог сказал: «Самые дорогие и лучшие лекарства готовят на основе энзимов, а шкурка куриного или бараньего желудка – всем энзимам энзим. Высушите шкурку, измельчите в порошок и давайте по неполной чайной ложечке маме». Маму такой порошок вылечил, и она вдруг рассказала, что к Степаниде перед смертью приезжали врачи из города и переписывали рецепты ее отваров и мазей. Особенно хвалили ее мазь от радикулита на основе змеиного яда. И тут я вспомнила раздвоенный на конце посох Степаниды. Я панически боюсь змей, а Степанида прижмет этим раздвоенным посохом змею к земле и сцеживает в склянку змеиный яд.

– Лечила она от радикулита так, – рассказывала мама. – Напарит в бане и массирует спину, все косточки переберет. Потом намажет мазью со змеиным ядом и укутает в тепло до утра. А утром обязательно давала противоядие – отвар из свежей рыбы или ромашковый чай.

Сейчас в аптеках продают мази от радикулита на основе змеиного яда.

И всё же, честно говоря, Степанида была не в чести у родных. Тетрадками с ее рецептами и выписками из Библии растапливали печь, и она была как инородное тело среди утратившей веру родни.

Умерла Степанида в 106 лет. Никогда и ничем не болела, работала до последнего часа и умерла во сне с улыбкой на устах. Вот уж воистину блаженная кончина. Не зря в народе говорят: «Трижды бывает дивен человек: когда родится, венчается и умирает». А тут смерть – диво дивное.

– Неужели никогда не болела? – спрашиваю родню.

– А когда ей было болеть? В 27 лет осталась вдовой с оравой ребятишек и с больными родителями на руках. А старики и дети так часто болели, что тогда Степанида и выучилась лечить.

Однажды я рассказала батюшке о блаженной кончине Степаниды, а он велел записывать истории о смерти разных людей. Вот и записываю.

«Почему вы не отпускаете ее?»

Рассказывает монахиня Ангелина из Марфо-Мариинской обители:

– Я была уже монахиней в тайном постриге, но по-прежнему работала медсестрой в неврологическом отделении 57-й больницы. Однажды ночью в мое дежурство к нам привезли умирающую онкологическую больную. Вместо груди – яма, переполненная зловонным гноем. Нога уже почернела от гангрены, и из нее капал на пол обильный и смрадный гной. Палата сразу же наполнилась зловонием, а к утру во всем отделении стоял такой невыносимый смрад, что врачи стали ругать меня: «Ты зачем приняла ее в наше отделение? Там болезней – букет, в любое отделение клади». – «А что поделаешь, – говорю, – если место было только в нашем отделении?»

Конечно, мы принимали меры и, чтобы отбить запах, поставили возле постели тазики с раствором марганцовки и лотки с поваренной солью. Но ничто не помогало. Тело уже разлагалось заживо, и лицо женщины, лежавшей без сознания, было искажено от невыносимых мучений. А муж бегает вокруг нее и кричит на всё отделение: «Почему врачи не помогают? Врач обязан помочь!»

Это были уже пожилые супруги, а муж так любил жену, что умолял ее: «Не умирай! Я не могу без тебя».

«Почему вы не отпускаете ее? – говорю мужу. – Разве вы не видите, как она мучается и хочет уйти к Богу? Там ей будет лучше».

«Как это лучше?» – не понял муж.

Человек он был нецерковный. И всё-таки мне удалось найти какие-то слова, и мы договорились так: вечером, когда врачи уйдут из отделения, мы помолимся у постели его жены. Он своими словами, а я по молитвослову.

И вот наступил вечер. Я возлила освященный елей на раны больной, а муж стоял с горящей свечой у постели жены и говорил тихонько, что если его любимая хочет уйти к Богу, то пусть идет в этот лучший мир. Я начала читать Канон на исход души. Но едва я прочла песнь первую, как женщина вздохнула с облегчением и ушла от нас в этот лучший мир.

«Как – это всё? – удивился муж. – И всё так просто?»

«Теперь вы сами видите, – говорю мужу, – как нас любит Господь, если услышал наши молитвы».

Самое поразительное было то, что сразу же исчезло зловоние, и муж почувствовал это. Я тоже почувствовала, но, не доверяя себе, велела санитарам из морга закутать в полиэтилен гноящуюся ногу, иначе закапаем гноем полы в коридоре, а люди уже и так настрадались от вони.

Везли мы каталку с усопшей до морга довольно долго – сначала в служебном лифте, потом по длинным подземным переходам. Но ни малейшего намека на дурной запах не было. Было лишь чувство благоговения перед тем таинством, когда наши молитвы слышит Господь.

Воссиял!

– Скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова родные перевезли из больницы домой, когда стало ясно, что он умирает и медицина бессильна помочь, – рассказывает медсестра монахиня Ангелина. – Ухаживала за ним на дому моя знакомая медсестра Лена. Мы часто созванивались, и однажды я попросила ее поцеловать за меня руки великого скульптора, изваявшего для нашей Марфо-Марьинской обители дивный памятник преподобномученице Елисавете Феодоровне.

Историю его болезни я узнала позже. Вячеславу Михайловичу благополучно удалили раковую опухоль, и он, увлекшись работой, больше не показывался врачам. Последний год его жизни называли «болдинской осенью», и как же вдохновенно, вспоминают, он работал! Он торопился жить, успеть, завершить, а теперь умирал в мучительных страданиях. От обезболивающих средств Вячеслав Михайлович отказался, понимая, что они затуманивают сознание. А для исповеди требуется сосредоточенность, и он трижды исповедовался перед смертью. Между тем страдания нарастали. И однажды архимандрит Тихон (Шевкунов), духовник и друг семьи Клыковых, сказал медсестре, что надо давать больному хотя бы успокоительное, чтобы как-то облегчить страдания.

Словом, на праздник Вознесения Господня, 1 июня 2006 года, Лена позвонила мне и попросила привезти из больницы необходимые лекарства. Еду я с лекарствами к Клыкову и читаю в метро акафист Божией Матери «Скоропослушнице». Помню, вошла в комнату к Вячеславу Михайловичу, и первое, что бросилось в глаза, – это большая икона «Скоропослушницы», обретенная Клыковым, как рассказали мне позже, сразу после воцерковления. Вячеслав Михайлович был совсем плох.

«Давно его причащали?» – спрашиваю.

«Давно».

Я сразу послала Лену за священником в Марфо-Марьинскую обитель, благо что она находится рядом. И вскоре со Святыми Дарами из обители пришел наш духовник священник Виктор Богданов. Вячеслав Михайлович лежал с закрытыми глазами и был, казалось, без сознания. Как причащать такого человека?

«Вячеслав Михайлович, – говорю, – здесь Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа. Вы хотите принять Тело и Кровь Христову?»

«Хочу», – твердо ответил он.

После Причастия спрашиваю:

«Вячеслав Михайлович, вы укрепились?»

«Укрепился», – отвечает.

