БЫТЬ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БЫТЬ! » История, документы, воспоминания... » Пыльцын Александр Васильевич


Пыльцын Александр Васильевич

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Пыльцын Александр Васильевич

http://sa.uploads.ru/BW6hl.jpg

.. даже не услышал, а скорее почувствовал, будто огромный цыганский кнут неестественно громко щелкнул у моего правого уха и... я мгновенно провалился в черный омут без ощущений его размеров.. успел молниеносно осознать только одно: меня убили. И все...
.. Разные люди так рассказывали Рите о моей "гибели": Жора Сергеев, будучи сам уже раненым и наблюдавший с того берега в бинокль за нашими действиями по захвату плацдарма, говорил так: "Я видел очень хорошо. Он упал в воду. Погиб..."; мой "кухонный" боец Путря: "Дочка, все: я видел сам, он упал в воду, его потащило за лодкой"..

А. Пыльцын, Штрафбат

Воспоминания ветеранов - Александр Пыльцын (командир штрафбата)
Фильм А. Голубкина "Штраф- батя"

Отредактировано Николаев (2014-11-14 13:45:11)

2

Спасибо, Кирилл.

3

Интересная тема!

4

Диакон Владимир Василик. Преступление и наказание на войне, или Правда о штрафбатах
Беседа с генерал-майором, ветераном Великой Отечественной войны Александром Васильевичем Пыльцыным http://www.pravoslavie.ru/103283.html :

Свернутый текст

Осенью 2016 года в издательстве «Алетейя» вышла новая книга ветерана Великой Отечественной войны, генерал-майора Александра Васильевича Пыльцына «Штрафбат. Наказание, искупление». Мы встретились с Александром Васильевичем, провоевавшим в 8 штрафном батальоне с декабря 1943-го по май 1945-го, чтобы поговорить о тех мифах о Великой Отечественной вообще и штрафбатах в частности, которые вошли в массовое сознание благодаря исторически недостоверным произведениям массовой культуры последнего времени.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102641/264104.b.jpg?0.0850065741813133
                               Командир роты штрафбата Александр Пыльцын

— Александр Васильевич, вы известны русскому читателю как герой войны, командир роты 8 штрафного батальона, а в настоящее время — историк штрафных батальонов. Из современной публицистики явствует, что якобы войну выиграли штрафные батальоны и штрафные роты. Каков их реальный вклад в Победу?

— Современные мифологи типа Володарского, автора фильма «Штрафбат», говорят о почти миллионе батальонов (!) штрафников. Вдумаемся: батальон — воинская единица в 600-800 человек. Значит, штрафников было несколько сотен миллионов или около миллиарда! В Советском Союзе никогда столько жителей не было! По официальной статистике, в Красной армии за всю войну прослужило 34 миллиона человек. Через штрафные формирования — роты и батальоны — прошло, как известно по архивным данным, всего 427 тысяч человек. Численность штрафных батальонов и штрафных рот на каждом фронте составляла в среднем 1,24% от числа всех служивших на нем красноармейцев. Так что можно сказать, что их общий вклад в Победу соразмерен этой величине. Другое дело, что штрафников часто посылали в самые опасные места, их задействовали в самой активной фазе наступательных операций, как например, наш 8-й штрафной батальон в окружении немцев под Брестом. Штрафникам, конечно же, больше доставалось. В масштабах дивизии или полка, куда, например, придавался штрафбат для выполнения определённой боевой задачи, вклад его, разумеется, больше, чем обычного стрелкового. За счет этого, наверное, можно этот вклад и увеличить, но по какому коэффициенту? Как это оценить? Наша Победа была общей, и я не стал бы ее делить — как не делил бы вклад пехоты, танкистов, артиллеристов, лётчиков...

— А каковы в среднем были потери штрафных батальонов?

— Статистика приводит такие данные. В среднем штрафной батальон терял в шесть раз больше, чем обычный стрелковый батальон. Но это, конечно, в среднем. Были случаи, когда мы теряли всего 2–3% численности, бывало, что и 80% (разумеется, сюда включаются не только убитые, но и раненые).

— Если не ошибаюсь, минимальные потери были во время легендарного рейда вашего 8 штрафного батальона в тыл немцев под Рогачевом в феврале 1944 г. К сожалению, в современной публицистике и кинематографии укоренилось представление, весьма смешное и печальное в силу своей извращенности, о том, что якобы штрафники не шли в бой без заградотрядов, без войск НКВД. Позвольте спросить, сколько заградительных отрядов сопровождало ваш батальон в тыл к немцам?

— Во время всей моей службы в 8 штрафном батальоне я никогда не видел заградотрядов позади наших боевых порядков. Не слышал, чтобы это было и в других штрафных батальонах, не было их и за штрафными ротами. В документах военного времени их присутствие позади штрафников и, тем более, их стрельба по своим же войскам также не отражены. Это — миф. Штрафники шли в бой не за страх, а за совесть. Так, во время рейда в тыл немецких войск под Рогачевым с нами не пошел даже единственный наш особист. Мы прекрасно воевали и без них: действовали так активно, что к концу третьего дня были израсходованы почти все боеприпасы. За время этого пятидневного рейда разгромили несколько штабов, уничтожили автоколонну, немецкую зенитную батарею и много чего другого.

Да и не только современная публицистика, кинематография или некоторые «писатели» продолжают «ставить» заградотряды за штрафниками. Развелись такого же пошиба войны не нюхавшие «поэты», которые неотступно видят вместо героики Великой Отечественной сплошные заградотряды.

Например, некий Ю. Арестов пишет: «И неотступно с нами рядом / неотвратимый смерти глаз, / ведь позади заградотрядом / наведены стволы на нас». Другой стихоплёт Д. Дарин убеждает, что заградотрядовцы дышали прямо в спину, почти в упор: «А до заградотряда одна спина всего». Есть ещё более одиозный Ю.Нестеренко, который называет себя русскоязычным американцем, «более не считающим себя русским». В его серии «антипобедных» стихов всё те же заградотряды: «И взрывы бомб не так страшны / как меткий взгляд заградотрядов, / в тебя упертый со спины».