Позже больного пособоровал священник Димитрий Рощин. И была долгая тревожная ночь – звонили друзья, звонил архимандрит Тихон (Шевкунов), благословив читать Канон на исход души. Мы прочитали его.

Лена ушла отдыхать, а я выпроводила в спальню жену Клыкова Елену Сергеевну: пусть поспит хоть часок, а то измучилась уже. Всю ночь я молилась у постели Клыкова и часто осеняла его Иерусалимским Крестом, с которым трижды прошли путь Христа на Голгофу. Вдруг почувствовала: Вячеслав Михайлович уходит – а опыт такого рода у меня есть. Перед кончиной он открыл глаза и посмотрел вдаль с таким просветленно-счастливым лицом, что у меня здесь есть одно только слово – воссиял. Я бросилась в спальню:

«Елена Сергеевна, Вячеслав Михайлович уходит! Бегите скорей и поцелуйте его».

Жена успела поцеловать мужа и проститься с ним. А он лежал такой просветленно-счастливый, что все соглашались со мной:

«Воссиял!»

Это была кончина праведника.

Предчувствие

Один хитрован купил за бесценок полусгоревший дом возле Оптиной пустыни, обшил обугленные бревна сайдингом и выставил на продажу в интернете, назначив такую немыслимую цену, что за эти деньги можно купить особняк во Флориде. Тем не менее покупатель нашелся. Созвонился он с продавцом и приехал в Оптину пустынь с большими деньгами, чтобы сразу же заключить сделку. Внешне дом выглядел нарядно. Но когда приезжий стал обследовать его, простукивая стены, то обнаружил, что за нарядным сайдингом скрываются пустоты с выгоревшими до угольков бревнами.

– Да я лучше в монастырь деньги отдам, чем платить за обман! – возмутился приезжий.

Он, действительно, пожертвовал тогда в монастырь привезенные с собою деньги. Помолился в Оптиной пустыни, причастился, а на обратном пути разбился в ДТП.

Позже в Оптину пустынь приезжала его вдова и рассказывала:

– Муж позвонил мне из монастыря и говорит: «Знаешь, посмотрел я на этот горелый дом и вдруг понял: как же тленно всё на земле, а настоящее лишь в Царствии Небесном. За деньги не переживай – всю нашу семью в монастыре записали на вечное поминовение. И меня теперь, представляешь, будут поминать вечно». Видно, было у него какое-то предчувствие, если душа потянулась к вечности.

Вот еще две истории о предчувствии или о тех поступках, когда душа хочет оставить добрый след на земле.

***

Мой сосед дядя Коля – живая иллюстрация к тезису: курение убивает. Выкуривал он две-три пачки в день, потом ноги почернели, и началась гангрена. Сколько операций он перенес, точно не знаю, но в итоге ноги ампутировали сначала по колено, а потом и по самый пах. Гангрена между тем поднималась выше, а дядя Коля по-прежнему курил, сидя перед домом на самодельной тележке с колесиками.

– Тебе же хирург категорически запретил курить! – кричала ему жена.

Причем кричала непременно издали, зная привычку своего благоверного швырять в нее различные предметы и распекать при этом:

– Заботишься, да? А кто детей против меня настраивает? И зачем я, дурень, на тебе женился? Ведь ни дня не любил, ни минуточки!

– Думаешь, я тебя любила? – победоносно восклицала жена. – Это родители уговорили: Коля – труженик, золотые руки. А Коля – тьфу, последняя дрянь!

В таких пререканиях они и прожили вместе долгую жизнь, не помышляя о разводе. Это в городе муж чаще имя прилагательное и для мужских работ по дому приглашают сантехника, электрика и прочих мастеров. А деревенское хозяйство без мужика не поднять, тем более что Николай был, действительно, мастер золотые руки: плотник, каменщик, плиточник. И когда родились дети, Николай срубил замечательную новую баню и пристроил к дому дополнительные комнаты с нарядной и светлой верандой.

Крепкий был хозяин. А жена была хозяюшкой, каких поискать. Готовит – пальчики оближешь, в доме ни пылинки, а огород – загляденье. Особенно удавались ей помидоры, очень вкусные и такие обильные, что с двух-трех кустов ведро наберешь. Словом, это была семья – трудовой коллектив, а проще – союзники в битве за достаток. Дети тоже выросли людьми хозяйственными и хорошо зарабатывали, переехав в город. Правда, о родителях они вспоминали только тогда, когда требовались деньги на покупку мебели или новой машины.

– Вот умру, – предрекал Николай, – они дом продадут. И ни одна собака за меня в церкви свечку не поставит.

Почему он так говорил, непонятно: дядя Коля и его жена в церковь не ходили. Николай объяснял это так: «Откуда я знаю, есть загробная жизнь или нет? А если там пустота, то зачем всё?» Зато жена уверяла, что она верующая, просто некогда ей в церковь ходить: огород надо полоть, корову доить, а еще подскочило давление.

Смерть приближалась, и Николай говорил: «Скорей бы отмучиться, опостылело всё!» Земная жизнь уже не манила его. А вот работать он любил и, не умея жить в праздности, томился без дела. Прохожу однажды мимо, а он буквально вцепился в меня:

– Александровна, дай поработать! У тебя есть хоть какая работа?

Как не быть? В минувшую зиму мы не вылезали из простуд, потому что из-под пола нещадно дуло. И тогда из монастыря нам привезли гипсокартон для теплоизоляции полов. Как настилают гипсокартон, никто из нас не знал. А тут приехал в гости инок Андрей и, обладая не столько умением, сколько решимостью, настелил гипсокартон в большой комнате. Честно говоря, вышло не очень, но мы радовались: не дует. Наш гость уехал, а надо было утеплить полы и в других комнатах.

– Я доделаю работу, я! – затрепетал Николай. – Не имеешь права отказывать!

От стыда хотелось провалиться сквозь землю: да разве можно позволять работать умирающему безногому инвалиду? Но Николай упрямо мчался за мной на своей самодельной тележке.

Ах, как он работал, как красиво работал! Гвозди вбивал с одного удара, а ту работу, над которой мы с решительным иноком пыхтели бы неделю, он закончил в считанные часы.

Николай даже обиделся, когда я предложила ему деньги:

– Думаешь, я ради денег к тебе пришел? Ты лучше ответь: это правда, что есть загробная жизнь?

– Правда.

– Вот ты в церковь ходишь, свечки ставишь, – смущенно забормотал он и оборвал сам себя. – Прощай, соседка. Не поминай лихом, и прошу тебя: долго живи.

Николай умер в ту же ночь. Отпели его дома, и поминки были богатые. Позже дом, действительно, продали, но ни жена, ни дети в церковь так и не зашли.

И вдруг вспомнилось, как Николай, стесняясь, говорил про свечки в церкви. Вдруг и за него кто-то поставит свечу? За благодетелей, учит Церковь, надо молиться. И я поминаю на панихидах труженика Николая, затеплив в память о нем свечу.