Я привёл некоторые стихи «поэтов-заградотрядчиков», потому что они, к сожалению, иногда трогают души людей больше, чем правдивая, документально обоснованная проза.

— Если не ошибаюсь, под Рогачёвом ваш батальон освободил более тысячи человек, которых немцы угоняли в Германию.

— Да, на вторые сутки наши разведчики заметили большую группу женщин и мужчин, которых гнал на запад немецкий конвой. Мы уже знали, что немцы из оккупированных областей угоняют народ в рабство в Германию. Наш комбат Аркадий Александрович Осипов, которого все мы — и штрафники и их командиры — звали «батей», был родом из Рогачевского района и немедленно принял решение отбить у немцев своих земляков. Конвой был небольшим — 15 человек, с ним покончили быстро. Вскоре мы освободили ещё более 300 наших граждан, которых немцы под дулами автоматов пригнали рыть окопы. Почти все разошлось по своим деревням. Несколько женщин из числа тех, кого немцы пытались угнать в Германию, чтобы не демаскировать нас, одетых в белые маскировочные халаты, надели для маскировки свои рубахи поверх зипунов и шубеек, следовали за нами, боясь возвращаться по своим сёлам. Но их как ветром сдуло, когда начался бой с обнаруженной автоколонной немцев.

— И, разумеется, в этот рейд вы шли не с палками наголо, как показано в нашем кинематографе.

— Каких только глупостей и гадостей не придумают, лишь бы опорочить нашу Победу. И «трупами немцев завалили», и «кровью Европу залили»... Вот, к примеру, в одном фильме показали, что штрафники шли в бой с... черенками от лопат. Ничего глупее придумать не сумели. На самом деле, нам всегда выдавали современное вооружение, временами даже лучше, чем обычным стрелковым батальонам. Так, в рейде в немецкий тыл под Рогачевом нам был придан огнеметный взвод, который буквально испепелил немецкую зенитную батарею, поджигал технику в немецких колоннах.

— В немалой степени деятельность фальсификаторов истории поддерживается закрытостью архивов.

— Да, действительно. В свое время были открыты многие документы, связанные со штрафными батальонами, заградотрядами, СМЕРШем. Теперь, с открытием очень нужного и доступного многим интернет-ресурса «ОБД Мемориал», они вновь закрываются, снова их прячут, «секретят». Хотя, казалось бы, прошло более 70 лет, что скрывать? Вот и появляется полуправда, на которой творят своё грязное дело разного рода фальсификаторы.

— Хотелось бы вас спросить относительно героизма штрафбатовцев. Встречались ли подвиги, подобные поступку Александра Матросова, заслонившего своим телом амбразуру дота?

— Да, подобный случай имел место на Ленинградском фронте, в 14 Отдельном штрафном батальоне. 19 июля 1943 года бывший тогда штрафником командир взвода лейтенант Владимир Иванович Ермак во время боя в разведке, когда не удалось подавить пулемет противника, кинулся на амбразуру и упал на нее, ценой своей жизни обеспечив батальону выполнение задачи. Этого штрафбатовца представили к званию Героя Советского Союза — правда, как рядового. Действовало неписанное правило, по которому Герой Советского Союза, пусть и посмертно, не может быть штрафником. Этого табу придерживаются и сейчас даже в официальных документах о присвоении В.И. Ермаку этого высокого звания, хотя своим подвигом Владимир Иванович восстановил себя во всех офицерских правах. Секретность и еще раз секретность...

А о том, как воевали бойцы нашего 8 штрафного батальона, достаточно убедительно говорит следующий факт. За рогачевский рейд 600 из 800 человек были освобождены от наказания штрафбатом, причем без ранений. Чтобы добиться этого в обыкновенных условиях, надо было совершить нечто выдающееся. Многие штрафбатовцы даже после ранения не выходили из боя, не шли в медсанбат, хотя имели на это полное право, но оставались в строю из чувства боевого братства.

Я нашел в интернете сообщение о потрясающем случае. Штрафбатовец Белоножко, отбывавший наказание в штрафбате Волховского фронта, во время боя был ранен, у него почти полностью оторвало ступню. Так вот, он отрезал ее ножом, перетянул ногу бинтом и продолжал стрелять по противнику.

Наш штрафной батальон вместе с гвардейским стрелковым полком сдерживал натиск около 4 немецких дивизий, прорывавшихся из окружённого Бреста в июле 1944 года, и мы общими усилиями не дали им прорваться, несмотря на их перевес в силах.

Приведу несколько примеров из боёв за Брест. Штрафник Прохоров, будучи снайпером, за 26 июля уничтожил 15 гитлеровцев, ни на один шаг не отойдя от занимаемого рубежа. На следующий день был ранен, но поля боя не покинул, а уничтожил ещё 17 немцев. За эти подвиги он был награждён орденом Отечественной войны 2 степени.

Вот выписка из наградного листа на штрафника Воробьёва:

«В районе шоссе Брест–Варшава 26.7.44 гранатой уничтожил расчёт станкового пулемёта немцев. Будучи тяжело раненым, продолжал отстреливаться от наседающего противника...»

В боях за Брест я и сам был тяжело ранен. Из госпиталя возвращался вместе со штрафником нашего штрафбата, тоже закончившим лечение после тяжёлого ранения. Он мне рассказал, что он и его друг вначале были легко ранены, добрались до медпункта, им оказали нужную помощь, перевязали раны и предложили самостоятельно добраться до эвакопункта, с которого их отвезут в медсанбат. Но его друг заявил, что хочет вернуться в свой взвод и помогать боевым друзьям, которых из-за того, что оба они ранены, осталось меньше. Потом предложил идти с ним, заявив: «У тебя совесть-то, наверное, ещё не убита, а тоже только ранена!» И оба вернулись на линию огня, сражались, пока его друг, инициатор возвращения к боевым товарищам, не погиб, а мой собеседник получил второе, уже тяжёлое ранение, с которым и попал в госпиталь. Знаю, что при убытии из штрафбата в свою часть он был награждён медалью «За отвагу».

Вообще тогда досрочно, без ранений, только за боевые отличия были отчислены из штрафбата и восстановлены во всех офицерских правах 231 человек! То есть почти все, воевавшие за Брест. Командующий 70-й Армией генерал-полковник В.С. Попов по представлению комбата Осипова наградил орденами 13 штрафников, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» — 52 человека, всего 65 бывших штрафников получили правительственные награды.

И таких фактов, вопреки «знатокам» штрафбатов, было много.

— При этом вы скромно умалчиваете о себе. На мой взгляд, как минимум дважды вы заслужили звание Героя Советского Союза. Первый раз, когда на Наревском плацдарме подорвали «пантеру», второй раз, когда форсировали Одер 16 апреля 1945 года и были ранены.

— Не надо преувеличивать мои заслуги. За подбитый лично танк «Пантера» я был награжден должным образом — орденом Отечественной войны: именно так тогда награждали за подбитый танк. Что же касается форсирования Одера, то действительно: первым бойцам, форсировавшим водную преграду в боевой обстановке и удержавшим плацдарм, давали звание Героя Советского Союза. Я был тяжело ранен в голову, и начальству доложили, что я погиб. Тогда подали представление на Героя посмертно. Но когда обнаружилось, что я жив, решили наградить орденом Красного Знамени. Может быть, ради принципа: штрафбатовец, пусть и офицер постоянного состава, может стать Героем только посмертно, да и то как воин не штрафного подразделения. Таких примеров не единицы, в своих книгах я их привожу. В общем, точно не знаю. Но я нисколько не в обиде — главное, что тогда остался жив. Моей маме, Марии Даниловне Пыльцыной, к тому времени уже пришла похоронка на моих старших братьев. Видимо, Бог сохранил меня ей на утешение.

— Встает вопрос о вере на войне. Скажите, вы наблюдали проявления религиозности среди сослуживцев?

— В явном виде — нет. В штрафбате, как известно, служили только офицеры — и командиры, и проштрафившиеся, т.е. в значительной степени коммунисты или комсомольцы. К тому же окружающая обстановка была такова, что для верующих людей обнаруживать свою веру было затруднительно. Однако у многих, может быть, даже у большинства, по-видимому, была некая духовная опора, вера в Бога, что помогало сражаться, надеяться и выживать. Некая сокровенная вера у людей все же была. Даже я, хоть и крещёный, но школой и комсомолом воспитывавшийся в атеизме, свято верил, что какие-то Высшие силы вершат многое. Потом я понял, что это Тот Бог, во имя Которого я был крещен. Что именно Его силой я получал несмертельные ранения в миллиметрах от «летального» исхода. Что, не умея плавать, не утонул ни в Днепре, ни в Друти под Рогачёвом, ни в Припяти или в Западном Буге при операции «Багратион», ни в Висле, ни тем более — в Одере, где, теряя сознание при ранении в голову, успел подумать: «Слава Богу, убит, не утонул», так как всегда опасался именно этой смерти.

— В вашей книге рассматривается серьезный духовно-нравственный вопрос, поставленный еще в «Преступлении и наказании» Ф.М. Достоевского. Скажите, насколько, на ваш взгляд, наказание — пребывание в штрафбате от одного месяца до трех — было адекватно преступлению?

— Нельзя судить эпоху Великой Отечественной войны мерками мирного времени. Во время войны ситуация усложняется, степень ответственности, а значит, и наказания ужесточается, и то, что в мирной обстановке может оказаться простительным проступком, разгильдяйством, в ситуации войны часто оказывается самым настоящим преступлением. Например, часовой уснул на посту. В мирное время за это максимум полагается гауптвахта. А если он караулил склад с оружием во время войны, уснул, а враги или мародеры украли оружие? Или сбежал с порученного рубежа обороны? За это полагался трибунал, во многих случаях — и высшая мера. Законы военного времени суровы, временами жестоки, но адекватны войне. Кстати, и сам приказ Сталина №227 («Ни шагу назад») — пример тому.

В нашем (и не только) штрафном батальоне одно время около половины бойцов составляли «офицеры-окруженцы» — те, кто, оставшись в окружении, бежали из плена, но не вступили в партизанские отряды, не перешли линию фронта, а скрывались при немцах и дожидались возвращения наших. Рядовых «окруженцев», как правило, не отправляли в штрафные роты, а офицеров — на месяц-два-три (в зависимости от полученных сведений) направляли в штрафбат. Жестоко? Но, во-первых, с офицеров больший спрос, а во-вторых, зачастую невозможно было определить: а не перевербовался ли под немцами этот «окруженец», не послан ли с заданием? И на всякий случай, на реальную проверку их отправляли в штрафбат, поскольку в бою человек проверяется надежней всего. И, к сожалению, были — правда, очень редкие — случаи, когда штрафники дезертировали и даже перебегали к немцам. В нашем штрафбате генерал Рокоссовский разжаловал начальника штаба батальона из-за того, что тот не проверил донесения своих подчиненных, которые зачислили нескольких бойцов-изменников в списки убитых и раненых, в то время как те перешли на сторону врага.

Можно назвать и другие «пограничные случаи», например, когда начальники страдали из-за своих подчиненных. Например, в апреле 1945 г. в наш батальон поступил командир эскадрильи по фамилии Смешной. Он получил 2 месяца штрафбата за то, что во время перегона по воздуху новых самолётов из тыла на фронт один из его подчиненных то ли из-за ухарства, то ли из-за разгильдяйства не справился с управлением, разбил машину и погиб сам. На Одерском плацдарме Павел Смешной воевал очень достойно, уничтожил несколько танков, мощных огневых точек и немецких вояк, но героически погиб, прикрывая нас огнем. Я ходатайствовал о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Не дали. Комбат, комдив и командир корпуса согласились с этим, подписали наградной лист на Героя, но член Военного совета Армии, видимо, зная определённые условия присвоения этого высокого звания бойцам штрафных формирований, ограничился награждением Павла Антифиевича орденом Отечественной войны 1 степени.