***

Вторая история про дрова. Опростоволосилась я с дровами. Умные люди покупают дрова с весны, чтобы просохли за лето. А у меня то денег не было, то были в продаже лишь осиновые дрова, а от них мало тепла. Короче, только в середине сентября рычащий самосвал вывалил перед домом семь кубометров отличных березовых дров, распиленных на метровки. Но метровое полено в печку не засунешь, а сентябрь выдался холодный. По утрам трава была в инее, шли проливные дожди, и мы мерзли в сыром нетопленном доме.

Раньше проблем с дровами не было: в деревню часто приходили шабашники с бензопилой и спрашивали по домам, кому пилить дрова. Теперь племя шабашников почему-то вымерло, и пилить дрова стало некому.

Наши соседи уже топили и сочувствовали нам. Вдруг прибегает соседка Ирина и говорит:

– У Володи Бокова шабашник дрова пилит. Беги скорей и зови к себе.

Прибегаю, а шабашник уже укладывает свою бензопилу в багажник джипа. Умоляю, обещаю заплатить втридорога и даже кашляю для наглядности, поскольку простужена уже всерьез.

– Простите, но я не по этой части. Рад бы помочь, да времени нет, – ответил приезжий, но почему-то спросил: – Вам действительно некому помочь?

– Совсем некому.

На следующее утро просыпаюсь от звука бензопилы. Туман такой, что в двух шагах ничего не видно. Иду на звук бензопилы, а там вчерашний шабашник Степан и подсобный рабочий пилят мои дрова. Бензопила у Степана – заморская игрушечка и режет березу, как масло нож. Так быстро распиливает, что даже не верится, и рабочий едва успевает подкладывать на козлы очередную метровку.

– Не удержался, купил бензопилу в Швеции за тысячу долларов, – улыбнулся Степан. – Мы там их технологии изучали.

Оказалось, что Степан – предприниматель с маслозавода, входящего в объединение «Козельское молоко». А продукция этой фирмы такова, что москвичи, приезжающие в Оптину помолиться, буквально сметают ее с прилавков. Моя московская подруга Марина затоваривается всегда под завязку и говорит так:

– Вы здесь живете и своего счастья не знаете. У вас есть настоящее сливочное масло и живое натуральное молоко. А у нас молоко – это порошок с консервантами, разведенный водой. И сливочное масло лишь по названию сливочное, а по сути маргарин с добавлением очень дешевых и вредных технических жиров. Бизнес, прибыль, а дети аллергики! Вот и везу себе и соседям, сколько в силах увезти.

К сожалению, и у нас в городе козельское масло и молоко можно купить лишь до полудня, а ближе к вечеру – шаром покати. Нет, молочной продукции в магазинах полно, но после козельского молока другого не хочется.

– Знали бы вы, каким трудом всё давалось! – рассказывал Степан. – И дело ведь не только в новейших технологиях. Что корова ест, то в молоке и есть. А у нас заливные луга, трава богатая, сочная. Думаете, получится такое молоко, если давать корове комбикорм с химикатами? На Западе, чтобы выжить, приходится химичить. А у нас честное молоко.

Работа была уже закончена, когда перед началом Литургии в монастыре ударили в колокола.

– Хорошо у вас в Оптиной, уезжать не хочется, – сказал Степан и вдруг спросил: – А вы каждый день ходите в храм?

– О, если бы! Не всегда получается.

– А я, к сожалению, редко хожу. Хочу ходить чаще, а не получается. Дел такой наворот, что не помнишь себя.

От денег Степан наотрез отказался, попросив, если можно, заплатить рабочему. Но и тот не взял деньги, сказал добродушно: «Мы ведь бесплатно, чтобы людям помочь».

В густом тумане колокольня была неразличима, и колокола звонили, казалось, уже не на земле, а откуда-то с неба – из вечности. Мы стояли, заслушавшись.

На другой день в машину Степана врезался КАМАЗ. За его гробом, рассказывали, шли сотни людей, а на поминках говорили, что такие люди, как Степан, – это совесть России. Работал он много, трудно и честно. Жил скромнее своих рабочих, но щедро благотворил церквям и помогал многодетным семьям.

Мне же навсегда запомнилось то туманное утро, когда накануне смерти крайне занятой человек приехал пилить дрова незнакомым людям, потому что нам некому было помочь. Такое бывает, и я не раз наблюдала: душа что-то чувствует перед смертью и хочет утешить живых. Упокой, Господи, раба Твоего Степана и сотвори ему вечную память!

16

священник Димитрий Беженарь (фрагмент ответа по ссылке http://tv-soyuz.ru/qna/kak-pravilno-pom … ristianski ):

Мы должны помнить, что Господь предоставил нам уникальную возможность помочь нашим усопшим близким. Наша молитва может изменить их посмертную участь.

Преподобный Паисий Святогорец говорил: «Самая лучшая панихида по усопшим — исправление собственной жизни». Тогда наши молитвы будут более богоугодными, будут приносить больше пользы. Собственное исправление делает душу более восприимчивой к благодати Божией, дает Господу больше прав вмешаться и помочь.

Большинство околоцерковных людей думает, что если прийти, подать записку, поставить свечу, небрежно перекреститься и уйти, то долг исполнен. Иной раз и сами не идут: просят соседку или родственника. Мы сами перейдем когда-то в вечность и будем нуждаться в молитве. Так что нужно исправлять свою жизнь.

17

Священник Павел Гумеров. Слово утешения http://www.pravoslavie.ru/put/45554.htm :

Свернутый текст

Не хочу же оставить вас, братия, в неведении об умерших,
дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды.
(1 Фес. 4: 13)

Мы можем сомневаться в чем угодно: будет завтра пасмурно или ясно, будем мы здоровы или заболеем, будем богаты или убоги, но в одном нет никакого сомнения – мы все рано или поздно предстанем пред Богом. Умирание есть «путь всея земли». Но, зная это, при потере близких людей мы все равно испытываем скорбь. И это по человеческому естеству понятно и объяснимо. Ведь даже когда мы просто расстаемся с любимыми на время, мы грустим, печалимся, проливаем слезы, и уж тем более, когда предстоит последнее расставание в земной жизни. Сам Господь Иисус Христос, когда пришел в дом Своего умершего друга Лазаря, воскорбел духом и прослезился, так Он любил его. Но люди верующие имеют великое утешение, которое помогает им пережить кончину близких, – молитву за своих усопших. И эта молитва, как нить, соединяет нас и мир людей, уже ушедших.

Каждый, кто теряет близкого человека, задается вопросом: «Что я могу еще сделать для своего любимого?» И действительно, когда наши близкие заболевают, мы спешим на помощь, идем в больницу, покупаем продукты, лекарства; если они находятся в какой-нибудь другой беде, тоже помогаем, чем можем. И в этом сочувствии выражается наша любовь, соболезнование им.

Но человек усопший не менее, а может быть, даже более нуждается в нашей заботе.