А вот другой, достаточно колоритный случай с летчиком. Старший лейтенант Георгий Дмитриевич Костылев, Герой Советского Союза, во время короткого отпуска в блокадном Ленинграде в феврале 1943 г. попал в гости к майору-интенданту. Увидев изысканные яства, дорогие коллекционные вина, он вышел из себя. Мать Георгия Дмитриевича была блокадницей, многие родственники и друзья погибли от голода. В ярости Костылев вдребезги разнес это гнездо «пира во время чумы» и сильно избил майора-интенданта. За это попал в штрафбат на 2 месяца, хотя по справедливости туда надо было отправить майора-интенданта. Так бы и случилось, если бы Костылев сдал его в органы госбезопасности. Но не захотел — возможно, по благородству... Однако воинскую дисциплину никто не отменял, и Костылева не спасло даже звание Героя Советского Союза. Тем не менее, благородный гнев Георгия Дмитриевича был столь праведен, что Господь уберег его, и через некоторое время за боевые заслуги он досрочно вернулся в свою часть, примерно продолжив свою боевую службу командиром эскадрильи истребителей. За проявленное мужество Костылёву были возвращены все боевые награды, а вскоре и присвоено звание майора. С 1944 г. и до конца войны Костылёв служил в должности Главного инспектора ВВС Краснознамённого Балтийского флота. Это к тому, что пребывание в штрафбате не мешало впоследствии бывшим штрафникам.

— Однако были и несомненные случаи вины.

— Да, разумеется. В штрафбат попадали расхитители, проштрафившиеся интенданты, трусы. Был один случай в 1944 г., когда красноармейцы из маршевого пополнения, найдя неразорвавшуюся мину, по дури стали разбивать ей доски для костра. Она, естественно, взорвалась, погибло 4 человека, было ранено 9. Виновные в преступном бездействии и нераспорядительности офицеры пошли под суд и в штрафбат.

В результате то ли вредительства, то ли халатности и разгильдяйства в октябре 1942 г. в 58 гвардейском минометном полку (это знаменитые «Катюши») 80 процентов машин оказались неисправными и небоеспособными. Виновные были отправлены в штрафные части. Если учесть, что немцы в это время прорывались к Волге, мотивы такого решения станут понятными...

Но были же случаи, когда командиры дивизий и начальники более высокого ранга злоупотребляли данным им правом посылать провинившихся подчиненных офицеров в штрафбат без суда?

— Да, к сожалению, и такие случаи могли иметь место. Один из подобных был в нашем батальоне. 30 октября 1944 г. на Наревском плацдарме в моей роте погиб штрафник Родин — бывший майор, командир разведроты 4-й стрелковой Бежецкой дивизии. Направлен он был в штрафбат с формулировкой: «За трусость», но поверить в это я не могу. Родин до этого был награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалью «За отвагу». Трусам такого не давали. Сам он был богатырского сложения. Поскольку был направлен приказом командира дивизии, могу предположить, что между ними было какое-то личное столкновение. Вероятно, Родин отказался выполнять безнадежное и бессмысленное задание начальства по принципу: «Не поведу людей на убой». За это, возможно, и пострадал, погибнув при преодолении минного поля.

Но бывали случаи и другого рода, когда некоторые начальники попадали в штрафбат за самоуправство. Из архивного документа-шифровки известен случай, когда командир стрелковой роты старший лейтенант Лоза,

«...ночью проверяя посты в пьяном состоянии, обнаружил мл. сержанта Курловича спящим... Обзывая его “предателем и изменником”, под обнажённым оружием Лоза заставил Курловича раздеться, снять ботинки и обмотки и, направив в его спину оружие, под угрозой расстрела заставил бежать к немцам: “Ты, гад, Родину предал, беги голым к немцам. Ты все равно предатель”».

Тот под дулом пистолета голышом побежал к врагу. На другой день немцы с удовольствием передали через громкоговоритель об измене этого солдата, который выдал все, что знал: фамилии командиров, расположение частей и т.д. Понятно, какое впечатление это оказало на красноармейцев. Если бы не офицер, заставивший его бежать к немцам, этот солдат не стал бы изменником. Поэтому старшего лейтенанта Лозу осудили и направили к нам в штрафбат.

— Получается, он склонил подчиненного к измене Родине.

— Да, этот офицер спровоцировал преступление. Тут еще и алкоголь способствовал: как говорится, пьяный бес под руку толкнул... Такая нравственная, а точнее безнравственная цепочка выстраивается: пьянство, гордыня, желание унизить подчиненного при благовидной и не очень возможности и, как вы говорите, склонение ко греху. Но когда он попал в штрафбат перед нашим наступлением на немецкий Альтдамм, видимо, настолько прочувствовал и осознал свою вину, что воевал примерно и рискованно, постоянно рискуя жизнью. Из наградного листа штрафника Лозы:

«В боях за населённые пункты с 17 по 20 марта 1945 года, будучи стрелком, проявил мужество и отвагу, уничтожил 8 немецких солдат, занял 2 дома, захватил ручной пулемёт. Тов. Лоза достоин правительственной награды».

Приказом 61-й Армии награждён медалью «За отвагу». Побыв рядовым в штрафбате, этот офицер, видно, полностью осознал, что натворил, внутренне осудил своё неверное отношение к подчинённым, а может, и покаялся — если не перед Богом, то перед своей совестью.

— Александр Васильевич, благодарим вас за интересную беседу и столь информативную книгу, которую вы создали. Что бы вы пожелали читателям портала Православие.Ru в День Победы?

— Если говорить о создании книги, то мне хотелось бы сердечно поблагодарить не только своих друзей и всех добрых людей, помогавших мне финансово, но и сотрудников Архива Министерства обороны за неоценимую помощь. Они прислали по моей просьбе из Подольского архива ряд документов, которые подкрепили и подтвердили мои воспоминания.

Со своей стороны я сердечно поздравляю читателей портала Православие.Ru с великим Днем Победы, желаю крепкого здоровья и успехов, а также свято хранить память о Великой Отечественной войне и о всем светлом, что связано с великим подвигом нашего народа.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102641/264101.b.jpg?0.23137293647967438
                              Генерал-майор Александр Васильевич Пыльцын

5

Тема непростая. Фильм Штрафбат, мне понравился. Потому как Характеры там выписаны. Рельефно. Что до исторической правды...это художественный Вымысел. Не док фильм. А враньё всегда есть. Как и правда. Мерить процент правды? Так и ветераны о одном и том же могут иметь разное видение.
Пыльцын вот пишет, что в 6 раз большие потери были там, чем в рядовых частях...Значит шли на смерть! И это говорит обо всём. А загранотряды работали. В основном в 42 году. Читал и о этом.
А фильм прав в том, что жизнь штрафника мало что стоила. И за это вижу КОРЕННУЮ правду. Обухом не перешибить.

6

Таким макаром и "Матильду" оправдать можно: не документальный фильм, художественный. Хотя чисто с художественной точки зрения, соглашусь, "Штрафбат" снят талантливо.

Встретилось видео с Александром Васильевичем. Возможно, Кирилл выкладывал, но его ссылки у меня не открылись.

Существование заградотрядов "вообще", как понимаю, Пыльцин не отрицает.  Он говорит о том, что они в бой ходили не под дулом заградотрядов. А то читала цитату, что наши войска шли в атаку, лишь движимые ужасом перед заградотрядами - "отсюда и боеспособность наших доблестных войск". Жесть. Никогда бы на этом войну не выиграли. И как говорит, Александр Васильевич, как же мы воевали в тылу у немцев? Тоже, что-ли, с заградотрядами?

Сами по себе заградотряды не были изобретением тов. Сталина. И в годы ВОВ, как понимаю, выполняли различные функции.

Сейчас кто что только не пишет, если сам не работаешь в архивах, разобраться может быть сложно. Я постоянно пишу "по моему мнению", "как поняла", т.к. в истории не сильна, плюс могу неправильно понять человека. Поискала в сети, встретилась книга Юрия Викторовича Рубцова "Штрафники Великой Отечественной. В жизни и на экране" https://profilib.com/chtenie/154907/yur … ekrane.php  . Пока не читала, бегло просмотрела, там и про заградотряды есть. Автор, судя по справке из сети, человек компетентный: "полковник запаса, доктор исторических наук, профессор Военного университета министерства обороны РФ, академик Академии военных наук, член Международной ассоциации историков Второй мировой войны. Автор более 100 научных публикаций".

P.S. Взгляд на религию Александра Васильевича в 2016 г. похож на взгляды моих знакомых атеистов (фразы почти дословно совпадают). Их бы на беседу с проф. Осиповым.)))

Но в 2017 г. в интервью он говорит как верующий человек  https://pravoslavie.ru/103283.html :

Свернутый текст

— Встает вопрос о вере на войне. Скажите, вы наблюдали проявления религиозности среди сослуживцев?
— В явном виде — нет. В штрафбате, как известно, служили только офицеры — и командиры, и проштрафившиеся, т.е. в значительной степени коммунисты или комсомольцы. К тому же окружающая обстановка была такова, что для верующих людей обнаруживать свою веру было затруднительно. Однако у многих, может быть, даже у большинства, по-видимому, была некая духовная опора, вера в Бога, что помогало сражаться, надеяться и выживать. Некая сокровенная вера у людей все же была. Даже я, хоть и крещёный, но школой и комсомолом воспитывавшийся в атеизме, свято верил, что какие-то Высшие силы вершат многое. Потом я понял, что это Тот Бог, во имя Которого я был крещен. Что именно Его силой я получал несмертельные ранения в миллиметрах от «летального» исхода. Что, не умея плавать, не утонул ни в Днепре, ни в Друти под Рогачёвом, ни в Припяти или в Западном Буге при операции «Багратион», ни в Висле, ни тем более — в Одере, где, теряя сознание при ранении в голову, успел подумать: «Слава Богу, убит, не утонул», так как всегда опасался именно этой смерти.

Отредактировано Ольга79 (2018-05-08 16:30:37)

7

Матильда - пасквиль, как понимаю. Не видел. Но вероятно. Штрафбат при всех огрехах, нет. Повторюсь. Огромный процент погибших в них был. И бросали их не думая, в пекло.

8

И я при своем мнении остаюсь.)

Насчет "не думая", не факт. Как понимаю, где не было штрафников, те же задачи выполняли обычные подразделения. Т.е., штрафники не были люди второго сорта, специально отобранные для отправки на убой.

Как поняла, в "Штрафбате" получился винегрет из трех видов частей:
штрафбаты - в них попадали офицеры, уголовников не было
штрафные роты - рядовые, сержанты и уголовники
штурмовые батальоны - из офицеров, "находившихся некоторое время в плену или на оккупированной территории и не сумевших доказать своего участия в партизанских действиях против врага".

Ссылки добавлю, потом посмотрю:

про штрафные роты http://amarok-man.livejournal.com/454490.html
штурмовые батальоны http://narkompoisk.ru/arhivy-dokumenty- … armii.html

Отредактировано Ольга79 (2017-05-11 16:56:51)

9

Оля, я все же с мнением Андрея больше согласна. И заградотрядами пользовались, и под дулами своих же щли в атаку иногда (и не только штрафбаты) - всякое, думаю, было. Просто сейчас этому намеренно придается характер массовости, общности. Дескать, так и было, остальное - сказки.
Зачем? Ну ровняют же режим Сталина с режимом Гитлера - дескать, и то и другое - "обыкновенный фашизм". Ан нет. Слово фашизм раньше значило совсем не то, что значит теперь, и ровнять тоталитаризм с фашизмом станет либо не очень умный человек, либо умный, но тогда - намеренно. Свастика - давнишний символ - вообще в корне значение изменил и теперь иначе как негативно не воспринимается. История сама меняет смысл понятий (кучеряво я выразилась )))) Вот теперь, например, появился термин "колорады", и значит он совсем уже не то, что значил первоначально.

отрицать же то, что штрафбаты несли гораздо большие потери, чем основные войска, думаю, тоже не стОит.