Человек не исчезает как личность со смертью мозга и остановкой сердца. Кроме тела (временной оболочки) он имеет вечную, бессмертную душу. «Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22: 32). И именно душа составляет сущность человека. И мы любим (если действительно любим) близкого не за красоту тела и физическую силу, а за качества души. Ум, доброта, характер, любовь – все это качества души нашего близкого, то, что составляет его образ. Тело есть одежда человека, оно стареет, болеет, изменяется, с ним происходят необратимые процессы. Иногда, глядя на останки, лежащие в гробу, мы не можем даже узнать в них знакомый облик, так изменяется покойник. А душа не имеет возраста, она бессмертна. Недаром говорят: «Он молод душой», – а человеку уже давно за 60.

Раз наш ближний бессмертен, он и там, за чертой земной жизни, нуждается в нашей помощи и поддержке. Итак, чего он от нас ждет, и чем мы можем помочь ему?

Ничто земное, конечно, уже не интересует усопших. Дорогие надгробия, пышные поминки и прочее не нужны им. Нужно им только одно – наша горячая молитва о упокоении их души и о прощении их вольных и невольных грехов. Сам умерший за себя помолиться уже не может. Святитель Феофан Затворник говорит, что усопшие нуждаются в молитвах, «как бедный в куске хлеба и чаше воды».

Молиться, каяться в грехах, приступать к таинствам Церкви мы должны в нашей земной жизни, и она дается нам как подготовка к вечной, а когда человек умирает, итог его жизни уже подведен, он не может никак изменить ее к лучшему. Усопший может только рассчитывать на молитвы Церкви и тех, кто знал и любил его при жизни. И по молитвам родственников, друзей Господь может переменить участь усопшего. Свидетельством этому – бесчисленные случаи из Предания церковного и житий святых. В древнем житии святителя Григория Двоеслова описан удивительный случай. Святитель возымел дерзновение молиться о упокоении жестокого гонителя христианства – императора Траяна. Но Траян ведь не только воздвиг гонения на христиан (ибо не ведал, что творил), он был справедливым и милосердным правителем, имел большую заботу о бедных своих подданных. Святитель Григорий узнал, что император защитил вдову в бедственном положении, и принял на себя подвиг молиться за него. От Бога ему было открыто, что молитва его принята. Пример этот (и многие другие) является большим утешением и окрыляет нас в наших молитвах за усопших. Даже если усопший был далек от Церкви, он может получить облегчение своей участи по усердной, слезной молитве близких.

Еще один очень важный момент: если человек, который ушел от нас, не жил церковной жизнью, или мы знаем, что жизнь его была далека от заповедей Божиих, любящие родные должны особенно внимательно отнестись к своей собственной душе. Мы все взаимосвязаны с родными, близкими, как части единого организма: «Страдает ли один член, страдают с ним все члены» (1 Кор. 12: 26). Если какой-то орган бездействует, у человека обостряются другие чувства, другие органы берут на себя дополнительную нагрузку, его функции. И если наш близкий не успел что-то сделать в духовной жизни, мы должны восполнить это за него. Этим мы будем спасать и свою душу и принесем великую пользу его душе. Есть такая военная песня о погибшем летчике, товарищ которого говорит, что он живет на земле «за себя и за того парня». И наша жизнь за других, в память кого-то может выразиться в нашей усердной молитве, в стяжании христианских добродетелей, в щедрой милостыни о поминовении усопшего.

Очень часто бывает и такое, что люди, которые очень редко ходили в храм, жили жизнью беспечной, мирской, потеряв близкого человека, приходят в Церковь и становятся настоящими православными христианами. Жизнь их полностью меняется, через скорбь они приходят к Богу. И, конечно, всю жизнь потом молятся за своих усопших родственников. Пути Господни неисповедимы.

Люди верующие и люди далекие от Церкви совершенно по-разному воспринимают потерю близких. Иногда случается присутствовать на поминках нецерковных людей и наблюдать, какое это тягостное зрелище. Однажды я участвовал в отпевании известного врача-нейрохирурга и очень хорошего человека. Господь забрал его еще нестарым, после внезапной скоротечной болезни, на пике его врачебной деятельности. И вот, когда начались траурные речи его коллег, можно было наблюдать, в какую растерянность и онемение повергает таинство смерти людей нецерковных. Почти все считали своим долгом начать слово примерно так: «Какая ужасная несправедливость… Как рано и внезапно покинул нас покойный… Как много он мог еще сделать» и т. д. Понятное дело, что такие речи не могут принести утешения родным и близким усопшего, скорее наоборот, еще более усугубят их скорбь. Даже если ты ни во что не веришь, ведь можно просто сказать добрые теплые слова в адрес друга и сослуживца. Отчего это происходит? Почему люди находятся в таком смятении перед лицом смерти и избегают даже упоминания, даже мысли о ней в повседневной жизни? От страха и неизвестности. Смерть страшит их, они не знают, что их ждет. Есть ли жизнь там? Или мы живем только здесь, в материальном мире? Как готовиться к смерти и относиться к ней, для неверующих – тайна за семью печатями. Даже обычное для официальных речей пожелание: «Пусть земля ему будет пухом», – таит в себе подспудный вопрос: неужели это все: тело в землю – и далее ничего?

Со смертью близких люди, далекие от веры, часто впадают в отчаяние, уныние, черную тоску. Все, жизнь кончилась, если моего любимого человека более нет, он перестал существовать, жизнь больше не имеет смысла. Нельзя сказать, что верующие не скорбят о кончине близких, но они относятся к смерти совсем по-другому. Христианская грусть светла, мы знаем, что человек живет вечно, что смерть – это только разлука, что его жизнь продолжается, но в ином качестве. Знаем, что мы связаны с усопшим узами молитвы и любви. Мы не можем сказать: «Был человек – и нет человека». Если мы любили ближнего при жизни, то и по смерти продолжаем любить его. «Любовь никогда не перестает», – говорит апостол Павел (1 Кор. 13: 8). Когда мне приходилось терять близких людей, у меня всегда оставалось ощущение разлуки, а не конца. Как будто они уехали куда-то очень далеко, но не навечно, не навсегда.

Чрезмерная скорбь еще потому недопустима, что она не только губит нашу собственную душу (уныние – один из восьми смертных грехов), но и не дает нам молиться за усопших. В душе человека унывающего образуется пустота, вакуум, он вообще не может ничего делать, тем более молиться. А ведь наш близкий так нуждается в нашей помощи! И унынием, депрессией, тоской мы не только не поможем ему, но и, быть может, принесем страдания. Ради близких мы должны взять себя в руки, сколько можно успокоиться и все наши силы вложить в молитву. Особенно до 40-го дня человек усопший нуждается в усердных молитвах.

Душа человеческая, покидая тело, испытывает беспокойство, страх: она привыкла обитать в своем доме долгие годы, она не знает, что ее ждет, куда определит ее Господь. После смерти человек дает ответ за всю свою жизнь, и здесь определяется его дальнейшая участь. И очень важно поддержать душу близкого человека поминовением на Божественной литургии, чтением Псалтири, келейным правилом.

Очень часто родственники покойного думают, что, если они не покажут окружающим свою скорбь, все подумают, что они не любили усопшего, и можно наблюдать иногда просто душераздирающее зрелище с истерикой, причитанием и воем над покойником. Особенно это практикуется в деревнях, где еще сохранились традиции особых плакальщиц. Люди сами доводят себя до полного исступления. Какая уж тут молитва?! Истинное горе, скорбь, как правило, проходят тихо и почти незаметно для других. Бывает, что люди, слишком убивающиеся и рыдающие по усопшему, на самом деле больше жалеют самих себя: какие они теперь бедные, несчастные и одинокие.

Все эти традиции достались нам в наследство от языческих обрядов и, конечно, несовместимы с Православием.

А нам, православным христианам, нужно растворять свою скорбь с христианской надеждой, что если мы будем сами спасаться и спасать своей молитвой наших близких, то, смеем верить, нам предстоит встреча с ними там, в иной жизни. А если они достигнут Царства Небесного, то обязательно будут молиться там за нас.

Суббота родительская 4-й седмицы Великого поста (подборка статей) http://www.pravoslavie.ru/put/1657.htm .

18

19

Для других - я "где-то кто-то":
не родная, и чужая,
то кукушка над болотом,
то былинка полевая...

Но когда я слышу: кто-то,
где-то тяжко умирает -
я не песня над болотом,
я ему душа родная,
я над ним тихонько плачу
в сердце тихою свечою...
потому, что нам иначе
не положено судьбою,
потому, что провожая,
я уже готовлю встречу,
потому, что не чужая,
потому, что...недалече.

Отредактировано Таня Р. (2015-04-01 14:32:10)

20

"Любящий душу свою погубит её; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит её в жизнь вечную. Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я, там и слуга Мой будет; и кто Мне служит, того почтит Отец Мой".
   Так как Господь был близок к страданиям и знал, что ученики исполнятся печали, посему говорит: вы нисколько не должны печалиться о смерти Моей. Ибо если и сами вы не умрете, то для вас не будет никакой пользы. Да и всякий вообще человек, который любит настоящую жизнь и любит свою душу, то есть исполняет её неуместные пожелания, когда угождает ей больше, чем должно, и не презирает смерти, - погубит её. А кто ненавидит её, то есть не служит ей и не преклоняется пред нею, тот сохранит её в жизнь Вечную.    Желая показать, сколь строгое отвращение должно иметь к похотениям души, сказал: кто ненавидит. Мы не можем ни видеть лица, ни слышать голоса ненавидимых нами: так же должны относиться и к неразумным пожеланиям души, то есть ненавидеть их совершенною ненавистью. Словами: кто ненавидит душу свою "в мире сем" - показывает временность дела. Заповедь сия казалась убийственною и несообразною с любовью к жизни. Он смягчил её прибавлением: "в мире сем". Я, говорит, не всегда повелеваю ненавидеть душу; но "в этом мире" неверном отвращайся её, когда она предписывает тебе "творить неподобное" (Рим. 1, 28). Прибавляет и пользу: "сохранит её в жизнь вечную"; возненавидишь на время, а сохранишь живой навеки для жизни божественной. Желая ещё более убедить их презирать настоящую жизнь и ободрить против смерти, говорит: "кто Мне служит, Мне да последует", пусть будет готов к смерти так же, как Я. Ибо говорит здесь, о последовании Себе на самом деле. Потом предлагает и утешение: "где Я, там и слуга Мой будет". Где же Христос? На небесах. Ибо небесное и земное противоположны между собой. Кто любит быть на земле, тот не будет на небе, а кто избегает земного и мира сего, тот будет высоко и на небесах. "Кто Мне служит, того почтит Отец Мой". Не сказал: Я почту его, но: "Отец". Сим показывает Свое сродство с Ним. Ибо истинный Отец удостоит его чести, как слугу Своего истинного Сына. Сим вместе показывает и то, что Он не противник Богу. Ибо Бог и Отец не почтил бы того слугу, который противится Ему. Итак, не будем поставлять любовь к душе своей в том, чтобы хранить её от опасностей за истину и не желать терпеть зла за добро; но, если мы слуги Христовы, отдадим её в опасности за истину и, без сомнения, будем в том же состоянии, в каком ныне Христос; не говорю в божеском достоинстве, ибо Он по Природе Бог, но в том, чем может украситься природа человеческая; ибо Он - Бог по Естеству, а мы боги - по усыновлению и по благодати.

  Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришёл. Отче! прославь имя Твое. Тогда пришёл с неба глас: и прославил, и ещё прославлю. Что это Он говорит? Кажется, Он противоречит Сам Себе. Выше Он, кажется, приготовлял других к смерти и убеждал ненавидеть душу, а теперь Он же, вблизи смерти, возмущается. Это прилично не увещевающему к смерти, а отвращающему от неё. Но если внимательно рассмотришь, то найдёшь, что самое возмущение Его есть увещание к презрению смерти. Дабы кто-нибудь не вздумал сказать, что Ему легко так любомудрствовать о смерти и других убеждать к терпению бедствий, когда Он Сам вне человеческих страданий и вне опасности, - Он показывает, что и Сам Он испытал свойственное людям и причастен нашего естества, хотя и без греха. Посему, хотя Он как Человек, по природе любящий жизнь, не желает смерти и возмущается, однако же не отказывается от неё, поколику она нужна для спасения мира. Для сего-то, говорит, на сей час Я и пришёл, чтобы воспринять смерть за всех. Сим ясно научает нас, чтобы и мы, хотя бы возмущались, хотя бы печалились, однако же смерти за истину не избегали бы. И Я, говорит, возмущаюсь, ибо Я поистине человек и попущаю природе Человеческой обнаруживать свойственное ей, однако же не говорю Отцу, чтобы Он избавил Меня от часа сего; но что говорю? "Отче! прославь имя Твое", то есть благоволи Мне воспринять крест и смерть за спасение всех. Смотри: смерть за истину Он назвал славою Божией. Посему и Отец говорит: "и прославил, и ещё прославлю"; прославил теми чудесами, которые Ты до Креста совершал во имя Мое; "и еще прославлю", совершив чрез Тебя чудеса на самом Кресте; а после погребения сделаю ещё более славным и Мое имя, и Тебя, воскресив Тебя и ниспослав Дух.

( Толкование Евангелия от Иоанна, гл 12, блаж. Феофилакта)

21

О страхе смерти https://elitsy.ru/patriarhkirill/136684/ .

Существует разное понимание смерти: одно, связанное с торжеством Богоматери, и другое, наше обыденное понимание смерти -- как трагический конец, как завершение всего. И вот перед этим трагическим концом человек испытывает животный страх -- страх смерти. «Страшиться будем смерти, доколе пребывать будем в грехе» - вот эта внутренняя связь между страхом смерти и грехом совершенно очевидна.

Если человек живет по закону плоти, если он грешит, если он никогда не думает о Боге, а ведь смерть заставляет его подумать о смысле своей жизни, о том, чем все закончится. Так вот, когда внутренне духовно не подготовленный человек, живущий в суете этого мира, связывающий только с этим миром ценности своей жизни, лицом к лицу встречается со смертью, то вот там страх и ужас. Он преодолевается покаянием, молитвой, победой над страстями, трудом, терпением и мирным духом, т.е. жизнью по заповедям Божьим.

Через опыт Церкви открывается нам великая истина о том, что религиозный образ жизни, христианский образ жизни -- это не только устроение блаженства и счастья в этой земной жизни, но это также преодоление страха смерти. Это восприятие смерти со спокойным, мирным состоянием духа. Такой взгляд на жизнь и на смерть означает величайшую силу человеческой личности.


О посмертных мытарствах http://tv-soyuz.ru/qna/o-posmertnyh-mytarstvah .

– Стоит ли верить свидетельствам людей, которые были на том свете в аду, в раю, видели Христа, сопровождают это отрывками из Библии, или все это выдумки?

- Это не выдумки, но надо понимать, что передать то, что человек видел, он может только через некие образы. А образы могут быть разной степени адекватности самому видению, поэтому, возможны расхождения.

- Во многом такие свидетельства совпадают по сути, а разнятся только по форме. Многих людей интересует, насколько достоверны, например, мытарства блаженной Феодоры и действительно ли они будут происходить?

-  Феодора – это тоже образ. Понятно, что ни о каких лягушках речи быть не может, но то, что блаженная Феодора переживала, видела этих лягушек – это вполне достоверно, это ее восприятие того, что она слышала. К примеру, мы рисуем изображение голубя, которое помещается над Царскими вратами. Но никакой голубь не спускался на Христа Спасителя в момент Его Крещения. Было что-то порхающее, светлое, как бы в виде голубя. Из того, что есть доступного в видении человека – это светлая птица примерно такого размера, мы материализуем это в образах и изображаем голубя. На самом деле это не орнитологическая проблема, это Дух Святой, Которому угодно было явиться в таком виде.

22

Таня Р. написал(а):

Для других - я "где-то кто-то":
не родная, и чужая,
то кукушка над болотом,
то былинка полевая...

Но когда я слышу: кто-то,
где-то тяжко умирает -
я не песня над болотом,
я ему душа родная,
я над ним тихонько плачу
в сердце тихою свечою...
потому, что нам иначе
не положено судьбою,
потому, что провожая,
я уже готовлю встречу,
потому, что не чужая,
потому, что...недалече.

Отредактировано Таня Р. (2015-04-01 11:32:10)

Танюша. А можно я помещу у себя на фейсбуке? - уж очень это промое-мое..

23

24

Светлана написал(а):

Таня Р. написал(а):

    Для других - я "где-то кто-то":
    не родная, и чужая,
    то кукушка над болотом,
    то былинка полевая...

    Но когда я слышу: кто-то,
    где-то тяжко умирает -
    я не песня над болотом,
    я ему душа родная,
    я над ним тихонько плачу
    в сердце тихою свечою...
    потому, что нам иначе
    не положено судьбою,
    потому, что провожая,
    я уже готовлю встречу,
    потому, что не чужая,
    потому, что...недалече.

    Отредактировано Таня Р. (2015-04-01 11:32:10)

Танюша. А можно я помещу у себя на фейсбуке? - уж очень это промое-мое..

Пожалуйста :)

25

Танюша. А автора указать Таня Р. ?

26

Светлана написал(а):

Танюша. А автора указать Таня Р. ?

Можно просто Татьяна

27

Православные просветительские курсы (ВИДЕО, ФОТО). Лекция 33. Будущая жизнь. Послесловие архимандрита Тихона http://www.pravoslavie.ru/put/79750.htm .

33 и последняя лекция «Будущая жизнь» в рамках Православных просветительских курсов «ПРАВОСЛАВИЕ» , проводимых Сретенским монастырем и Сретенской духовной семинарией, была прочитана протоиереем Вадимом Леоновым , преподавателем Сретенской духовной семинарии, кандидатом богословия.

В лекции рассмотрены следующие вопросы:

Душа за порогом смерти
Второе пришествие Христа
Страшный Суд
Вечные страдания и блаженство

После перерыва архимандрит Тихон (Шевкунов), ректор Сретенской духовной семинарии, подвел итоги проведённых в этом учебном году курсов.

Лекция протоиерея Вадима Леонова
(продолжительность: 1:18:10)

28

О мерти и жизни

29

Смерть, где твоё жало?

Смерть, не бойся, но страшись,
Что тебя не станет скоро.
Твоё горе - то не горе:
Ты была путёвкой в Жизнь!
Змий хотел себе раба -
Ядом отравил Адама,
Грех Адаму вырыл яму,
Где ждала нас Смерть рябА...

С головы и до хвоста
Змий хитёр был и искусен:
Думал, что убил Иисуса.
Только Тот возьми, да Вста:
Силой Божьею Воскрес,
Силой вражьей убиенный -
Человеку и Вселенной
Дал Христос Благий Конец:
Безконечное Блаженство
В Безконечном Совершенстве.

Там уже не будет смерти,
Горя, слёз! Уж вы Поверьте!

30

Свят таинственный Порог,
Да, порой, не свят итог...
Я грехом закланная,
Коль непокаянная...

31

32

http://www.orthodox-jerusalem.ru/load/h … /2-1-0-203

Православная Церковь имеет древний обычай приносить молитвы Богу за усопших в третий, девятый и сороковой дни после смерти. Поминают усопших и в день кончины ежегодно. Часто спрашивают, почему установлены именно эти дни. С таким вопросом Святой Макарий Александрийский обратился к ангелам, сопровождавшим его по пустыне. Ангел ответил: "Бог не попустил делать в Церкви Своей что-то ненужное и бесполезное, но устроил таинства и повелел совершать их.

В третий день, когда в Церкви возносится молитва, душа умершего получает от стерегущего ее Ангела облегчение в скорби, которая бывает от разлучения с телом, потому что славословие и приношение за нее в Церкви совершено, и появляется благая надежда. Два дня позволяется душе вместе с находящимися при ней Ангелами ходить по земле, где она хочет. Душа, любящая тело, скитается около дома, в котором разлучилась с телом, иногда около гроба. Добродетельная душа ходит по тем местам, где творила добрые, правые дела. В третий же день, в подражание Воскресшему Спасителю, душа возносится для поклонения Богу, и мы молимся, чтобы Христос, воскресший в третий день, воскресил для блаженной жизни душу усопшего. После поклонения Богу повелевается от Него показать душе красоту рая, удивляясь и прославляя Создателя своего - Бога, она изменяется и забывает скорбь, которую имела, находясь в теле. Но если душа виновна в грехах, то при виде наслаждений святых начинает скорбеть и укорять себя, сожалея, что большую часть жизни провела в беспечности и не послужила Богу как надо, чтобы удостоиться такой благодати.

В девятый день душа снова возносится Ангелами на поклонение Богу. В девятый день мы молим Господа, чтобы Он по молитвам и ходатайству девяти чинов Ангельских (Серафимов, Херувимов, Престолов, Господств, Cил, Властей, Начал, Архангелов и Ангелов) простил грехи умершему.

После вторичного поклонения Владыка Всех повелевает отвести душу в ад и показать ей мучения нечестивых. В аду душа пребывает тридцать дней, трепеща, чтобы не быть осужденной на заключение там.


В сороковой день
душа снова возносится на поклонение Богу, и тогда уже Судия определяет ей по делам ее место заключения на Своем частном Суде. И Церковь молится об умершем, чтобы Господь помог новопреставленному выдержать испытание на частном Суде Божием, и, чтобы Он в сороковой день, Вознесшийся на небо, вознес в небесные обители и душу умершего. Поэтому состояние душ людей умерших до всеобщего Воскресения, до второго пришествия Господа, неодинаково: души праведных находятся в соединении с Христом и в предначатии того блаженства, какое они получат после всеобщего Суда, души нераскаявшихся грешников - в мучительном состоянии.

Душам умерших в вере, но не принесших плодов, достойных покаяния, могут помочь молитвы родных и близких, их милостыни и благие дела. Поэтому, придя в Храм в третий, девятый, сороковой дни, в годовщину смерти, в день рождения умершего, в день его Ангела, нужно подавать записку об упокоении. До сорокового дня в записке нужно писать "новопреставленный (имя)".

Сорокоуст о упокоении

Можно заказать панихду. Панихидой называется моление об умерших. Панихиды совершаются и в доме, где находится тело умершего, и в Храме, и на могиле. На панихиде можно молиться об одном или нескольких усопших христианах. Чтобы заказать панихиду, надо обратиться за "свечной ящик" или к священнику. Можно отслужить литию по усопшим. Лития (греч. -"усиленное моление" ). Эта служба короче панихиды. Ее так же совершает священник по просьбе родственников перед выносом тела из дома, при встрече тела в притворе Храма, по возвращении родных в дом после погребения, на могиле и в Храме. В Храме лития совершается в дни Великого поста вместо панихиды. Как при литии, так и на панихиде в дни памяти усопших принято приносить и ставить на особом столике рядом с каноном коливо, иначе называемое кутией. Кутия - это вареная пшеница, смешанная с медом. Коливо служит напоминанием о воскресении умершего. Как зерно, которое для того, чтобы дать плод, должно оказаться в земле и истлеть, так и тело умершего предается земле, чтобы, истлев, в свое время восстать нетленным для будущей жизни. Мед знаменует духовную сладость благ Жизни Вечной. Сейчас вместо пшеницы используется вареный рис. Его или смешивают с изюмом, или украшают им кутию сверху, например в виде Креста. Кутия и другие приношения после панихиды благословляются священником и потом, либо на могиле, либо дома, прежде поминальной трапезы, раздаются понемногу пришедшим для поминания усопшего. Обычно усопших поминают чем-то сладким: кутией, киселем, медом, блинами и т. д.

Православная Церковь совершает особое поминовение усопших православных (крещенных) христиан в течение года несколько раз. Такие поминовения называются Вселенскими панихидами или Родительскими (суббота перед Масленицей, субботы второй, третьей и четвертой недель Великого Поста, суббота перед днем Святой Троицы, суббота перед днем памяти св. Димитрия Солунского (8 ноября н. ст. ). Поминовение воинов совершается в день Усекновения главы св. Иоанна Предтечи (11 сентября н. cт. )

И ещё одно поминовение усопших совершается на 2-й неделе после Пасхи - в понедельник или во вторник. Совершается оно с благочестивым намерением разделить великую радость Светлого Воскресения Христова и с умершими, отсюда и название "Радоница", когда православные христиане спешат приветствовать радостным "Христос Воскресе!" усопших. Именно на Радоницу (а не в день Святой Пасхи) посещают могилы близких родственников. Приводить могилы в порядок надо заранее или потом, но никак не в день Христова Воскресения (на Радоницу убираться тоже не следует). Это грех, оскорбление и неуважение праздника праздников. Мы ведь приходим возвестить радость, что Христос воскрес, пропеть тропарь праздника, посидеть, поразмышлять о своей жизни, мысленно пообщаться с покойным. Не надо оставлять на могиле яйца, конфеты, распивать спиртные напитки и оставлять их - это не христианский обычай.

Молитва об упокоении

В случае смерти православного христианина совершаются определённые обряды.

При отходе христианина из этого мира над ним читается особый канон, который называется "Канон молебный при разлучении душ от тела", или "отходной". После смерти тело умершего омывают водой, потом одевают в новые одежды. Одежда должна быть сообразна званию или служению умершего или просто белая. Если умер младенец, то надевают крестильную одежду.

Свеча о упокоении


Потом покойника кладут в гроб, на лоб возлагают венчик, т. е. бумажную ленту с изображением Иисуса Христа, Божией Матери и Иоанна Предтечи как знак победы усопшего над своими страстями и духовными врагами. На грудь кладут икону Спасителя или Божией Матери в знак того, что умерший веровал во Христа, предал Ему свою душу на Суд свою душу. На шею покойного обязательно надо надеть нательный крест, если такового нет. Тело умершего покрывают церковным покровом в знак того, что умерший находится под покровом Церкви. Если гроб стоит дома, его ставят посреди комнаты перед домашними иконами, обращая лицо умершего к выходу. Вокруг гроба с четырех сторон зажигают свечи в знак того, что умерший перешел в область света - в лучшую загробную жизнь. Затем при гробе начинают читать Псалтирь с прибавлением молитв об упокоении умершего. Псалтирь читается с момента смерти до отпевания. Последование и правило чтения Псалтири есть в молитвослове. Потом гроб с телом переносят в Храм для отпевания, при перенесении поют "Святый Боже". При желании и возможности можно оставить в Храме на ночь. Во время отпевания надо стоять к алтарю лицом или боком, чтобы видеть гроб, но не спиной, в левой руке держать свечу, а правой креститься. При отпевании все стоят с зажженными свечами и молятся не только об усопшем, но и о самих себе. После прочтения священником разрешительной молитвы свеча в руках покойного гасится и с разрешительной молитвой вкладывается в его правую руку. Свечи в руках родных и близких тоже гасятся в знак того, что земная жизнь, горящая как свеча, тоже должна потухнуть. Молящиеся просят Господа об упокоении новопреставленного, о поселении его в раю, где находятся праведники, где нет ни болезни, ни воздыхания. Потом родные и близкие подходят проститься с покойным - это последнее целование. Обычно целуют икону на груди покойного и в лоб, где венчик. Потом снова возвращаются на то место, где стояли во время отпевания. Родные при прощании и отпевании должны сдерживать свои эмоции. После прощания икона с груди покойного забирается, ее можно взять домой или оставить в Храме до сорока дней, но после забрать домой и молиться перед ней.

Сорокоуст о упокоении

Покойного закрывают полностью покрывалом и священник посыпает его крестообразно землей, произнося: "Господня земля и исполнение ея, вселенная, и вси живущие на ней". Живые цветы, украшающие гроб, убираются. Если при жизни совершалось таинство елеосвящения (соборования), то священник возливает на тело покойного освященный елей с вином. Потом гроб закрывается крышкой и поется "Вечная память". После отпевания гроб переносится на кладбище и опускается в могилу (лицом к востоку). Когда гроб уже опущен в могилу, родные бросают землю на его крышку по горсти земли. Деньги в могилу не бросают - это языческий обычай, а не христианский. Когда могилу закопают, родные могут помянуть покойного кутией, конфетами. На могиле христианина ставится святой Крест как символ победы Христовой над смертью и адом.