З.Ы. ИМХО )))))

10

Да, в самое пекло. Первыми. С Ирой согласен. Много чего было. Да, солянка. Всё в кучу, что не соответсвовало реалии. Да, не было там батюшек...
Но это кино. Это допустимо. Там нигде НЕТ глумления. Нет чёрной лжи. Это как Образ. И уголовники были и паханы их. Кстати. После войны многих "паханов" убили уголовники. Ибо не по "понятиям
" Это тема! Кстати, совершенно нигде не открытая. Фильм о людях. О подлости, храбрости, глупости и патриотизме.
Не нравится он в основном людям из НКВД. Из системы.

А по совести...отзыв нужен от самих бывших штрафников...а не генералов - историков.  Глубоко убежден. Поискал в сети...одни командиры...верятно мало кому хочется это ворошить...

Отредактировано Андрей Кир (2017-05-11 18:29:09)

11

Ирина написал(а):

..отрицать же то, что штрафбаты несли гораздо большие потери, чем основные войска, думаю, тоже не стОит.

А этого никто не отрицает. 

Андрей Кир написал(а):

... Не нравится он в основном людям из НКВД. Из системы.

Откуда такие данные?

Андрей Кир написал(а):

А по совести...отзыв нужен от самих бывших штрафников...а не генералов - историков.  Глубоко убежден. Поискал в сети...одни командиры...верятно мало кому хочется это ворошить...


Военные историки и свидетельства рядовых изучали. В книге Рубцова список, есть штрафные рядовые:

В книге свидетельствуют[4]:
• П.С. Амосов, майор в отставке. Будучи командиром взвода, он был разжалован в рядовые и направлен в 15-й ОШБ 2-го Украинского фронта. Реабилитированным закончил войну в Германии (архив автора);
• С.Л. Ария, бывший штрафной рядовой 683-й ОШР Южного фронта (http: //www.world-war.ru/article_544.html);
• П Д. Бараболя, генерал-майор юстиции в отставке. Командовал пулеметным взводом в 610-й ОШР Волжской военной флотилии (В бой уходили штрафники. - В кн. "Живая память. Великая Отечественная: правда о войне. В 3 тт. Т. 1. М., 1995);
• АВ. Беляев, подполковник в отставке. Воевал на Западном фронте в качестве помощника начальника штаба 16~го ОШБ (архив автора);
• А.И. Бернштейн, офицер в отставке. С должности инженера полка аэростатов заграждения попал в штрафной батальон.
Восстановленный в звании и должности, завершил войну участием в Параде Победы на Красной площади {"Интерфакс Время", 2002,23 октября);
• В.И. Голубев, бывший штрафной рядовой (Великая Отечественная война: 1941-1945. Энциклопедия для школьников. М., 2001);
• Е.А. Гольбрайх, капитан в отставке, заместитель командира 163-й ОШР 51-й армии в 1944-1945 гг. К моменту назначения в штрафную роту успел повоевать под Сталинградом, освобождал Донбасс, Крым (Дуэль, 2005, №№ 41,43-45,47);
• Н.Г. Гудошников, капитан в отставке. Командуя взводом в 121-й ОШР 40-й армии Воронежского и 1 -го Украинского фронтов, прошел боевой путь от Курской дуги до Карпат (архив авторе
• Г.М. Дубинин, бывший штрафной рядовой 280-й ОШР 50-й армии 2-го Белорусского фронта (архив автора);
• В.В. Карпов, полковник в отставке. Бывший штрафной рядовой 45-й ОШР Калининского фронта. По освобождении воевал в полковой разведке, стал Героем Советского Союза (Труд, 2004,14 октября);
• М.Г. Ключко, офицер в отставке. Бывший командир взвода 322-й ОШР 28-й армии (Зеркало недели (Киев), 2000, № 20);
• И.И. Коржик, старший лейтенант в отставке. В составе ОШБ воевал рядовым на Ленинградском фронте (архив автора);
• А.В. Пыльцын, полковник в отставке. В годы войны воевал в 8-м ОШБ 1 -го Белорусского фронта командиром взвода и роты (Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина СПб, 2003);
• М .Т. Самохвалов, бывший сержант. Приказом командира дивизии был направлен в 226-ю ОШР на 2-м Белорусском фронте. Войну закончил на Эльбе (архив автора);
• Н.И. Сапрыгин, бывший сержант. Дважды направлялся в ОШР на 2-м Украинском и 2-м Прибалтийском фронтах, тал* же награжден орденом Славы 3-й степени (архив автора);
• Г.С. Слюдянин, полковник в отставке. Бывший начальник штаба 119-го запасного стрелкового полка Сибирского военного округа (архив автора);
• Н.И. Смирнов, офицер в отставке. С 1943 г. и до конца войны командовал ОШР, приданной 47-й армии (http://www.world-war.ru/printer_512.html);
• В.Г. Сорокин, капитан в отставке, бывший командир ОШБ на 1 -м Украинском фронте {архив автора);
• М.И. Сукнев, подполковник в отставке. Командиром ОШБ Волховского фронта назначен с должности командира стрелкового батальона 1349-го стрелкового полка 225-й стрелковой дивизии {Записки командира штрафбата. Воспоминания комбата. 1941-1945. М., 2006);
• Н. Тарасенко, подполковник в отставке, в штрафной батальон был направлен после осуждения военным трибуналом в декабре 1944 г. {Краснодар, 2005,11-11марта);
• И.Н. Третьяков, майор в отставке. Командовал 192-й ОШР 13-й армии 1 -го Украинского фронта, инвалид Великой Отечественной войны {архив автора).


Если имеешь ввиду под "генералами-историками" Пыльцина и тех, кто служил в штрафбате, а потом дослужился до высоких знаний, то в пору службы в штрафбате не все они находились на высоких должностях. И их свидетельства не менее ценные, чем свидетельства тех, кто не дослужился до высоких званий и не продолжил службу в армии.

Добавлю ссылку, возможно, дубль, потом разберусь:

Штрафбаты и заградотряды Красной Армии в годы Великой Отечественной войны http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia … cmsArticle .

Отредактировано Ольга79 (2017-05-12 19:27:19)

12

Спасибо, Оля!
Нет возможности просмотреть всё. Читал я воспоминания одного офицера из органов. Потому и сложилось мнение.
Да, конечно, многие прошли штрафбаты и стали обычными фронтовиками.

13

Благодаря тебе нашла ссылки, Андрюша. Сама, честно говоря, не все, что выкладывала, предварительно прочитала. Тоже времени не хватает. Короткие ссылки прочитала постепенно, теперь книгу Рубцова постараюсь одолеть.

14

Кстати, Андрюш, если найдешь положительный отзыв на "Штрафбат" ветерана, выложи ссылку, пожалуйста. Почитаю.

15

Протодиакон Владимир Василик. Штрафбатя. Памяти генерал-майора А.В. Пыльцына http://www.pravoslavie.ru/112775.html

Сегодня исполняется 40 дней со дня кончины Александра Васильевича Пыльцына – человека-легенды, последнего офицера штрафных батальонов, которого прозвали «Штрафбатей», автора десятка книг, посвященных штрафным батальонам. К прошлому Дню Победы Александр Васильевич дал обширное интервью протодиакону Владимиру Василику для сайта «Православие.Ru». Сегодня мы публикуем воспоминания отца Владимира о нем.


https://pravoslavie.ru/sas/image/102905/290538.b.jpg?5721211.jpg
Майор Александр Васильевич Пыльцын, командир роты автоматчиков 8-го ОШБ. 1945 г.
https://pravoslavie.ru/sas/image/102905/290537.b.jpg?0.23888062723208603.jpg
Генерал-майор А.В. Пыльцын

Свернутый текст

В ночь с 29 на 30 марта 2018 года скончался герой Великой Отечественной войны, командир роты 8-го штрафного батальона, генерал-майор в отставке, писатель, действительный член Академии военно-исторических наук, лауреат литературной премии им. маршала СССР Л.А. Говорова Александр Васильевич Пыльцын, человек удивительной судьбы. Он родился 18 ноября 1923 года, в семье железнодорожника. Его отец был арестован за неосторожные высказывания о правительстве и не вернулся из лагерей.

Тем не менее сыну «врага народа» не только дали возможность закончить школу, но и поступить во 2-е Владивостокское военно-пехотное училище в Комсомольске-на-Амуре, которое он окончил летом 1942 года. Однако, по собственному признанию Александра Васильевича, шлейф сына репрессированного тянулся за ним едва ли не до самого конца его службы в армии. С этим, возможно, было связано и его назначение офицером несменяемого состава 8-го отдельного штрафного батальона.

Первоначально планировалось отправить А.В. Пыльцына в Югославию, на укрепление Народно-освободительной армии Югославии. Однако, возможно, познакомившись с его документами, Особый отдел 2-й Краснознаменной армии Дальневосточного фронта решил иначе. Первая реакция младшего лейтенанта Пыльцына была: «За что?» Ему объяснили, что в постоянный состав штрафного батальона направляют лучших из лучших, что его не очень убедило.

Здесь необходимо сделать следующее разъяснение. К сожалению, благодаря некоторым борзописцам и кинематографистам сложилось мнение, что в штрафбаты мог попасть кто угодно – и солдаты, и офицеры, ну а шли туда в основном матерые уголовники. Это не соответствует действительности: в штрафные батальоны попадали только проштрафившиеся офицеры на срок от месяца до трех. На время пребывания в штрафбате с офицеров временно снималось их звание, они должны были воевать как обыкновенные рядовые. Однако после отбытия срока наказания либо после ранения или свершения подвига они восстанавливались в своих воинских званиях, к ним возвращались награды. К пребыванию в штрафном батальоне приговаривались за самые разные проступки, а вовсе не за тяжелые уголовные и тем более не за политические преступления (осужденным по 58-й статье путь в штрафбаты был заказан). Провинившиеся солдаты попадали в штрафные роты, а вовсе не в штрафные батальоны.

Александр Васильевич, став командиром роты 8-го отдельного штрафного батальона, делал что мог для облегчения жизни своих подчиненных (т.н. «переменного состава»). Он не упускал случая поставить начальство в известность о тех или иных героических поступках «переменников» и добиться для них снятия наказания, а при случае – и награждения их. Подчиненным он запомнился как требовательный, но заботливый командир, который воспитывал прежде всего своим личным примером: лейтенант, а затем и капитан Пыльцын в бою всегда был первым. С декабря 1943 по апрель 1945 года он был трижды ранен. Его второе ранение было ужасным: осколок пробил артерию в верхней части бедра. Лейтенанта Пыльцына спасли хладнокровие и выдержка: чтобы заткнуть рану, Александр использовал целую рубашку. Он, совершенно не умея плавать, переходил по льду зимой 1943–1944 годов коварную реку Друть, где едва не погиб; в апреле 1945 года форсировал Одер, хотя ему очень не хотелось утонуть. После тяжелого ранения в голову перед тем, как потерять сознание, он успел подумать: «Слава Богу, не утонул. Убит». Его девиз был таков: «Боишься – не делай. Делаешь – не бойся». С этим настроем он шел с гранатой против «пантеры» через минное поле в глубокий тыл к немцам. Подчиненные (а среди них были и сорокалетние отцы семейств) уважительно называли двадцатилетнего лейтенанта «Штрафбатя».

Опять-таки благодаря отечественным борзописцам сложилось убеждение, что штрафбатовцы воевали только под дулом пулеметов заградотрядов.

Уникальный поход всего 8-го штрафного батальона в тыл к немцам под Рогачевым в феврале 1944 года опровергает эту ложь. Свыше 800 человек во главе со своим командиром Аркадием Осиповым перешли линию фронта и несколько дней воевали в глубоком немецком тылу, разгромив несколько гарнизонов, уничтожили автоколонну, истребили несколько сотен гитлеровцев, сами же потеряв лишь 30 человек убитыми и 60 ранеными. И убитых, и раненых доставили назад через линию фронта. И какие, спрашивается, заградительные отряды пошли вслед за 8-м штрафным батальоном? 600 человек после этого рейда были освобождены от наказания досрочно, что опять-таки опровергает домыслы, будто из штрафного батальона была дорога только на тот свет. Даже малейшее ранение давало штрафнику возможность выйти из боя и освободиться от наказания. Однако сплошь да рядом они не пользовались этой льготой, но оставались в строю.