Люди, покончившие жизнь самоубийством, лишаются отпевания, церковного погребения и молитвы за них. Но если есть свидетельство, что самоубийство произошло из-за потери рассудка (психического расстройства), то с этим документом надо пойти в Патриархию или в Епархиальное управление и взять у правящего архиерея разрешение на отпевание. В других случаях Церковь не приносит молитв за нераскаявшихся грешников и самоубийц, потому что, находясь в состоянии отчаяния, упорства и ожесточения, во зле, они оказываются виновными в грехах против Святого Духа, которые по учению Христову не простятся ни в сей век, ни в будущий.


Над умершими крещеными младенцами
(до семи лет) совершается особое отпевание, как над непорочными и безгрешными и которых Церковь просит сподобить Царствия Небесного. Над младенцами некрещенными отпевание не совершается (над взрослыми тоже), так как они не очищены от прародительского греха. Но они не накажутся и не прославятся.

Отпевание можно совершать заочно. Для этого следует прийти в Храм и оформить заочное отпевание. На руки родным даются разрешительная молитва с венчиком и земля. Венчик кладут на лоб усопшему, молитву вкладывают в правую руку, на шею одевают крест, если такового нет, на грудь ставят икону. После прощания икону забирают, лицо закрывают покрывалом и крестообразно посыпают это покрывало землей. Эту землю можно держать дома, этого бояться не нужно.

Для христианина важнее подать записки о здравии или о упокоении с просфорой к Божественной Литургии и самому молитвенно участвовать в службе, а не уходить с неё.

Сорокоуст о упокоении

Важнейшая церковная молитва за живых и усопших совершается за проскомидией, которая совершается перед литургией во время чтения часов. Записки с именами подают в "свечной ящик", оттуда их несут в алтарь вместе с просфорами. Священник читает записки и вынимает "поминальные" частицы из просфор. В конце обедни просфоры возвращают в "свечной ящик", откуда их можно взять потом. Просфоры либо съедают сразу, либо разделяют на несколько дней и употребляют дома со Святой водой натощак и так, чтобы ни одна крошка не упала на пол и не была попрана ногами. Просфора - это небольшой круглый хлеб с изображением Креста и надписью "IС ХC NI КА" ("Иисус Христос побеждает"). Просфора (греч. - приношение ) изготавливается из пшеничной муки, заквашенной на дрожжах. Состоит из двух кружочков, которые готовят отдельно и затем соединяют, прилепляя один к одному. Двухсоставность просфоры означает, что Божество и человечество в Иисусе Христе между собой нераздельны и неслиянны, как и кружочки в просфоре. Из просфор вынимают(вырезают) частички, и священник поминает (называет имена) тех, о ком просят помолиться в записках. Все вынутые из просфор частицы полагаются около Агнца на дискосе и в конце обедни соединяются в Чаше со Святыми Дарами - Телом и Кровью Христовыми. Через такое соединение живые и мертвые получают ослабление грехов и жизнь

33

О земном и о Небесном. Об аде и о надежде спастись.
Беседа с архиепископом Пятигорским и Черкесским Феофилактом. http://tv-soyuz.ru/peredachi/o-zemnom-i-o-nebesnom27 .

34

35

Самоубийство...Если это глупость, как о. Димитрий сказал, то не может Бог, Который видит эту глупость, не учесть её...

36

Взаимная любовь...

Родился Пушкин летом,
А умирал зимой.
Был человек поэтом,
И осень золотой
Назвал, а лето - красным,
А белою - зиму.
Весной томился страшно,
Не зная почему...

И осень золотила
Его житьё-бытьё...
Она его любила,
а он любил её.
Она о нём всё знала,
По имени звала,
Грехов не поминала.
Лишь Осенью была...

Однажды ей сказали,
Что скоро он умрёт.
Исполнившись печали
Зиме сказала: "Вот,
Возьми его, подруга,
К себе и упокой,
От мира белой въюгой,
Жестокого, укрой...

Успел он насладиться
На жизненном пиру,
Но не сумел ужиться.
Он клёном на ветру
Тряхнул главой курчавой,
Он песни сердцем пел,
И левую звать правой
Упрямо не хотел."

"О, мой певец сердешный,
Я для тебя, любя,
Красавицей нездешней
Принаряжу себя,
И в Петербург туманный
Из Болдина приду,
И уврачую раны,
И отведу беду!
Приду!"...

Но опоздала...
Припомнились грехи...
Его рука писала
Последние стихи.

С тех пор меж красным летом
И белою зимой
Слетает дух поэта
К подруге золотой!

Отредактировано Таня Р. (2015-09-17 00:46:12)

37

Свет невечерний. Христианский трагический оптимизм. Принятие смерти http://tv-soyuz.ru/peredachi/svet-nevecherniy71 :

38

архиепископ Иоанн (Шаховской). Апокалипсис мелкого греха.  АГОНИЯ ОДИНОЧЕСТВА (пневматология страха) http://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Shahovs … -grekha/10 :

... Нельзя изобразить, сколь возвышен уход, из этого мира, очистившегося, оправдавшегося, все страхи перешедшего человека.
   Вступившая на порог иного мира душа, приготовившаяся к последнему своему пути, не страшится потери себя — и всего — в Боге. С торжественной строгостью, и уже ангельским бесстрашием, она отстраняет от себя неуместную, в эту торжественную минуту, плотскую скорбь родственников, проявление их недостаточной любви к Богу и к ней. Она хочет от присутствующих, при ее исходе в иной мир, только молитвы, безмолвия и благоговения. Стоящая на грани нового, великого мира, она знает, что ничто человеческое уже не должно развлекать или удерживать ее. ...

39

Самолёт летел как палка
прямо вниз,
как израненная галка
о карниз...

Господи, да что же будет!
Ну, защити!
Господи, да там же люди...
Ну, помоги!
Господи, Ты не поможешь
Своей Рукой?

Господи, помилуй, Боже,
и упокой...

40

Момент истины

Свадьба: танцы, веселье, гуляние,
Радость праздника. Входит старик,
Поздравляет, и вдруг: "Покаяние
Не забудьте, робяты!". И зник.

Годы шли: всё труды да старания,
Двор широк и добро при дворе,
Только не было там покаяния.
Вот и жёнка лежит на одре...

Умирает, вздыхая в стороночку,
Но припомнив о чём-то, глаза
Вдруг открыла она потихонечку,
Словно хочет чего-то сказать.

Пальцем тычет на горку хрустальную,
Где средь рюмочек, ваз образок
Приютился. Старуха печальная
На его обратила глазок,

Что-то силится, тужится квёлая.
А душа и горит, и болит.
Вспоминается свадьба весёлая
И слова , что старик говорит....


Вы здесь » БЫТЬ! » Всё о Вере. » О смерти