Бог хранил на войне Александра Васильевича. Приведем лишь несколько эпизодов. В своем рассказе об участии в операции «Багратион» он пишет следующее:

«Около дороги с обеих сторон фашисты установили больше двух десятков противопехотных мин. Не знаю, какая сверхъестественная сила уберегла меня лично на этот раз… Посудите сами: буквально за несколько минут до взрыва я почувствовал неловкость оттого, что висевший у меня на груди автомат своим круглым магазином на ходу набивал одно и то же место в нижней части груди. Заметив, что я то и дело поправляю автомат, мой ординарец Женя посоветовал мне подтянуть ремень, поднять автомат повыше, что я и сделал. И почти сразу же прогремел взрыв: один из многих стальных шариков этой мины угораздил в мой автомат. Если бы автомат оставался на прежнем месте, то солидная дырка в теле мне была бы обеспечена…»

Другой пример явного чуда:

«Во время перебежки меня сбросило на землю сильным ударом по ноге, еще не успевшей окрепнуть после подрыва на мине в обороне… Полез в сапог рукой проверить, нет ли крови, но наткнулся на непривычно изогнутую ложку из нержавейки. Оказывается, пуля была на излете и, уже не имея убойной силы, пробила сапоги, попав в ложку, всю свою энергию превратила в удар, сбивший меня с ног».

Но самым большим чудом явилось его спасение во время форсирования Одера, когда он получил третье «слепое пулевое ранение правой височно-теменной области». Пуля прошла в нескольких миллиметрах от жизненно важных центров. В бессознательном состоянии А.В. Пыльцын вместе с другими тяжелоранеными был положен в лодку, которой никто не управлял: ее могло прибить и к нашему берегу, и к немецкому. По Божию Промыслу, однако, лодка оказалась на нашем участке берега Одера. Александр Васильевич в полубессознательном состоянии смог доползти до нашего окопа, оповестить о раненых – и лишь после этого он провалился в забытье. И еще одно чудо: из этого небытия его вытащила его жена Маргарита, нашедшая его в госпитале.

После войны он многие годы служил в воздушно-десантных войсках, в том числе на Западной Украине. Неоднократно прыгал с парашюта, несмотря на старые раны. Служба протекала в непростой обстановке. Александр Васильевич вспоминал, что один водитель простодушно проговорился ему, что если вновь появится Бандера, то он и многие за ним пойдут, а пока что «година не пришла».

А.В. Пыльцын вышел в отставку в чине генерал-майора после войны и, будучи в отставке, задался целью восстановить правду о штрафных батальонах. Он остро ощущал несправедливость того, что произошло со штрафниками. С одной стороны, умалчивание о них официальной пропаганды в советский период: даже о Герое Советского Союза Владимире Ермаке, именем которого в Санкт-Петербурге названа улица, не полагалось говорить, что он совершил свой подвиг и погиб в штрафном батальоне. С другой стороны, в перестроечное время и в «лихие девяностые» вокруг темы штрафбатов поднялся целый ряд спекуляций и фальсификаций: о том, что якобы они были вооружены одними палками, что их в бой гнали очередями пулеметов в спину, что штрафбаты состояли из уголовников. Александр Васильевич поднял огромный мемуарный и документальный материал, издал целый ряд книг: «Штрафной удар», «Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина», «Штрафбат. Искупление через наказание» и другие. Благодаря этому было восстановлено доброе имя целого ряда героев Великой Отечественной войны.

Александр Васильевич, несмотря на свой тяжелый путь, был удивительным человеком, человеком широкой души, удивительной доброты. Следует открыть еще одну сторону его жизни: он был человеком верующим. Он постоянно говорил: «Благодарю Бога, что дал мне уцелеть на войне. Вероятно, он сохранил меня в утешение для моей матери – двое моих братьев погибли на войне, я уцелел». Мама Александра Васильевича Мария Даниловна была похоронена на Западной Украине, в 2008 году вандалы-националисты осквернили надгробье ее могилы только за то, что надпись была на русском языке.

Александр Васильевич часто говорил: «Я благодарю Бога, что дал мне дожить до таких лет». И эта благодарность Богу выражалась в частности в напряженной работе, плодом которой явилось 16 книг и десятки статей. Он торопился высказать все и оставить духовное завещание нам – урок мужества, верности и чести.

Александр Васильевич радостно праздновал православные праздники. Особо радостно было слышать в ответ на «Христос воскресе!» его мощный бас: «Воистину воскресе!» В последние годы жизни он много думал над духовными вопросами. Однажды он спросил меня, в чем смысл праздника Успения Богородицы, если речь идет о Ее смерти? И очень глубоко и радостно воспринял мой ответ: содержание праздника – торжество жизни над смертью, ибо Божия Матерь «по рождестве Дева и по смерти жива».

Александр Васильевич мне запомнился как титаническая фигура, человек огромного мужества, человек огромной веры, веры в будущее России, человек, который взыскивал справедливости и скорбел о многом из того, что совершалось и совершается до сих пор. Это действительно масштабная личность, и, конечно, скорбно, что мы теряем последних представителей той великой гвардии ветеранов, которая в свое время принесла нам Победу в Великой Отечественной войне, а потом отстраивала страну.

На Александра Васильевича очень многие равнялись и в России, и в Белоруссии, где он был почетным гражданином города Рогачева, и в других странах. На похоронах собралось более 100 человек, в том числе и представители администрации города Рогачева. Сейчас Александра Васильевича нет с нами, но верую, что его бессмертная душа пошла к Богу и получила достойную награду за все свои добрые дела.

Протодиакон Владимир Василик

8 мая 2018 г.


Вы здесь » БЫТЬ! » История, документы, воспоминания... » Пыльцын Александр Васильевич


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC